Главная > Книжная полка > Статьи о Кронштадте
Кронштадт
Символика  
История  
Музеи  
Форты  
Галереи  
 
Кронштадт
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка  
   
 

Кронштадт. Пожар 20 октября 1874 года.
 

 
 


      Крупнейший пожар в XIX веке постиг Кронштадт в ночь с 20 на 21 октября 1874 г.
      Статья из газеты «Кронштадтский Вестник» от 23 октября (4 ноября) 1874 года1),
      публикуемая ниже, является историческим документом, описывающим те события.
      Пожар уничтожил 119 домов, церковь, 2 часовни, Гостиный двор, 78 лавок.
      «...Из людей, найден один обгорелый труп неизвестного человека, повидимому матроса».

 

      Новое бедствие поразило Кронштадт. Вчера, в воскресенье, 20-го октября, в 81/2 часов вечера, при жёстком NW-те загорелся деревянный двуэтажный дом купца Гаврилова, расположенного на Александровской и Купеческой улице, близ крепостного вала и оборонительных казарм, у западной стены крепости, на ветре у всего города.
      При жестоком ветре, дом, в какие-нибудь десять минут, был объят пламенем и пожар с изумительною быстротою передан был на дом Богданова и другие соседние. Менее чем в четверть часа, весь квартал, между Владимирской и Высокой улицами, горел с невыразимою силою. Огненный дождь сыпался на весь город в виде громадных искр, долетавших по ветру до противоположной оконечности города у Петербургских ворот. Под влиянием жестоких порывов, по временамдоходивших до степени шторма, громадные головни отрывались от объятых пожаровм домов и летели на соседние здания. Пожар распространялся с изумительною быстротою.
      В 10 часов пламя достигло уже Посадской улицы и распространилось вширь по Владимирской, Высокой, Розовой, Купеческой и Берёзовой улицам, идущим параллельно направлению огня.
      В 111/2 часов горели уже дома на Господской, церковь Владимирской Божией Матери, и пожар, распространяясь с необычайной быстротой, грозил гостиному двору, рынку и Павловской улице. В начале второго часа, загорелся западный фасад гостиного двора и самый двор изнутри. Усилия пожарных и всех морских и сухопутных команд были не в состоянии удерживать огонь и были направлены на то, чтобы остановить дальнейшее распространение огня в сторону и прекратить движение огня у каменной стены морских казарм, известных под названием новослужительских флигелей.
      В 21/2 часа гостиный двор уже горел — первый новослужительский флигель и первый от собора офицерский, были в большой опасности. На дворе казарм горели баня и две кухни. В это время пожарные части работали на углу Владимирской и Господской улиц, удерживая пожар от распространения к северу и отстаивая бани Байкова и Бритнева и угловой дом купчихи Шляковой. Эти последние распоряжения способствовали ограничению пожара с юга. Сами жители и домовладельцы в то же время тушили надворные строения в доме почётного гражданина М. Н. Синебрюхова, что также способствовало к ограничению распространения пожара со стороны английской церкви, английского госпиталя и других зданий, расположенных по Посадской и Андреевской улицам. Главные же силы, состоявшие из четырех пожарных барказов, работавших в обводном канале, парового локомобиля2) и всех пожарных партий морских команд, употреблены были для возможного уменьшения огня восточного фаса гостиного двора и удерживания в границах пожара бани и кухонь первого служительского флигеля, в котором помещался второй флотский экипаж. Здесь находился военный губернатор и главный командир, вице-адмирал П. В. Казакевич, и здесь шла самая упорная борьба со страшным пожаром.
      В 4 часа весь гостиный двор и частью разобранные лавочки рынка у стенки были объяты всё сокрушающим пламенем, но стенка помогала удержать пожар построек внутри казарм. Эти постройки, совсем обгоревшие внутри, служили брандмауером и способствовали остановке огня от дальнейшего распространения.
      В 5 часов можно было уже надеяться, что пожар будет прекращен, а в исходе 6-го сделалось уже ясным, что дальнейшего распространения пожара ожидать нельзя. Почти в это же время получена была из Петербурга, от временно-управляющего Морским Министерством, генерал-адмирала С. С. Лесовского, телеграмма о посылке из Петербурга, с экстренным поездом, через Ораниенбаум, резервов двух Петербургских частей, в числе двух паровых труб и 7 бочек.
      
