Кронштадт
Кронштадт
Символика 
История 
Музеи 
Форты 
Галереи 
Главная > Книжная полка > История > Статьи Л. И. Токаревой
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка
  




Л. И. Токарева

Экскурсия по городу с Лидией Токаревой и «Кронштадтским вестником»

Статья из газеты «Кронштадтский вестник» № 49 от 09.12.2005 г.





Адмиралтейство Императора Петра Великого



      В дерзновенных мечтах основатель Кронштадта любимую морскую крепость представлял несокрушимой каменной твердыней, гордо воцарившейся над просторами морской стихии. Увидеть свою мечту воплощенной в жизнь ему так и не довелось: столь грандиозный замысел был не по плечу одному поколению. На это потребовались даже не десятилетия — века.
      Но Кронштадт постепенно строился: и крепость, и город, и военный порт, крупнейший русский военный порт на Балтийском море. Кронштадтский военный порт располагал абсолютно всем, что только нужно было для ремонта и снаряжения кораблей, для подготовки личного состава морских экипажей и различных служб флота и подразделений необозримого и неисчерпаемого боевого хозяйства. Вот в чем состоит секрет изумительной боеспособности Кронштадта: он имел все для своей обороны и для флота. А мужества, стойкости и боевого мастерства его защитникам было не занимать.
      Начало Кронштадтскому военному порту было положено строительством знаменитого Петровского дока. Долго продолжалось это строительство — тридцать три года! Но и док получился на диво: каменный, вместительный, сухой. Здесь можно было и ремонтировать корабли, и строить новые, вплоть до стопушечных. И постепенно вокруг него появились всякого рода мастерские, склады, хранилища, подсобные помещения. В 1761 году архитектором С. И. Чевакинским составлен был генеральный план застройки: пришла пора становиться Кронштадту из деревянного — каменным. Но, как это водится у нас, на Руси, с осуществлением этого плана тянули, пока не грянул гром в виде пожара в Санкт-Петербурге, 13 мая 1783 года: сгорело тамошнее Адмиралтейство, расположенное на берегу Невы, в опасной близости от Зимнего дворца. И тогда императрица Екатерина Вторая приняла решение: старое Адмиралтейство не восстанавливать, а перевести все его службы в Кронштадт. Присмотрели место для подобного учреждения, где было много воды для тушения пожаров.
      На утверждение было подано два варианта проекта. Один — от Комиссии, в которую входили члены Адмиралтейств-Коллегии адмирал А. Н. Синявин, вице-адмирал И. А. Борисов, вице-адмирал П. И. Пушин и главный командир Кронштадтского военного порта адмирал С. К. Грейг. А второй разработал по своей идее лично адмирал С. К. Грейг. Победил и был принят к исполнению проект адмирала Грейга. Этот план, признанный наиболее удачным, сослужил добрую службу городу на острове Котлин: был задан тон всему. Конечно, адмирал Грейг не был архитектором. Достаточно того, что он был прекрасным знатоком морского дела и выдающимся флотоводцем. Но его заслуга состоит в том, что он пригласил к себе в помощники, в Комиссию адмиралтейского строения в Кронштадте, молодого, но очень талантливого архитектора Михаила Николаевича Ветошникова для составления детальных проектов и ведения строительства непосредственно.
      Биография М. Н. Ветошникова укладывается в несколько строк: родился в небогатой купеческой семье. В 1770 году окончил Академию Художеств и был направлен ее «пенсионером» за границу. А потом работал в Санкт-Петербурге и в Кронштадте. Но вскоре умер совсем молодым, показав себя за последние семь лет жизни талантливым мастером и выдающимся градостроителем. Большая часть построек на территории Адмиралтейства, которому было присвоено имя императора Петра Великого, принадлежит М. Н. Ветошникову. Он успел построить здания трех мастерских, Канатного завода, Смольный двор, Пеньковый сарай, магазины (склады), кузницу и оставил несколько прекрасных проектов.
      Проект 1785 года осуществлен далеко не полностью, но и то, что было построено, поражает своими размерами и целесообразностью. Дальнейшую работу продолжали архитекторы А. Н. Акутин и В. И. Баженов, который был назначен главным архитектором Адмиралтейства. До наших дней дошли две построенные по его проектам работы — Лесной сарай и Сухарный завод. Одновременно с производственными помещениями возводились и жилые дома для чиновников Адмиралтейства Петра Великого, и новые казармы для морских служителей (так назывались тогда матросы) и унтер-офицеров. Таким образом, возник настоящий военный городок, распланированный по законам геометрии. И вся эта архитектурная композиция отличается строгостью, чистотой линий, лаконичностью оформления фасадов и, естественно, изумительной практичностью. Вот уже двести лет стоят эти здания. Сколько бурь пронеслось за это время над Кронштадтом! А они — стоят, и, даст Бог, простоят еще в два раза дольше. После В. И. Баженова, работу в Адмиралтействе Петра Великого продолжали архитекторы Ч. Камерон и А. Д. Захаров — выдающиеся мастера строительного искусства. Ансамбль, созданный их трудами, в Кронштадте особенно военный городок из служительских и офицерских флигелей, — крупнейший памятник военного зодчества последней четверти восемнадцатого века. По образцам этих построек создавались по всей России казарменные помещения и жилые дома для офицеров армии и флота.
