Кронштадт
Кронштадт
Символика 
История 
Музеи 
Форты 
Галереи 
Главная > Книжная полка > История > Статьи Л. И. Токаревой
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка
  




Л. И. Токарева

Экскурсия по городу с Лидией Токаревой и «Кронштадтским вестником»

Статья из газеты «Кронштадтский вестник» № 46 от 18.11.2005 г.





Реликвии линкора «Октябрьская Революция»



      На Якорной площади, на берегу Обводного канала находятся реликвии линкора Краснознаменного Балтийского флота «Октябрьская Революция»: два якоря линкора, кусочек брони, вырезанной из башни главного калибра линкора и 76,2-миллиметровая спаренная артиллерийская установка (зенитные орудия), снятые в ноябре 1956 года с корабля и установленные в Летнем саду, а потом перенесенные на Якорную площадь.
      Это память не только о линкоре «Октябрьская революция», но и о других линкорах нашего флота и о тех моряках, которые прославили своим героизмом самые лучшие, самые грозные корабли своего времени.
      Два якоря, скрепленные своими вершинами, установлены на бетонной площадке, к которой ведет дорожка, усаженная цветами. А между ними — кусочек брони, толщиною тридцать сантиметров. Такая броня перекрывала борта корабля, башни орудий главного калибра и палубу линкора. Сам же линкор был длиною двести пятьдесят метров, а экипаж корабля насчитывал более двух тысяч человек!
      Якоря весят по 1800 килограммов. Но это не самые главные якоря линкора. Большие якоря весили по 4800 килограмм и опускались на дно моря с носа и с кормы. Эти же опускались с середины бортов и служили для того, чтобы корабль во время стрельбы мог слегка маневрировать.
      Тут же находятся зенитные орудия имени старшины первой статьи Ивана Тамбасова, который спас жизнь корабля, пожертвовав ради этого собою.
      16 апреля 1943 года линкор «Октябрьская Революция» занимал свою позицию в районе Горного Института. Отсюда, с реки Невы, он вел огонь по врагу. В тот весенний солнечный день на корабле было объявлено артиллерийское учение. А что это значит? Это значит, что нужно было проверить, смазать и прокрутить все механизмы сложного артиллерийского хозяйства, привести все его части в порядок, подремонтировать и проверить погреба, в которых хранится боезапас. Тем более, что все эти снаряды, заряды и содержащие порох изделия представляют собою самую непосредственную опасность: они, заполненные взрывчатыми веществами, непрерывно выделяют газы. И никакая плотность упаковки, никакая изоляция не могут помешать этому. А так как корабль все время находился в боевой обстановке, и люки хранилища боезапаса были плотно задраны (согласно инструкции), то, разумеется, концентрация этих газов в отсеках хранилища была очень большой. Вот и решено было в этот день устроить проветривание всех погребов.
      Старшина первой статьи Иван Тамбасов и его подчиненные уже заканчивали свою работу, когда прозвучал сигнал на обед. Тамбасов отпустил бойцов расчета своего орудия идти в кубрик, а сам задержался всего лишь на одну минуту, чтобы бросить последний взгляд на свое командирское хозяйство. И в этот момент грохнуло: это разорвался вражеский дальнобойный снаряд. Прямо у самого борта... Дождь раскаленных осколков в массе воды обрушился на левый борт корабля. Оглушенный взрывом, Иван Тамбасов рухнул на палубу и несколько минут был без сознания. А когда очнулся, увидел огонь: это горели ящики со снарядами для его орудия. Такие ящики назывались кранцами первого выстрела и предназначались для того, чтобы можно было, в случае необходимости, открыть огонь немедленно, не дожидаясь, пока машины поднимут боезапас из погреба. Несколько таких ящиков всегда должны были находиться возле каждого зенитного орудия на корабле. Сами эти снаряды были небольшими, и взрыв их не представлял собою опасности для корабля. Ну если бы кое-где побило броню... Но Иван Тамбасов знал свое дело до тонкостей и понимал, что если снаряды взорвутся, то горячий воздух проникнет в хранилище боеприпасов, и тогда взорвутся пороховые газы, а от них взорвутся снаряды и другие боеприпасы, и корабль неминуемо погибнет!
      И, собрав все силы, Иван Тамбасов рванулся к горящим снарядам, стал хватать их, относить к борту и швырять в воду один за другим. И вот в руках у него — последний, раскаленный почти докрасна. Прижав его к груди, Иван Тамбасов делает шаг к борту и слышит топот ног: на помощь ему бежали товарищи. Старшина остановился, чтобы крикнуть: «Назад! Не подходить!» И в этот момент снаряд разорвался у него в руках. Не успел Иван Тамбасов донести его до борта. Подбежали моряки. Но герой уже был мертв. Одежда почти сгорела. А руки обуглились до самых костей. Моряки молча обнажили склоненные головы перед мертвым своим командиром.
      Старшина первой статьи Иван Тамбасов был посмертно награжден орденом Красного Знамени и навечно зачислен в списки своей части. А зенитному орудию на левом срезе палубы корабля присвоили его имя. Похоронили Ивана Ивановича Тамбасова на Смоленском кладбище. Говорят, эта могила существует и сейчас.
      А война продолжалась. И моряки линкора «Октябрьская Революция» старались быть похожими на своего товарища, погибшего, как и подобает честному бойцу, в схватке с врагом. Из этого орудия был сбит фашистский самолет. Об этом напоминает красная звездочка, изображенная на башне. Метким огнем этого орудия было разогнано немало фашистских стервятников, непрерывно нападавших на корабль, но так и не сумевших вывести его из строя. А как он пригодился потом, этот героический корабль! Сколько огневых точек врага сокрушил, сколько танковых колонн разгромил, сколько фашистских войск положил! Когда после освобождения города Ленинграда от вражеской блокады группу балтийских командиров специально повезли на поле боя, чтобы они могли увидеть дело рук своих — они сами были поражены меткостью и силой своего огня! И к этому следует добавить, что враги называли огонь нашей морской артиллерии «истинным адом», и уцелевшие под огнем до сих пор вспоминают те дни с ужасом и дрожью в голосе.
