Кронштадт
Кронштадт
Символика 
История 
Музеи 
Форты 
Галереи 
Главная > Книжная полка > История > Статьи Л. И. Токаревой
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка
  




Л. И. Токарева

Экскурсия по городу с Лидией Токаревой и «Кронштадтским вестником»

Статья из газеты «Кронштадтский вестник» № 27 от 14.07.2006 г.





Бульвар по улице Карла Маркса

      Вторая половина улицы Карла Маркса отличается от первой тем, что застроена с одной стороны. Обводный канал поворачивает здесь к морю, а вдоль него проложена аллея с газонами. Особенную прелесть этому бульвару придает решетка Обводного канала. Её строгий, четкий рисунок чудесно гармонирует с благородными пропорциями гранитных глыб, которыми облицованы стенки канала. Улица покрыта асфальтом, освещена лампами дневного света. Фасады старинных домов отремонтированы, и новые дома, выстроенные недавно, прекрасно вписываются в застройку улицы.
      Но, к сожалению, варварство и здесь проявляет себя в самом откровенном виде. Чудо-дерево, поставленное ЗАО «Ирина, уже испорчено. Газоны вытоптаны, хотя, чтобы дойти до перехода, надо сделать всего два-три шага в сторону. Поразительно: рядом протоптана тропинка, но вместо того, чтобы идти по ней, варвары продираются сквозь уцелевшие жиденькие кустики.


О пожарной службе

      Портит красоту аллеи и массивная электробудка, вносящая диссонанс в благородный облик улицы начала 19-го века. К тому же Пожарная часть устроила здесь стоянку транспортных средств. Всё это портит вид аллеи, лишает ее ореола поэтичности, привносит дух провинциальности. Но раз это нужно нашим пожарным, значит, им можно простить все. Ведь наши доблестные пожарные и специалисты ГО ЧС всегда придут на помощь: из огня вытащат, из воды достанут, любую дверь откроют и на любую высоту поднимутся, чтобы снять застрявшего бедолагу.
      В Кронштадте пожарная служба существовала с первых дней существования крепости. Здесь всегда было много дерева, пороховые погреба, время от времени взрывающиеся, множество кораблей, военных и торговых, на которых вечно что-то случалось — то удар молнии, то взрыв пороха, то огонь от стрельбы, то свечка, оброненная в горящем виде, а, значит, — неизбежны пожары. А потом появился военный порт с его громадными запасами. Пятнадцать пожарных команд было в Кронштадте: и морские, и сухопутные, и городские... Бочки для воды, телеги, сани лошади, багры, топоры, да и того было не всегда достаточно, — всё техническое оснащение. Борьба с огнем стала успешнее, когда появились шланги для воды. Известно, что большим мастером по тушению пожаров был царь Петр Алексеевич, который всегда первым спешил на пожары и многое сделал по линии новаторства в пожарном деле. В воспоминаниях современников — описания страшных пожаров, поражающих воображение, справиться с которыми в те времена было очень трудно. Город терпел колоссальные убытки и даже, случалось, в огне и дыму погибали люди. К чести жителей Кронштадта следует отметить, как дружно все старались помочь пострадавшим и в восстановлении сгоревших домов, и деньгами, и кровом, и питанием, и одеждой. Не оставались равнодушными и все россияне. Как только в газетах появлялись сообщения о разгуле огненной стихии на Котлине, со всех концов страны шли пожертвования в Кронштадт.
      После революции пожарная служба распалась. Упразднили и пост на каланче, которая представляла собою неотъемлемую часть пожарной части. Там круглые сутки дежурил боец-пожарный, и смотрел на юг, на север, на запад, на восток: не виден ли дымок? Вся надежда тогда была на пожарных военного ведомства. С появлением Добровольного Пожарного общества улучшилось снабжение пожарных частей. Его активисты вели профилактическую работу и со взрослыми, и с детьми. Пример из жизни бывшего магазина № 6 (на «Горе»). Там в подсобном помещении загорелась электропроводка. Сотрудники схватили ведро с водой и, не думая, плеснули на пламя. От удара током пострадали все, кто находился в подсобке. Так что лишний раз послушать советы о соблюдении правил безопасности и о действиях во время пожара — совсем неплохо.
      Ходят разговоры, что нашу Пожарную часть или закроют, или в Сестрорецк переведут. Ну, тогда жди беды! Дорогие наши пожарные! Триста лет существует наш город, и триста лет он горит. А во время Великой Отечественной войны неприятель поставил перед собою задачу — сжечь Кронштадт, но все были хорошо подготовлены к борьбе с огнем, и город отстояли! И, конечно, в первую очередь это заслуга наших доблестных пожарных, людей в медных касках и в парусиновых робах. Нет, без собственной пожарной части мы у себя на острове Котлин обойтись никак не можем.



