Кронштадт
Кронштадт
Символика 
История 
Музеи 
Форты 
Галереи 
Главная > Книжная полка > История > Статьи Л. И. Токаревой
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка
  




Л. И. Токарева

Экскурсия по городу с Лидией Токаревой и «Кронштадтским вестником»

Статья из газеты «Кронштадтский вестник» № 42 от 15.10.2004 г.





Ленинградские ворота

      Летом 1831 года, на Россию обрушилось величайшее бедствие: во многих ее районах, включая Москву и Санкт-Петербург, разразилась эпидемия холеры. Правительством были предприняты самые решительные меры для борьбы с болезнью, но несмотря на это, холера не утихала. Но самое ужасное положение сложилось в Кронштадте: здесь от холеры ежедневно умирали до четырехсот человек, и умерших даже не успевали хоронить.
      При словах «Ленинградские ворота» люди, впервые попавшие в Кронштадт, ищут глазами что-то вроде величественного портала с нарядными створками, крепкими, тяжелыми, большими, соответствующими парадному въезду в такой знаменитый город…
      Но — нет. Никаких ворот давно уже нет на этом месте, а только значительный пролом в оборонительной стене Восточного фронтона Центральной ограды бывшей Кронштадтской крепости.
      В свое время были все-таки ворота. Изображение их сохранилось на одной старинной акварели, дошедшей до нас. И назывались те ворота Петербургскими, так как смотрели они в сторону тогдашней столицы Государства Российского. Но со временем усилилось движение, появилось много транспорта, и легкового, и тяжелого (гужевого, конечно), увеличились людские потоки, и у ворот стали возникать многочасовые пробки, поэтому пришлось перестроить старые крепостные ворота и расширить въезд в Кронштадт. Правда, вопрос о создании парадной обстановки парадного въезда в черту города неоднократно поднимался перед командованием Кронштадтского Военного порта, но руки до этого так и не дошли. И в советское время не раз принималось решение облагородить то место, которое называется Ленинградскими воротами, но командование Гарнизона Кронштадтской крепости относило это на усмотрение городских властей, а городские власти полагали, что забота о красоте города является обязанностью также и военных.
      А теперь, когда ликвидирована Ленинградская крепость и ворота стали просто памятным местом, вряд ли кто возьмется за украшение бывшего парадного въезда в город. Но, тем не менее, ворота есть ворота… Были они Петербургскими, потом переименовали в Петроградские, а затем и в Ленинградские. Что здесь интересного? Во-первых, вид Восточного фронтона Центральной ограды Кронштадтской крепости изнутри… Изумительное фортификационное сооружение, памятник боевого прошлого Кронштадта. Морская крепость Кронштадт состояла из морских, островных и береговых фортов. Задача этих фортов заключалась в том, чтобы отгонять вражеские корабли… А на самом острове Петром Великим была заложена крепость для защиты от вражеских десантов. И должна она была в своих стенах хранить и военный порт, и арсенал, и живую силу для обороны Кронштадта. Вначале крепость на острове, названная Главной крепостью, состояла из дерева и земли. Высокие валы с пушками окружали город с трех сторон: с запада, с севера и с востока. А на юге эти валы смыкались с молами-батареями Кронштадтских гаваней. Так и жил город в кольце орудий. Но в 1824 году, во время катастрофического наводнения, сильно пострадали все укрепления Главной крепости и на месте старых, размытых волнами земляных валов, построена была Каменная Центральная ограда, состоявшая из оборонительных стен, оборонительных башен, полубашен и плотин, на которых открыто стояли артиллерийские батареи. Всего было 400 орудий на вооружении Центральной ограды. И службу свою несли здесь тысяча двести артиллеристов.
      И вот перед нами Восточный фронтон Центральной ограды. В ней имеются только одни ворота, потому что он самый короткий. К воротам примыкает небольшое здание — бывшая Гауптвахта, автора проекта военного инженера Э. Х. Анерта. Колонны, украшающие здание Гаупвахты, выдержаны в ложно-египетском стиле, что очень интересно для архитектуры Кронштадта. Гауптвахта служила для проверки документов, как приезжающих, так и выезжающих пассажиров. Ведь многие из них приезжали из-за границы, и до Санкт-Петербурга им надо было добираться на местных средствах сообщения. Большие корабли здесь, в Кронштадте, разгружались. Ну и, естественно, пассажиры с багажом здесь же подвергались таможенному досмотру, хотя уже и были досмотрены там, на месте прибытия. И сколько нареканий вызывала эта операция у пассажиров, сколько неудобств переживали они, даже представить трудно, но — ничего не поделаешь. Ведь это — Кронштадт. Тут же, при Гауптвахте, было место и для содержания арестованных, это были или люди, вызывавшие определенное подозрение, или очень пьяные, или позволившие себе поступки, недопустимые в общественных местах.
      Здесь же встроена была и кардегардия, караульное помещение для солдат и офицеров, которые несли караульную службу. Помещение кардегардии строил по своему проекту архитектор А. Н. Акутин, одновременно с Центральной оградой в 1838-1839-х годах. В советские годы и Гауптвахта, и кардегардия использовались как контрольно-пропускной пункт, здесь же устроен был дезинфекционный пункт с прекрасной баней для населения.