      С самого начала пожара, в 101/2 часов вечера, в виду громадной опасности, угрожавшей всему городу, главным командиром порта были сделаны следующие депеши, одинакового содержания, Е. И. Высочеству3) Великому Князю Генерал-Адмиралу Константину Николаевичу и временно-управляющему Морским Министерством генерал-адъютанту С. С. Лесовскому:

      
      «20-го октября, 10 час. 30 мин. При сильном NW ветре, горят улицы Берёзовая, Владимирская, Розовая, Купеческая, Посадская, Господская; пожар в сильной степени»
      
      «12 часов ночи. Пожар усиливается быстро и угрожает гостиному двору. Ветер сильный»
      
      «2 часа 35 минут утра. Гостиный двор горит; угрожает опасность новослужительским флигелям; при первом новослужительском флигеле горят баня и две кухни. Ветер сильный»
      
      «8 часов утра. Гостиный двор сгорел; при 1-м новослужительском флигеле сгорели бани и кухня со столовою; пожар остановили. В Ораниенбаум за пожарными посылаются пароходы»

      
      Последствием этих депеш была посылка резервов из Петербургских пожарных частей, которые прибыли в Кронштадт в 8-м часу утра, и приготовление выслать в Кронштадт ещё две пожарных части под личной командой свиты Е. И. В. генерал-майора Козлова, помощника С.-Петербургкого градоначальника. Последнее распоряжение, последовавшее в 7 часов 30 минут утра, было однакоже приостановлено, вследствие полученного известия из Кронштадта о том, что пожар остановлен.
      Наконец, сегодня утром, в 1 час 30 мин., на имя главного командира была получена, от Его Императорского Высочества Великого Князя Генерал-Адъютанта, следующая депеша:
      
      «Кронштадт.
      Главному Командиру.
      
      21-го октября, 1 час. 30 мин. пополудни. Открытие театра отмените; обратите всё ваше внимание на призрение погорельцев.
  «Константин»

      И вслед за тем, получено было известие, что Его Высочество изволил отменить свою поездку в Кронштадт.
      Исчислить все бедствия, происшедшие от пожара, в настоящее время ещё невозможно и, в общих чертах, мы скажем только, что сгорела одна церковь и 76 деревянных и 13 каменных домов с флигелями и жилыми помещениями. Так что всех сгорело до 119 жилых построек, расположенных на пространстве 13 000 квадратных сажен. Кроме того сгорел громадный корпус каменного гостиного двора с 50-ю лавками и все лавки, устроенные у стенки моских казарм. Из людей, найден один обгорелый труп неизвестного человека, повидимому матроса, и во время пожара оказалось несколько раненых и ушибленных нижних чинов.
      Бедствие, постигшее Кронштадт в ночь на 21-е октября, далеко превосходит всё то, что когда-либо случалось у нас. Убытки должны быть громадны, но материальные убытки ещё ничто в сравнении с тем страшным положением, в котором находится весьма значительная часть нашего городского населения, потерявшего кров и имущество. В сгоревших квартирах помещалось от 10 до 15 тысяч жителей. Весьма значительная часть из них до сих пор странствует около пепелища, посреди своей разбросанной рухляди и домашнего скарба. Положение многих в самом деле ужасно и необходима немедленная помощь, вследствие чего военный губернатор и главный командир уже сделал следующее распоряжение:
      
      «Приказ главного Командира Кронштадтского порта
       и кронштадтского военного губернатора.
       № 416. 21 октября 1874 г.
      
      Для оказания помощи и призрения пострадавших от вчерашнего пожара и некоторым оставшимся без крова, назначается комиссия под председательством начальника штаба моей свиты Его Вел. Контр-Адмирала Федоровского и членов: начальника строительной части генерал-майора Эйлера, командира 2-й бригады 37-й пехотной дивизии генерал-майора Глиноецкого, городского головы г. Коргуева, командира 3-го флотского экипажа, капитана 1-го ранга Асланбегова, помощника командира крепостной артиллерии полковника Полубинского, начальника крепостного и инженерного управления подполковника Заботкина, с участием секретаря Кронштадтского благотворительного Общества капитан-лейтенанта Рыкачёва, 1-го полицмейстера капитан-лейтенанта Головачёва. Делопроизводителем в комиссию эту назначается титулярный советник Рогозинский. На комиссию эту возлагается обязанность собрать полные сведения о лицах и семействах, имеющих настоятельную надобность в немедленном пособии и помощи продовольствием и помещением, и распределить те денежные и материальные средства, которые будут предоставлены на этот предмет комиссии.
      Комиссия эта завтра же откроет свои действия. Кроме того, в среду открыто будет экстренное заседание Думы. Как Дума, так и комиссия, вероятно не замедлят приёмом пожертвований для пострадавших от пожара. Министр внутренних дел, генерал-адъютант Тимашёв, как мы слышали, уже прислал 3 000 рублей, для организации первой помощи пострадавшим. Наконец, в ту минуту, когда мы кончаем эти строки, из Петербурга прибыл адъютант Е. И. В. Генерал-Адмирала, ротмистр Рамзай, для собрания точных сведений о пожаре и о пострадавших офицерах и чинах морского и сухопутного ведомств. Кроме того, ротмистру Рамзаю поручено сообщить, что офицерам и чинам морского ведомства, по приказанию Великого Князя, будет оказано вспомоществование и — собрать точные сведения о том, какие меры будут приняты для временного размещения пострадавших. Вследствие всего этого, в настоящее время уже собираются сведения о пострадавших во время пожара и вообще принимаются меры к временному их приюту.
      В заключение нам остаётся сообщить, что редакция "Кронштадтского Вестника", желая со своей стороны оказать возможное содействие делу собирания пожертвований, с разрешения начальства, открыает у себя подписку в пользу всех пострадавших от ужасного бедствия, посетившего наш город в ночь с 20-го на 21-е октября.
      Имена жертвователей будут печататься в нашей газете, а пожертвованные деньги будут передаваться в вышеозначенную комиссию.
      