Памятник подводникам

      Гранитная серо-голубая, как цвет Балтийского моря, стела в сквере на площади Мартынова хорошо видна с улицы Карла Маркса. Надпись на камне гласит: «Слава морякам-подводникам Краснознаменного Флота, защищавшим в годы Великой Отечественной войны подступы к городу Ленина». В нижней части стелы — изображение подводной лодки времен Великой Отечественной войны. Молва утверждает, что это ПЛ типа «С», а именно — «С-13», которой командовал бессмертный Александр Маринеско. А справа — изображение якоря, не имеющего вершины. Это символ моряков-подводников, которые не вернулись из боевых походов в родную гавань. Следует особо подчеркнуть, что этот памятник посвящен всем подводникам: и тем, кто остался жив, и тем, кто погиб.
      Открытие памятника состоялось 9 мая 1965 года, когда впервые была отмечена годовщина Победы. Первые годы после войны как-то не думалось о юбилеях. Люди упивались миром, не могли надышаться покоем. Работы было много: полстраны дымилось в развалинах. И только 20 лет спустя официально отметили День Победы. У нас, в Кронштадте, он был ознаменован открытием памятника подводникам работы скульпторов М. А. Мейселя и Н. А. Афанасьева. Памятник очень скромный. Но великое спасибо за него личному составу Учебного отряда подводного плавания ДКБФ и его командованию. Им пришлось преодолеть немало трудностей, пока замысел не воплотился в жизнь. На открытие памятника впервые, спустя 20 лет после войны, на встречу в любимом Кронштадте прибыли подводники-ветераны. И с тех пор ежегодно, 9 мая, приезжали они в Кронштадт.
      Подвиг советских подводников в годы Великой Отечественной войны поражает своим мужеством и героизмом всякое воображение. И как бы ни было трудно, как ни старалось фашистское командование воспрепятствовать движению наших подлодок на запад, они прорывались. И гремели взрывы в центре Балтики, и эхо этих взрывов разносилось по всему свету. С первых же дней войны наши подводники активно противостояли действиям врага. Фашисты ставили минные поля; их береговые батареи были оснащены звукоулавливающими установками, и орудия били прямо по звуку, производимому подводной лодкой; их авиация занимала господствующее положение в воздухе (а с высоты подводную лодку можно было увидеть, как на ладони); наконец, вражеские катера сторожили все фарватеры, все проходы в мелководном Финском заливе, зная их наперечет. И все же шли наши моряки, прорывались сквозь стальные сети, которыми фашисты перегородили наиболее известные им места движения советских подлодок. Не все возвращались. И поныне лежат на дне моря наши подводные лодки, хотя, наверное, нетрудно определить в каком районе следует их искать….
      Летом 1941 года наши подводные лодки выходили в море систематически. В 1942-м — уже реже. А в 1943 году воевать подводникам стало совершенно невозможно, но тут появилась морская авиация, и летчики в морской форме начали топить вражеские корабли. И ни одной минуты не было Балтийское море немецким, как об этом трубило фашистское командование. Когда Ленинград был полностью освобожден, наши подводные лодки снова вышли в море и довершили дело Победы в полном содружестве с воинами доблестной Красной Армии.
      Мы говорим: вечная память тем, кто сражался за честь, свободу и независимость нашего Отечества. Истинными героями в этой борьбе показали себя они, сыны Кронштадта — наши балтийские подводники.