      А когда начались работы по газификации Кронштадта (речь идет о балонном газе), в помещении бывшей Гауптвахты разместилась Газгольдерная станция, то есть хранилище газа. Отсюда в баллонах газ доставлялся в квартиры кронштадтцев, что было огромным удобством для жителей города. Позже газовые трубы были опущены на дно моря. И в Кронштадте появился природный газ.
      И сразу жизнь города изменилась к лучшему: на газ перешли многие предприятия, исчезли десятки угольных котельных, отравлявших каждую зиму атмосферу Кронштадта своими ядовитыми выбросами… Но этого мало! В квартиры всех жителей города стали подавать горячую воду. Совсем как в каком-нибудь Париже или там Лондоне. Об этом кронштадтцы даже никогда и не мечтали. Но теперь, когда прошли годы, и, к своему счастью, люди привыкли, кронштадтцы мечтают о том, чтобы не было перерыва в подаче горячей воды в летнее время. Правда, перерыв этот составляет всего лишь двадцать один день, но он — совершенно невыносим!
      Вот так столетиями слагался повседневный быт Кронштадта, менялся облик города, менялась и сама жизнь.
      В восемнадцатом веке наш город, несмотря на свое значение, напоминал собою захолустное местечко. И только зелень садов и палисадников в летнее время несколько украшала его. Но в середине девятнадцатого века многое изменилось. Улицы покрылись булыжными мостовыми и стали освещаться масляными или керосиновыми фонарями. Появилось множество величественных казенных и частных домов, открывались богатые магазины, строились великолепные храмы… И всюду были вывески, не только на русском, но и на иностранных языках. Но особенно много было различных торговых и кредитных учреждений. Товары со всего света стекали в Кронштадт и здесь, в Кронштадте, можно было не только приобрести любой предмет, изготовленный в любом уголке Земного шара, но и даже любой товар из числа запрещенных для ввоза в Россию! И это было прекрасно известно даже в самых высоких сферах.
      Существует предание, что император Александр Первый, подписавший указ о запрещении ввоза в Россию английского черного пива (портера), безумно любил этот напиток. И когда ему становилось невмоготу, он ехал на Елагин остров, брал там лодочника и плыл с ним в Кронштад,т и там, в кабинете главного командира военного порта, для него была уже приготовлена кружка и несколько ящиков с портером. Пили они вместе с командиром военного порта много и долго, но, уезжая, самодержец Всероссийский забирал с собою несколько ящиков, которые даже нести не доверял никому…
      Так же было и с чаем. Самый лучший чай можно было достать только в Кронштадте. Но — пошлина! И довольно высокая… И ехали люди в Кронштадт за чаем, где его продавали тайно, беспошлинно… В то время в нашем городе были десятки чайных. Чай подавали «парами», то есть посетителям на столик ставили два чайника. Один — с кипятком, другой — для заварки. И каждый посетитель сам выбирал для себя сорт чая и сам по своему способу заваривал. Пили чаю много, с наслаждением… Это было одно из самых больших удовольствий простого народа. Дело доходило до того, что чай и водка конкурировали друг с другом. И в конечном счете победила водка. Она занимает теперь ведущее место в жизни россиян. А почему так стало? Нет хорошего чая? В России, по утверждению общепризнанного знатока чая Ильи Лазерсона, хорошего чаю теперь не купишь.
      С отменой крепостного права русским правительством был осуществлен ряд реформ, в результате которых началось развитие промышленности. В Кронштадте появились новые мастерские, судоремонтные предприятия. Намного больше стало и население Кронштадта. Оно достигло цифры шестьдесяти тысяч (вместе с войсками), но теперь среди жителей Кронштадта преобладали трудящиеся слои, то есть те, кто своими руками создавал жизненные ценности для государства и у которого были свои потребности как материального, так и культурного характера. А дальше началась эпоха политических событий, революций, войн, которые не миновали Кронштадт.
      Пережив величайшие испытания и героически преодолев то, что было ниспослало ему в годы Великой Отечественной войны, Кронштадт вступил в эпоху мирного строительства и продолжает свою бессменную вековую вахту на северо-западных морских рубежах нашей Родины.
      Ленинградские ворота, замыкающие восточную границу города, были свидетелями переменам всех эпох. А там, за ними, — другой район острова Котлин, восточная его оконечность, песчаная некогда коса, намытая волнами. Узкая песчаная коса, поросшая травой и кустарниками. И поэтому в народе прозвали это место Кончиком, концом острова. Об истории этого памятного места будет особый рассказ.

Лидия Токарева      

Статья из газеты «Кронштадтский вестник» № 42 от 15.10.2004 г.




Ленинградская пристань
Ленинградские ворота
Вид на здание бывшей Богоявленской часовни и Гаупвахты
Крепостная стена у Ленинградских ворот
Бывшая лютеранская церковь Святой Елизаветы
 <<< Предыдущая статья Следующая статья >>> 
   © Кронштадт, Валерий Играев, 2003 — 2007. * kronstadt@list.ru