Кронштадт
Кронштадт
Символика 
История 
Музеи 
Форты 
Галереи 
Главная > Книжная полка > История > Статьи Л. И. Токаревой
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка
  




Л. И. Токарева

Экскурсия по городу с Лидией Токаревой и «Кронштадтским вестником»

Статья из газеты «Кронштадтский вестник» № 39 от 24.09.2004 г.





Лютеранская церковь Святой Елизаветы

      В 1704 и 1705 годах шведский король Карл XII, предпринял несколько решительных попыток отобрать у русских остров Котлин, который он всё еще считал владением своей короны. Но все атаки шведов были успешно отбиты, а на острове оказалось большое количество пленных. Их, молодых и крепких, сразу же заставили работать — собирать камни, валить деревья, засыпать болотистые участки. Условия жизни на острове были ужасающими, и нежные европейцы стали болеть, умирать и молиться своим святым с просьбами о заступничестве. Среди пленных лютеран оказался пастор, около которого они и стали группироваться — общение с ним было для пленников единственным утешением в их тяжелом положении. Сподвижник Петра Первого — адмирал К. И. Крюйс, которому вверена была оборона острова Котлин, сам лютеранин, с пониманием отнесся к духовным нуждам пленников и в 1705 году предоставил свой дом для церковных служб. В 1707 году, когда лютеран на острове Котлин стало еще больше (Царь Петр Алексеевич приглашал на службу иностранцев, а большинство из них исповедовали лютеранскую веру), на острове появилась Лютеранская церковь Святой Елизаветы. В 1735 году прихожане получили разрешение на строительство своего Храма и приобрели три участка у Петербургских ворот для нового здания Церкви. В 1752 году на этом месте появился деревянный Храм, при котором до 1776 года существовало Лютеранское городское кладбище.
      Но в 1834 году Церковь Святой Елизаветы сгорела. Это весьма ощутительно сказалось на деловой жизни Кронштадта: сразу же упала торговля со странами, исповедующими лютеранство. Дело в том, что пастор Церкви Святой Елизаветы был необходим и в торговых делах — он заверял подписи на документах, хранил нужную информацию, давал поручительство тому, кому доверял, разрешал те или иные споры. Когда храм прекратил свое существование, прекратилось и участие пастора во всех этих делах.
      Очень близко приняла к сердцу судьбу храма Императрица Александра Федоровна. Она приняла в России Православие, но, бывая в Кронштадте со своими царственным супругом, любила послушать проповедь лютеранского священника. Узнав о пожаре, она пришла к мужу — Императору Николаю Павловичу, и попросила его о помощи кронштадтским лютеранам. И действительно, в 1836 году на прилегающем к прежнему участке архитектор К. К. Белль по проекту архитектора Э. Х. Аннерта выстроил новое каменное здание. Оно представляет собою прямоугольный корпус с шестиколонным портиком коринфского ордера и треугольным фронтоном. Над алтарной частью возвышался высокий барабан с куполом и латинским крестом. На прежнем участке, где была сгоревшая Церковь, выстроен был дом причта Храма и различные хозяйственные службы. В 1837 году вокруг Церкви по периметру всей этой территории была установлена чугунная отрада.
      20 декабря (1 января) 1836 года новая Церковь Святой Елизаветы была освящена. Следует отметить, что как только она вновь открылась для прихожан, сразу же восстановились, даже в еще большем объеме, деловые и торговые отношения со странами лютеранского вероисповедания. Эта Церковь была старшей изо всех иноверческих храмов в Кронштадте, и прихожанами ее были тысячи жителей города. В архиве Церкви Святой Елизаветы хранятся сведения о целых поколениях кронштадтцев, кого крестили, венчали и отпевали в этом Храме. Благотворный труд пастырей этого прихода заметно сказывался на жизни города. Так было почти сто лет.
      Но в 1930-е годы в Храме Святой Елизаветы был устроен склад ЗРК (Закупочного Рабочего Кооператива), а после Великой Отечественной войны в этом здании устроили насосную станцию для городского водопровода, так как в прежнем здании разместилось какое-то управление снабжения.
      Ну и, конечно, в связи с этим и само здание благородного романского стиля было перестроено (читай, изуродовано): снесен барабан с главкой и крестом, заложен наглухо парадный вход, поставлена новая ограда, которая выглядит просто нелепо. Зарастают ступени Храма, по которым поднимались под его своды многие и многие кронштадтцы, трудившиеся во славу Кронштадта и оставившие о себе добрую память.
      Сейчас здесь работает коллектив «Водоканала». Территория этой организации ухожена — растут прекрасные деревья и цветы, но рядом с ними — безобразные трубы, вылезающие из земли и тянущиеся над поверхностью.
      Здесь повсюду веет стариной, когда всё старались сделать, как можно более пристойно. Но в советские годы новые хозяйственники не придавали вопросам эстетики особого значения — сложился новый стиль.
      Остается несколько слов сказать о Святой Елизавете. Годы ее жизни — 1207—1234. Дочь Венгерского короля Андрея II, Елизавета Унгарская, вышла замуж за ландграфа Тюрингского и жила в своем замке в городе Марбурге. С юных лет прославилась Елизавета Унгарская своим подвижничеством.
      Став ландграфиней, она ежедневно спускалась с высокой горы, где стоял ее замок, чтобы отнести бедным поселянам соседних деревень хлеба, мяса и вина. Но, как это было положено в те времена, был у Елизаветы духовник — жесткий, упрямый старик, которому не нравилось, что его духовная дочь так отзывчива на чужое страдание. Он запрещал ей проявлять заботу о других и даже наказывал ее за это. Но Елизавета, все-таки, продолжала свою милосердную деятельность, чувствуя, что это угодно Небесам. Каждый день она спускалась с горы со своими корзинками, и туман скрывал ее от глаз бдительного старика. И вот однажды, как гласит легенда, он перехватил Елизавету прямо у ворот замка.
      —  Стой! Что у тебя в корзинке, дочь моя?
      —  Розы…
      —  Открой корзину! Замирая сердцем, зажмурив глаза, Елизавета приоткрыла крышку плетеной корзинки, ожидая приступа гнева старика. Но что это? Запах роз распространился окрест. Открывает Елизавета глаза и видит, что корзина ее полна чудесных красных роз! Господь явил чудо. Продукты, лежавшие в корзинке ландграфини Елизаветы, превратились в цветы! В 1235 году ландграфиня Тюрингская Елизавета была канонизирована, культ этой святой широко распространился по всей Европе и, как видите, докатился и до Кронштадта. Теперь понятно, почему так переживала Императрица Александра Федоровна, когда узнала, что в Кронштадте сгорела Церковь во имя Святой Елизаветы. Святая Елизавета была ей особенно близка. Она была одним из ее предков.
      Прихожане Церкви Святой Елизаветы имели в своем распоряжении три участка земли. На одном из них построена сама Церковь, на другом — жилой дом для причта, а на третьем в 1868 году — новая лютеранская Церковь во имя Святителя Николая для эстонско-шведско-финского прихода. Прихожане Церкви Святого Николая были лютеранами, но молились на своих языках. Это были эстонцы, шведы, финны, прибывшие, в основном, из северо-западных окраин России в Кронштадт в поисках работы — город и крепость строились, развивались, и работы здесь хватало для всех. Храм Святого Николая, выстроенный в готическом стиле, отличался высоким острым шпилем, видным далеко с моря.
      26 марта 1926 года этот Храм был закрыт, и здание передали отделу местного хозяйства, в 1930 году Церковь Святителя Николая разрушили. Но остатки её стен еще можно увидеть.