Памятник блокадной колюшке

      Хочется посидеть на скамеечке под душистой сиренью, но надо идти дальше. Подходим к скромному памятнику маленькой рыбке — колюшке, открытому к 60-й годовщине Победы. Эта крошечная рыбка из семейства колюшковых — очень хищная, живет и в морях, и в реках. По всей вероятности, пищевые качества колюшки «открыли» еще самые первые жители острова Котлин во времена Петра Первого. Невская губа славилась своими рыбными богатствами с древнейших времен, и на колюшку никто не обращал внимания. Но когда началось освоение острова Котлин русскими, и стали прибывать сюда ежегодно десятками тысяч работные люди, сразу же стал вопрос о снабжении этих людей провиантом. Трудности жизни на острове Котлин хорошо известны. Случалось народу и голодать. Вот тогда-то и стали интересоваться колюшкой. Водилась она в изобилии, а наловить ее ничего не стоило: снять рубашку, завязать рукава и ворот — и в воду. И способ приготовления этой рыбки сложился. Потом о колюшке забыли. Но когда началась блокада, вспомнили старожилы Кронштадта предания старины, и рыбка эта стала дополнением к скудному блокадному рациону…
      Напротив памятника рыбке колюшке — небольшой сквер Юных ленинцев. На старинной фотографии на этом месте — угол трехэтажного дома. Он стоял там и после революции, и, может быть, стоял бы и по сей час, но случилась трагедия: на дом упал самолет! Дом был разрушен, стены его сильно обгорели. Погибли летчики, среди жильцов были жертвы. В газетах об этом не писали, но весь город ходил к месту трагедии, где скорбно высились черные стены. Случилось это летом, примерно в 1932-м году, или чуть-чуть позднее. Что же это был за самолет? Откуда он мог взяться, если над Кронштадтом вообще никто не имел права летать?
      Один остров Котлин был тогда на всю Балтику. И корабли КБФ, восстановленные после гражданской войны и иностранной интервенции, выходили в море, но дальше острова Гогланд ходу не было. Вот и теснилась вся наша боевая техника здесь, в Маркизовой луже. Кронштадтские ребятишки любили тогда бегать в Петровский парк: мало того, что у стенки гавани стояли боевые корабли — линкоры, крейсера, эсминцы, подводные лодки, но по воде то и дело сновали буксиры, катера, шлюпки, а тут еще и гидродром появился! С неба заходили на посадку гидросамолеты (колес у них не было), с самолета бросали канат, матросы крепили его, подтягивая воздушный аппарат к столбикам, подавали трап, из кабины вылезали пилоты, стаскивали шлемы и весело щурились на солнце. И вот, скорее всего, один из этих гидросамолетов и потерпел аварию над городом. Что касается разрушенного дома, то его не стали восстанавливать, и на месте обгоревших развалин появился садик. Сейчас там идут работы по реконструкции. Недавно сюда был перенесен памятник В. И. Ленину из Андреевского сквера.
      На улицу Карла Маркса, выходит один из подъездов здания бывшей Городской Думы. Здесь была Думская церковь Успения Божией Матери, которая считалась домовым храмом и была приписана к Андреевскому собору. В 1923 году (после закрытия церкви) здесь открылся Спортивный клуб Судоремонтного (Морского) завода и одна из пионерских баз. В войну располагались склады. В мирное время открылся кинотеатр «Экран». Это было знаменательное событие. Особенный, гладкий, без швов, большой экран — не полотно, а гладкая гипсовая плита. И пол покатый, и стулья удобные. Светло и нарядно было в этом зале, имевшем превосходную акустику. В фойе кинотеатра можно было почитать свежие газеты, поиграть в шашки или шахматы. Там устраивались выставки, можно было познакомиться с различными материалами с критикой наших антагонистов (холодная же война была!) и буржуазных предрассудков, акул капитализма с их аппетитами и всех этих «НАТО» и «СЕАТО». Была и детская комната с педагогом. Пока взрослые плакали и смеялись в зрительном зале, их дети мирно играли в кукольном уголке, занимались кубиками и лото, читали книги или слушали сказки.
