Форт 3-й южный «Граф Милютин». Кронштадт.
Кронштадт
Символика 
История 
Музеи 
Форты 
Галереи 
Главная  > Форты > Форт 3-й южный Граф Милютин
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка
  
  Южная морская батарея № 3 «Граф Милютин»
1879
 

             

 
   
 
  •  1808 г. — постройка временной батареи
  •  1856 г. — постройка временной батареи № 3
  •  1865 г. — решение о постройке новой батареи
  •  1868 г. — переименована в «Башенную»
  •  1873 г. — начало установки броневых башен
  •  1879 г. — вооружение батареи
  •  1880 г. — переименована в «Граф Милютин»
  •  1914 г. — перевооружение батареи
  •  1957 г. — разоружение форта

Карта Кронштадта. Форт 3-й южный «Граф Милютин»      
                   форт на плане Кронштадта
Южный форт № 3 Граф Милютин. Кронштадт.   
     
 
 
 

      Война с Англией подтолкнула в 1807–1808 гг. срочно укреплять крепость. В 1808 г. вдоль главного фарватера  возвели две деревянные батареи на сваях в 480 м южнее Рисбанка и 560 м западнее Цитадели, что укрепило тыловую позицию Рисбанка и расширяло зону действия артиллерии по вражеским кораблям. Батарея за Рисбанком имела бастионную конфигурацию, причем ее оборона предусматривала ведение огня по всем направлениям, включая и горжевую часть. Она была вооружена 19 орудиями. Строили обе батареи зимой со льда. Одновременно произвели и усиление Кроншлота.
 
      После Отечественной войны 1812 г., капитуляции Франции,  Кронштадтская крепость оказалась на заднем плане. В ней велись только работы по ремонту конструкций, разрушаемых стихией и временем.
 
      К строительству и укреплению фортов срочно вернулись в 1855 г., когда нависла угроза нападения Англо-французского флота в Крымскую войну. Оборону крепости осуществляли свайными подводными преградами, минными заграждениями, вооружением крепости. В срочном порядке стали возводиться морские номерные батареи.
      Морская батарея  № 3, занимала очень важную позицию в системе защиты фланга и тыла форта «Павел I». Рассматривались разные варианты ее строительства, но окончательное решение к лету 1856 г. так и не было принято. Судьба временной батареи № 3 определилась только в ноябре 1865 года во время посещения генерал-адъютанта Э. И. Тотлебена, – батарея превращалась в башенную, но не на прежнем месте, а выдвигалась к западу. Фактически, приступили к строительству новой батареи, с сохранением номера прежней батареи. В 1868 году строящуюся батарею по указу Императора переименовали в морскую южную батарею № 3 «Башенную»1.
 
      В 1868 г. развернулись на ней работы. Здесь срубили и установили все контрэскарпные, эскарпные и горжевые ряжи, а также устроили перемычки из двух рядов шпунтовых свай. Под фундамент казематированной постройки забили 5500 свай. Во рву на временном дощатом настиле построили бараки для рабочих, помещения для заведующих работами (дистанционных офицеров) и мастеров, склады и сараи для материалов. Внимательно следил за проектированием и ходом работ башенной батареи Э. И. Тотлебен: «…Товарищ Генерал-Инспектора по инженерной части в последнюю бытность в Кронштадте 22 и 23 Марта сего года, разсматривая утвержденные проектные чертежи вновь строящейся морской батареи с вращающимися железными башнями, изволил приказывать сделать к ним следующие изменения:
      1) на правой оконечности казематированной батареи поставить еще одну башню в ряду с прочими, для установки в ней 14-дюймового орудия Круппа;
      2) внутренний фасад казематированной постройки сделать симметричным;
      3) вследствие сего выходы в казематы выступной части сделать: в верхнем этаже из бокового коридора и хода вокруг башни, а в нижнем этаже через лестницу, устроенную под гранитною аппарелью…»; далее следовали  конкретные указания: «…прошу приступить к изготовлению подробной сметы на производство каменных и прочих работ… Составление сметы поручить военному инженеру капитану Заботкину.
                  Строитель крепости Свиты Его Величества
                  генерал-майор Зверев»1.
 
      Важность возведения башенной батареи сказывалась и на организации ее строительства. Большое внимание уделялось обследованию и контролю подводных гидротехнических работ, для чего был закуплен весьма дорогой водолазный аппарат стоимостью 1182 рубля 87 копеек; за 2500 талеров заказали на заводе Шварцкопфа (Германия) 12-сильный локомобиль.  Тщательность организации сказалась и в том, что уже в то время назначался офицер, ведавший противопожарной безопасностью; тогда им был инженер-подполковник Бубнов, состоявший при Кронштадтском крепостном инженерном управлении. Даже комплектованию стройки противопожарным инвентарем уделялось большое внимание: был закуплен дорогой брандспойт нового типа с заборным и поливочными шлангами, а также другое оборудование.
 