      24 июня 1941 года на Красной площади состоялся исторический парад в честь Великой нашей Победы. На трибунах — море людей. С восторгом и радостными криками встречают они колонны бойцов и командиров Фронтов Великой Отечественной войны. Но вот показалась колонна моряков. И диктор, ликуя, провозгласил: «Вот они — комендоры Балтики, разгромившие огнем своих орудий десятки вражеских дивизий у стен Ленинграда!» И тишина вдруг опустилась на Якорную площадь. Строгая, глубокая тишина. Минута... Другая прошли... Но грянул гром аплодисментов, оглушительный, с неослабевающей силой катился он, подобный раскату дальнобойных орудий морской артиллерии. Аплодировали даже войска, квадратами стоявшие на Якорной площади. Аплодировали и те, которые находились на трибуне мавзолея. Аплодировал и главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин, стоявший в центре этой трибуны, и лучше всех знавший, как стреляли кронштадтцы по немецко-фашистским захватчикам. Эти аплодисменты, это признание относилось не только к тем, кто маршем проходил по Красной площади, но и к тем, кого уже не было, но кого помнили и горько оплакивали.
      Иван Иванович Тамбасов, двадцатипятилетний уроженец Алтайского края, воспитанник Детского дома, круглый сирота, в 1938 году по комсомольскому призыву стал моряком Краснознаменного Балтийского флота. И, конечно, прибыл в Кронштадт, где учился в Школе Оружия, по окончании которой был направлен на линкор «Октябрьская Революция». Ивана Тамбасова уважали за его скромность, честность, правдивость, за его прекрасную службу, которая для них была достойным примером для подражания. Дружбой с Иваном Тамбасовым молодые моряки гордились как самой почетной наградой. А дружбу и доверие в морской среде завоевать нелегко.
      В Военно-морском музее Кронштадта, существовавшем одно время в Кронштадтском Матросском клубе, в экспозиции был представлен портрет старшины первой статьи Ивана Ивановича Тамбасова. И когда в музей приходили ветераны, товарищи Ивана Тамбасова, они долго стояли перед этим портретом, вспоминали своего друга и боевого товарища и даже, не стесняясь, плакали, отирая слезы, катившиеся по щекам. Видно, и вправду был Иван Тамбасов прекрасным человеком, если уж оставил такую светлую память о себе. И каждый раз, глядя на это простое, широкое мужественное лицо, с открытым прямым взглядом светлых глаз, на эти крепкие плечи, невольно задумываешься: каких мы людей потеряли в этой войне! И как много! И как без них осиротела наша страна! Но нет, память о них осталась. И будут у нас люди, верные этой памяти и свято блюдущие заветы, оставленные героями, безупречно прожившие свою жизнь и доказавшие право на уважение к себе.
      Есть в Ленинграде улица Тамбасова. И названа она в честь нашего Ивана Тамбасова, который вошел в историю обороны Ленинграда под именем «Огненного комендора». А что же линкор «Октябрьская Революция», родной корабль старшины первой статьи Ивана Ивановича Тамбасова? И после победоносного окончания Великой Отечественной войны продолжалась служба этого поистине замечательного корабля. Спущенный на воду еще в 1914 году, корабль и в 1956 году был в замечательной военной форме. Он, как и его собратья, линкоры «Марат», «Полтава», «Севастополь», были построены в России русскими инженерами и рабочими из отечественных материалов. И построены так хорошо, что превзошли всеми своими тактико-техническими данными других ровесников-иноземцев, многие из которых давным-давно ушли на переплавку, а наши стальные богатыри продолжали нести службу. «Полтава», сильно пострадавшая от пожара во время ремонта после Ледового перехода, была поставлена как броневая защита для катеров на Южном Фарватере, «Севастополь» героически сражался на Черном море, «Марат», поврежденный фашистской авиацией, стоял в Кронштадте, и оттуда, из Средней гавани, вел огонь по врагу, «Октябрьская Революция» находился на Неве, близ Балтийского завода, рабочие которого помогали морякам хранить и ремонтировать корабль.
      После войны линкоры «Марат», «Октябрьская Революция» в 1957 году пошли на переплавку. Моряки встретили это известие с горькой усмешкой; такие корабли еще могли бы послужить, хотя бы в качестве учебной базы.
      Но время крепостей, время линкоров прошло. Наступила эпоха длинных, узких крейсеров, баллистических ракет с их ядерными боеголовками, атомоходов разного вида и назначения. Все это успешно развивается, совершенствуется, и немногие пока отдают себе отчет в том, что разрушается мир нашей голубой планеты, скудеют ее жизненные силы, погибает человечество. Стоит ли так уж стараться в создании совершенно невероятных, совершенно ненужных, диких, отвратительных средств уничтожения одного народа другим? Ведь мир так дорого стоит.
      И стоит в Кронштадте двухорудийная башня зенитного оружия с линкора «Октябрьская Революция». Теперь она превратилась в памятник своему молодому командиру.

Лидия Токарева      

Статья из газеты «Кронштадтский вестник» № 46 от 18.11.2005 г.




Якоря с линкора «Гангут»            
(«Октябрьская Революция»)            

Толщина главного броневого пояса            
составляла 225 мм            

«Орудие Ивана Тамбасова»            

 <<< Предыдущая статья Следующая статья >>> 
   © Кронштадт, Валерий Играев, 2003 — 2007. * kronstadt@list.ru