      Замечательное нововведение — детские киноутренники. Каждое воскресенье, с 10.00, стекались ребятишки со всего города на «кино». Некоторых сопровождали взрослые (таких детей называли «гогочками»). Гаснет свет, воцаряется благоговейная тишина, оживает экран, и начинается истинное волшебство: несется в тачанке Чапаев, гремит мощное «Ура», бегут прочь враги, слышится голос князя Александра Невского: «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет!». И выходили ребятишки из зрительного зала такой же гурьбой, как и входили, но это уже были единомышленники по многим вопросам нравственности.
      И взрослым было дано попраздновать. Каждый выход в «свет» являлся своего рода ритуалом: надо было принарядиться, «подчекчериться». Как же... В зале-то почти все знакомые. А если это культпоход, то было еще интереснее. Удивительное дело: весь день на работе, рядом. А вечером, на коллективном посещении кинотеатра, те же люди, но все как-то оживленнее, праздничнее. Жены с мужьями, мужья с женами, все знакомились, подшучивали над самими собой, над своими друзьями. Шли домой, переговариваясь громкими голосами, — кого-то хвалили, кого-то осуждали, кому-то (из героев фильма) выносили окончательный приговор. До четырехсот тысяч кинозрителей приходили в «Экран» ежегодно. И когда вступил в строй новый кинотеатр (в 1980-м году), вместительный, шикарный, двухзальный, широкоэкранный, все были очень рады, но жалели, все-таки, что нет больше нашего скромного, уютного «Экрана». Несколько слов о репертуаре: замечательные были кинокартины! Пусть даже какая-то лакировка имела место, конъюнктурность, политическая подкладка, не без этого. Все всё понимали и наслаждались чудесной игрой артистов и искусством постановщиков. Но меняются времена! Старшее поколение кинозрителей не может сегодня без отвращения смотреть все эти «боевики», «триллеры» и прочее. А молодые, не зная ничего другого, впитывают все эти образчики и теряют ориентиры в жизни и в законах нравственности.
      Рядом — в современном стиле двухэтажное здание белого цвета, выстроенное специально для кронштадтского Райкома КПСС. Внутри этого здания было чисто, уютно, парадно. Сверкающий паркет, ковровые дорожки, тихие кабинеты, зал заседаний со сценой и кафедрой. И благоустройство прилегающей территории вполне на уровне, вплоть до голубых елей. Еще бы — резиденция правящей политической партии страны!
      До событий 1991 года здание на улице Карла Маркса, 31 было занято Райкомом КПСС. Но вот всесильная правящая партия исчезла. Большинство активистов КПСС и ВЛКСМ переделались в процветающих бизнесменов, разбогатели, на манер Али-Бабы, некоторые даже в олигархов превратились! А народ с тоской вспоминает советские времена: жили скромно, но спокойно. Радовались прелести мирной жизни, надеялись на лучшее...
      В доме номер 31 по улице Карла Маркса был одно время Собес, а теперь — народный суд, где разбираются все спорные дела жителей Кронштадта.

Лидия Токарева      

Статья из газеты «Кронштадтский вестник» № 27 от 14.07.2006 г.




Чудо-дерево
Памятник блокадной рыбке колюшке
 <<< Предыдущая статья Следующая статья >>> 
   © Кронштадт, Валерий Играев, 2003 — 2007. * kronstadt@list.ru