       Наиболее подробно и точно описан ход работ на башенной батарее в обширной переписке по производству оборонительных работ в Кронштадтской крепости с 1865 по 1878 г., а также в деле о возведении башенной морской батареи. Обратимся к этим интересным архивным документам.
      В январе 1869 г. Технический комитет Главного артиллерийского управления (ГАУ) определил размеры башен для установки в них 11-дюймовых орудий. Внутренний диаметр башни равнялся 7,8 м. Амбразуры имели ширину 70 см, высоту 115 см. Орудия выступали за габарит башни на 30 см, а их полный откат достигал 2,1 м. Наконец ГИУ завершило все проектные работы и выдало чертежи башен на Камский бронепрокатный завод Горного ведомства для исполнения заказа.
      Конструкция башни рассчитывалась так, чтобы она могла выдержать прямые попадания снарядов 14-дюймовых нарезных пушек. Снаружи она обшивалась броней толщиной 30 см, затем следовала прокладка из тикового дерева, а внутри – броня толщиной 7,5 и 5 см. Броня крепилась к коробчатому броневому железу болтами из броневой стали, которых на одну башню расходовалось больше тонны. На каждую башню затрачивалось около 212 т броневой стали и почти столько же простого железа в виде уголков, балок и листов, составлявших конструкции внутренних несущих и опорных частей башни. Кроме того, гласис каждой башни также защищался 7,5-см и 5-см броней. Стоимость постройки одной башни, металл которой весил более 500 т, превышала 250 тысяч рублей. В дальнейшем сметная стоимость башенной батареи достигнет 3 миллионов рублей.
      Вращение башен предусматривалось при помощи паровых машин, размещаемых в казематах под башнями; пар для них поступал из котельных, находившихся на флангах казематированной постройки. Полный оборот башня совершала за одну минуту, а в случае выхода из строя паровой машины – вручную – за три минуты. Снаряды весом 240 кг подавались к орудиям на высоту более 6 м также при помощи паровых машин1.
 
      В 1869 г. полностью забили 6653 сваи в основание казематированной каменной постройки под башнями. Между сваями на 195 см ниже ординара засыпали песок, сами сваи срезали на 105 см выше отсыпки, а пространство до их верха заполнили булыжным камнем на цементном растворе. По сваям уложили бетонный ростверк на портландском цементе толщиной от 90 до 135 см. На этом основании возвели фундамент высотой 210 см. Промежуток между каменной кладкой и перемычкой заполнили глиной на 90 см выше ординара. Воду при производстве работ постоянно откачивали металлической помпой, работавшей от локомобиля.
 
      Тем временем Кронштадтское крепостное инженерное управление откорректировало проект башенной батареи и направило его в ГИУ. После этого, 31 мая 1869 г., ГИУ направляет строителю крепости письмо, выдержки из которого приведены ниже:
      «Товарищ Его Императорского Высочества, Генерал-Инспектора по инженерной части, разсмотрев измененный по указанием его, Вашим Превосходительством проект морской южной батареи № 3 (башенной), признал необходимым сделать в нем еще следующие изменения:
      а) прибавить один каземат в левом плечном угле;
      б) вынести в наружу и уширить окружающую галерею…
      д) …увеличить высоту казематов, назначенных для помещения гарнизона, примерно до 14 фут для большего помещения в них нар в два яруса;
      е) распределить в погребах боевые заряды отдельно от разрывных снарядов;
      ж) в толще стены оставить отверстия для подъема зарядов и снарядов к батарее и в башни;
      з) устроить крытые хода вокруг башен с тыльной стороны, шириной от 3 и 4 фут, дабы иметь продольное сообщение вдоль брустверов и башен…»1
 