      В «магазинах» (хранилищах), которые были расположены вдоль Обводного канала, хранились всевозможные припасы. Мука, крупа, сахар, овощи, мясо, как в натуральном виде, так и в консервах. В Завозном магазине отпускалась, по требованию командиров частей, водка: каждому служителю полагалась к обеду чарка. Обычай этот возник еще во времена парусного флота, когда люди страдали от сырости и холода в каютах. Искусство хранения казенного имущества служителей Адмиралтейства, будь то мука или сапоги, было отточено до тонкости. Все было в целости и сохранности, хотя и имели место кражи. И тогда, в середине девятнадцатого века, была возведена высокая кирпичная стена, отделявшая территорию, застроенную «магазинами», от остальной площади Адмиралтейства.
      По инициативе адмирала Макарова вдоль стены был высажен дикий виноград, для поддержания ветвей которого устроили решетки. Гибкая лоза держалась, обвивая высокую стену, и сочная зеленая шпалера служила украшением всей местности. Но во времена революционных событий, Гражданской войны и иностранной интервенции было не до винограда. На место старых специалистов, скрупулезно выполнявших свои обязанности, пришли новые люди, которые выполнение своего служебного долга считали буржуазным предрассудком. И стал дикий виноград хиреть, засыхать и пропадать. Решетки кто-то изломал, железные штыри повыдергивал. Но никто на это не обращал уже больше никакого внимания. И если во время Великой Отечественной войны о хранилищах и службах заботились (тогда у нас в Кронштадте было не Адмиралтейство, а ГВП — Главный Военный порт), после окончания военных действий все пошло на самотек. ГВП не стало, флот перешел на запад (Таллин, Рига, Либава), а здесь жизнь постепенно замирала. Протекали крыши, сырели стены. Даже цвет изменился. Иногда пытались что-то сделать, но ничего толком не получалось. Однажды задумали крышу подремонтировать. Сделали. Отрапортовали. Явилась комиссия. И оказалось, что водосточные трубы расположены таким образом, что вода из них стекает по внутренним стенам старинных «магазинов»! Потом вообще решили сломать эти старинные здания. Слава Богу, не сломали…
      Главный вход на территорию Адмиралтейства Императора Петра Великого был устроен со стороны Якорной площади. Прекрасные величественные стальные ворота были покрашены черной краской. По черному полю был выложен богатый узор из позолоченных деталей, а сами ворота увенчаны богатейшей символикой нашей государственности и военного флота. Черный и золотой — императорские цвета! Ныне эти ворота закрыты наглухо. Здесь никто не ходит и не ездит. Проржавевшие, искривленные, они жалобно взирают на мир: были когда-то украшением Якорной площади, а теперь — символ немощи и бесхозяйственности. Две старинные пушки, исполнявшие роль отбойных тумб, скривились от горя, и некому поправить их положение. Стена, которой тоже теперь сто пятьдесят лет, от времени, конечно же, пришла в негодность и, вероятно, долго не простоит. Сегодня каменная ограда повышена в ранге — стала «Стеной памяти». Этот мемориал был открыт в мае 2000 года. Памятные доски с названиями воинских частей и подразделений, личный состав которых прославился в боях с фашистскими захватчиками у стен Ленинграда. Замысел благородный. Но лично на мой взгляд, не стоило новое накладывать на старое, думаю, что это не очень вяжется друг с другом. Я считаю, что лучше было бы построить нечто новое, оригинальное. Из современного материала, в соответствующем стиле и месте. Что меня поразило в текстах, представленных на досках Памятной стены: среди имен кораблей и частей, отмеченных высокими правительственными наградами, нет самого дорогого имени для кронштадтцев, имени героического линкора «Марат»! 23 сентября 1941 года линкор «Марат» очень сильно пострадал в результате прямого попадания фашистской авиабомбы. Потом ему вернули старое имя — «Петропавловск», затем переименовали в «Волхов». И был он забыт! Его собрат, столь же героический линкор «Октябрьская революция», стал Краснознаменным, а линкор «Марат», личный состав которого принес столько жертв во имя исполнения своего долга, во имя Родины, — не был награжден.
      Туристы из Германии всегда осведомляются об этом корабле: в Германии слово «Марат» знают многие. А у нас до сих пор нет научного издания о наших славных линкорах, рождаются всякого рода легенды, возникают фантастические домыслы, но внимание к ним не ослабевает: в народе жива память об этом корабле.
      Близится горестный юбилей: шестьдесят пять лет с начала Великой Отечественной войны. И корабль, столько сделавший для Победы, должен быть удостоен правительственной награды! Пусть народ скажет свое слово.
      Что касается главных ворот нашего бывшего ГВП и Адмиралтейства Императора Петра Великого, то за этими воротами на обширной территории военного хозяйства царит полное безобразие. Правда, в последнее время ходят слухи, что сюда собираются перевести военное имущество, которое хранится в новой Голландии, в связи с тем, что там предполагается устроить торгово-развлекательный комплекс. А у нас теперь будет главное хранилище Ленинградской Военно-морской базы. Следовательно, все это приведут в порядок и будут использовать по назначению. Нет, не зря трудились наши предки. Большое богатство нам оставили и, главное, добрый пример: жить и трудиться на благо России-матушки.

Лидия Токарева      

Статья из газеты «Кронштадтский вестник» № 49 от 09.12.2005 г.




 <<< Предыдущая статья Следующая статья >>> 
   © Кронштадт, Валерий Играев, 2003 — 2007. * kronstadt@list.ru