  Кронштадт, 22-го октября».

      
      В дополнение к вышеприведённым сведениям, которые, особым прибавлением, были разосланы городским подписчикам ещё вчера, скажем, что резервы Петербургских пожарных частей отправлены обратно в Петербург вчера, в 5 часов вечера. Сегодня пожарище почти везде ещё дымится, не смотря на безостановочное действие нашей пожарной команды, паровых барказов и локомобиля. Последние действуют преимущественно у гостиного двора, который ещё вчера днём имел вид целого ряда кузниц с огроными горнами, пылающими огнём. Читатели знают уже, что из зданий морского ведомства сгорели баня и две кухни. находящихся на дворе 1-го служительского флигеля. Военно-сухопутное ведомство лишилось, не считая полковой церкви во имя Владимирской Божией Матери, двух деревянных домов (известных под №№ 5 и 7) и двухэтажного каменногодома (№ 9, на Купеческой улице) со службами. Сверх того, сгорели службы церковного дома и сараи.авесы и караульный домик на так называемом Чёрном дворе, где стояли обозы Самарского и Каспийского пехотных полков. Убытки военно-сухопутного ведомства, принимая в расчёт, что деревянные дома были ветхи, оцениваются приблизительно в 40 000 рублей.
      Печальное зрелище представляют собою сгоревшие кварталы города. Почерневшие остовы каменных домов, груды обгорелых кирпичей и разного мусора, обломки кровельного железа и отдельно стоящие печные трубы — единственные остатки деревянных жилищ, — все это производит самое тяжелое впечатление. А тут еще истомлённые, унылые лица погорельцев, отыскивающие среди хлама, разбросанного по улицам, кое-какое имущество, которое во время пожара удалось выбросить из квартир, или же просто слоняющихся около своих пепелищ, за неимением крова! Долго ещё жителям Кронштадта придется смотреть на эту картину разрушения, принесшую, как полагают, до двух миллионов убытка. Позднее время года и недостаточные средства домовладельцев не позволяют надеяться на скорую застройку выгоревшей местности.
      Ко всем вышенапечатанным сведениям о громадном пожаре 20-го октября, нам остаётся прибавить следующие общие статистические данные, собранные до сих пор. Сгорело жилых строений деревянных — 101, каменных — 18, церковь деревянная — 1 часовен — 2, гостиный двор и в нём 50 лавок, 78 лавочек у стенки казарм, кухня. Частные дома застрахованы за 480 тысяч рублей, гостиный двор с имуществом за 118 тыс. руб.; не застраховано 5 домов, 10 лавок и 78 лавочек.



      1)   «Кронштадтский Вестник», № 122 (1972), Среда, 23 октября (4 ноября) 1874 г..
      2)   Локомобиль — паровая передвижная установка для подачи (закачки) воды.
      3)   Е. И. В. — Его Императорское Высочество
 
  Новое бедствие поразило Кронштадт...

«Новое бедствие поразило Кронштадт...»

    Восстановленный Гостиный двор. Кронштадт.

Восстановленный Гостиный двор.
Фото начала XX века.

    План  кронштадтского водопровода генерал-майора Эйлера

План водопровода генерал-майора Н. Л. Эйлера,
который не был реализован.

    Кронштадт. Собор Владимирской иконы Божией Матери.

Собор Владимирской иконы Божией Матери
был построен вместо сгоревшей церкви.
1875—1880 г.

    Вид на восстановленные после пожара 1874 года кварталы Кронштадта.

Восстановленные кварталы города.
(вид с Андреевского собора, с открытки начапла XX в.)

    Губернатор Кронштадта Вице-Адмирал Пётр Васильевич Казакевич

Губернатор Кронштадта Вице-Адмирал 
Пётр Васильевич Казакевич
1871—1883 г.

    Огонь был остановлен у этого здания, бывшего 1-го служительского флигеля. Кронштадт.

Огонь был остановлен у этого здания,
бывшего 1-го служительского флигеля.

     
     
     
     
   
     
   © Кронштадт, Валерий Играев, 2009 г. kronstadt@list.ru