      Следует отметить, что перед наступлением зимы над завершенными каменными конструкциями башенной батареи возвели временную крышу, чтобы предохранить их от попадания влаги и размораживания. Такие защитные крыши возводились и в последующие годы.
      Столь же интенсивно продолжались работы по усилению Кронштадтской крепости и в 1870 г. Основным объектом являлась башенная батарея. В очередном отчете проделанные работы характеризуются следующим образом:
      «…окончена бутовая кладка  фундамента, поверх которой положен слой бетона из портландского цемента толщиною один фут, образующий полы во всех помещениях казематированной постройки… Выведены кирпичные стены и своды для 8 жилых казематов, для пороховых погребов, коридоров и стены цилиндрического основания под 6 железных башен; над сводами и в пазухах сделана разбутка с надлежащими скатами, а поверх внутренней фасадной стены положен гранитный кордон. Под… железные башни, поверх кирпичного цилиндрического основания, сделана выстилка гранитными лещадками и выведены гранитныя стены на высоту 9 фут. Облицовка наружной стены казематированной постройки гранитными камнями выведена на высоту 30 фут выше ординара с присыпкою землею к стене с наружной стороны. На выступных 2-х ярусных частях казематированной постройки, кирпичною кладкою, выведены стены обоих этажей, положены железныя балки для образования легких сводиков между этажами; сложены своды верхняго этажа с разбуткою пазух; гранитныя аппарели для подъема орудий и гранитныя лестницы выведены на половину их высоты…»
      Далее в отчете перечисляются работы по эскарпу и контрэскарпу, отсыпке земли в батарейный остров на высоту 2,1 м выше ординара, а также указывается, что броневая часть башен заказана на Камском бронепрокатном заводе Горного ведомства, а из обычного железа  – на Петербургском заводе Берда. В августе на Камский завод направили поручика Акимова «для наблюдения за выделкой брони для башен 12-дюймовой толстоты…»1
 
      1871 год стал годом завершения только основных строительных работ на башенной батарее. Об этом свидетельствует выдержка из годового отчета: «…На морской батарее № 3 (башенной) окончена кладка с гранитною облицовкою передней наружной стены казематированной постройки; выведены окончательно гранитныя основания для 6 вращающихся броневых башен и облицованы гранитом стены кольцевых коридоров вокруг башен, с заложением в эту облицовку железных кронштейнов под броневой гласис башен и под железную покрышку нижняго коридора; окончена выстилка гранитом валганга и гранитная же кладка брустверов между башнями, а также двух гранитных лестниц с аппарелями для подъема орудий на валганг.
      Над сводами жилых казематов сделана кирпичная надбутка с надлежащими скатами, по которым положен слой бетона толщиною 1/2 фута, а поверх онаго насыпан слой земли. По внутреннему фасаду постройки, над кордоном, сложен гранитный парапет с возвышенными частями над средним входом и над выступающими фланками.
      Земляная насыпь перед наружною стеною здания выведена в полную высоту… с устройством… 4 сквозных бетонных проходов для освещения и вентиляции коридоров.
      На обеих оконечностях батареи выведены основания и стены двух сводчатых пристроек, для помещения паровых котлов… и склада каменного угля. Окончена обделка рваным гранитом всей набережной острова батареи и ряжевого мола, окружающаго гавань, перед среднею частью батареи, в горже ея, выведены гранитные пристани для пароходов, а также две боковыя для катеров. Выделка броневых и неброневых частей для 6 вращающихся железных башен производится по заказу, на заводах: Камском бронепрокатном Горного ведомства и дворянина Берда в С.-Петербурге…»1
 
      В 1873 г. на морской южной батарее № 3 начали сборку неброневых конструкций башен. Здесь установили шесть 10-сильных паровых машин и обмуровали котлы. Вскоре сюда была доставлена первая партия брони.  Уже в 1874 г. на башенной батарее установили все металлические части башен, кроме броневых, ввели в действие котельную и опробовали механизмы вращения. Однако начатая в том же году установка броневых листов из-за медленной поставки их с завода была завершена только в 1878 г.1
 
      В 1877 г. началась русско-турецкая война. Как и прежде, в подобной ситуации возникала опасность вмешательства в конфликт Англии и Франции. А это, в свою очередь, обусловливало настоятельную необходимость укрепления Кронштадтской крепости. Морская южная батарея № 3 (башенная) во время русско-турецкой войны была лишь временно вооружена. В 1879 г. ее полностью закончили и вооружили 11-дюймовыми пушками.  Однако от установки на батарее между башнями, как предусматривалось первоначальным проектом, пяти орудий за броневым бруствером отказались.  Башни были диаметром в 8,5 м с толщиной брони в 30 см (12 дюймов) на тиковой подкладке, внутренняя броня имела толщину в 7,5 см. Полный бес башни был около 500 тонн. Башни вращались посредством паровых машин3.
 
      23 июля 1880 г. Александр II, посетив эту батарею, приказал переименовать ее в батарею «Граф Милютин»; этим он воздал должное военному министру, который осуществил военные реформы и реорганизовал армию.
 