Ленинградская улица

      В XVII веке, когда на восточной оконечности острова Котлин была устроена пристань — самый близкий пункт к Санкт-Петербургу на острове Котлин, улицу, ведущую к этой пристани, и саму пристань стали называть Санкт-Петербургскими, или проще — Петербургскими. В 1914 году столица Российской империи была переименована в Петроград, изменились и названия пристани и улицы — они стали Петроградскими. Так было до 9 февраля 1924 года, когда Петроградская улица и пристань вновь поменяли свое название и стали Ленинградскими. Улица Ленинградская очень короткая: от Ленинградских ворот до улицы Комсомола. Но в прошлом она была еще короче. Дело в том, что перед Петербургскими воротами некогда существовала площадь, называвшаяся Петербургской. Она была ограничена берегом моря, Петербургскими воротами с примыкающими к ним оборонительными стенками центральной ограды Кронштадтской крепости, территорией Морского госпиталя и Чеботаревой улицей (ныне улицей Мануильского). Это была строгая, благородная, просторная площадь. Ее украшали здания Лютеранской церкви Святой Елизаветы, Эстонско-шведско-финской церкви и очень нарядное здание Водокачальной машины. Поверхность площади была вымощена булыжником, который смотрелся, как тщательно выделанный ковер. Со временем очертания площади исказились, появились ограды служебных территорий. И Петербургская площадь исчезла. Только некоторые расширения Ленинградской улицы в этой части свидетельствуют о том, что здесь была площадь. Когда после Великой Отечественной войны разрабатывался генеральный план развития Кронштадта, градостроители настаивали на восстановлении исторических границ этой городской площади (оказывается, площади, как таковые, играют определенную роль в жизни города и должны быть в обязательном порядке). К сожалению, идея восстановления Петербургской площади тогда не была осуществлена. Но я думаю, что теперь, когда в этом уголке Кронштадта появились фонтаны, которые всегда были одним из главных украшений городских площадей, и восстановлена прекрасная часовня «Спас-на-Водах», есть надежда, что и вся эта территория, и площадь, так нужная городу, будут перепланированы и возрождены. И как памятник прошлых времен, и как место развязки транспортных потоков, и как место народных гуляний. На Ленинградской улице расположены здания разных времен — старинные, каменные дома и корпуса, построенные как до Великой Отечественной войны, так и после. Улица в целом смотрится очень спокойно и гармонично. Она благоустроена, озеленена, освещается лампами дневного света. Но теперь на ней нет такого интенсивного движения, как раньше, нет приезжающих и отъезжающих, местом переправы на Большую Землю стали в Кронштадте другие адреса. Пассажирская линия связывает Арсенальную пристань в Кронштадте с Зимней пристанью в городе Ломоносове — самым нашим ближним соседом, а технологическая дорога — с Северной Столицей. Ну а улица Ленинградская постепенно превращается в тихий, уютный уголок Кронштадта, где можно спокойно погулять, выйти за Ленинградские ворота и вволю надышаться свежим воздухом, ведь вокруг — море. А ещё — пройтись по Тулонской аллее и вспомнить о давних исторических связях Кронштадта с французским городом-побратимом Тулоном. Наиболее всего эта улица оживает летом, когда кронштадтцы устремляются сюда для отдыха — на стадион и городской пляж. Вот тогда она немного начинает напоминать прежнюю Ленинградскую — оживленную, деловую, заполненную транспортом и людьми.

Лидия Токарева      

Статья из газеты «Кронштадтский вестник» № 39 от 24.09.2004 г.




Бывшая лютеранская церковь Святой Елизаветы
Бывшая лютеранская церковь Святой Елизаветы
Ленинградские ворота
Здание водокачальной машины
 <<< Предыдущая статья Следующая статья >>> 
   © Кронштадт, Валерий Играев, 2003 — 2007. * kronstadt@list.ru