       В 1880 г. начали переделывать каменные стенки на молах батареи. Кладка насухо не оправдала себя, а потому облицовку гранитом производили на растворе из портландского цемента. Значительные работы велись по переделке контрэскарпных ограждений, периодически разрушавшихся водой, ветром и льдом.  В  1880-е годы были перестроены двухэтажные каменные флигели, возведены крыши из железа над валгангами между башнями; там же увеличили слой бетона над жилыми казематами и устроили приспособления для подъема снарядов. В течение 1886 г. на батарее «Граф Милютин» было устроено электрическое освещение от аккумуляторов.1
 
      К началу 90-х годов XIX века морская южная батарея № 3 «Граф Милютин» была вооружена 20 орудиями: двенадцатью 11-дм пушками, шестью полевыми (без лафетов):  четырьмя 9-фунтовыми и двумя 4-фунтовыми орудиями2.
 
      Весной 1899 г. соратники А. С. Попова, П. Н. Рыбкин и Д. С. Троицкий, начали проводить экспериментальные исследования по беспроволочной телеграфии между фортами «Великий Князь Константин» и «Граф Милютин». Передающая станция была установлена в форте «Константин», а приемная станция на форте «Милютин». 10 июня 1899 года была случайно обнаружена возможность приёма сигналов беспроволочного телеграфа на телефон.
      П. Н. Рыбкин пишет:  «приёмный провод, какой позволяла поднять мачта высотой в 14 м, установленная на форте «Милютин », получал, по-видимому, слишком мало энергии для чувствительной трубки, так как реле совершенно не отзывалось на импульсы, посылаемые с форта «Константин».  Для выяснения причины было решено проверить исправность приёмной цепи. И вот при этой попытке телефон, введённый мною вместо реле, вдруг отчётливо обнаружил все посылаемые сигналы»4. Так, на форте «Милютин»,  был открыт «детекторный эффект», имевший огромное значение в развитии радио.
 
      К началу Первой мировой войны орудия форта устарели. При перестройке форта «Милютин» в 1914 г. были разобраны и сняты старые броневые башни и пушки. На их месте устроили железобетонные перекрытия над шахтами и бетонные дворики для шести пушек «Канэ».  Вместо паровых машин установили дизель-генераторы. На правом фланге возвести бетонный каземат для скрывающегося прожектора «Шуккерт»<sup>3</sup>. Работы эти закончили после начала войны.
 
      Во время Кронштадтских событий, 4 марта 1921 года, на форте была размещена рота защитников  с двумя пулемётами. Наступавшие войска обстреливали форт из тяжёлых батарей и бронепоезда  № 104. 18 марта 1921 года форт с боями был занят частями 79-й и 80-й бригад войск Тухачевского5.
 
      В 1930-х годах на форте построили орудийные дворики для зенитных орудий, отремонтировали и модернизировали жилые и боевые помещения. В годы Великой отечественной войны форт входил в левый фланг второй линии обороны. Вторая линия обороны предназначалась главным образом для отражения возможного наступления противника со стороны Финского залива и держала под огнем тылы немецких войск на восточных участках Ораниенбаумского плацдарма. Эта линия обороны была вооружена 130-, 120-, 100-, 76- и 45-миллиметровыми орудиями. Вторая линия обороны, кроме того, была защищена системой перекрестного пулеметного огня. Пулеметы были установлены в бетонных долговременных огневых точках и деревоземляных укрытиях. Через форт проходила Малая дорога жизни на Ораниенбаумский плацдарм. По ней в конце 1943, начале 1944 годов проводилась мощная переброска 2-й Ударной армии перед снятием блокады.
 
      С 1958 года форт находится в заброшенном и разворованном состоянии3.

 



     1 А. А. Раздолгин, Ю. А. Скориков. «Кронштадтская крепость», Л,, Стройиздат, 1988.

     2 Станислав Воробьёв. «По Кронштадтской крепости», журнал «Фортовед» № 1 2010 г., стр. 12.
     3 Л. И. Амирханов, В. Ф. Ткаченко. «Форты Кронштадта», СПб, Остров, 2004.
     4 П. Н. Рыбкин. 10 лет с изобретателем радио. Связьиздат, 1945.
     5 Кронштадт 1921. Документы о событиях в Кронштадте весной 1921 г. М.: Международный фонд «Демократия», 1997.
      


 
      
 
Морская южная батарея № 3. Кронштадт.
      


Кронштадт. Форт Южный № 3.
       Кронштадт. Форт Южный № 3.
Кронштадт. Форт Южный № 3.
Кронштадт. Форт Южный № 3.
Кронштадт. Форт Южный № 3.
  Кронштадт. Форт Южный № 3.
 

Кронштадт. Форт Южный № 3.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

     
   © Кронштадт, Валерий Играев, 2003—2012. * kronstadt@list.ru