Кронштадт
Кронштадт
Символика 
История 
Музеи 
Форты 
Галереи 
Главная > Книжная полка > История > Статьи Л. И. Токаревой
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка
  




Л. И. Токарева

Экскурсия по городу с Лидией Токаревой и «Кронштадтским вестником»

Статья из газеты «Кронштадтский вестник» № 16 от 16.04.2004 г.





Губернские дома

      Макаровская… Улица-набережная… Сочетание густой зелени, таинственно мерцающей воды и величавого, благородного камня. Память эпохи Петра Великого. Всю свою душу, всю энергию вложил он в дело освоения сурового острова Котлин. Перед внутренним взором его при строительстве Кронштадта вставал, скорее всего, во всей своей красе и мощи Амстердам - город его мечты, и как хотелось этому неугомонному реформатору построить такой же город на острове Котлин! И чтоб стал он к тому же еще и столицей государства Российского. А эта улица-набережная, которая в то время называлась Поморской, стала бы главной улицей чудесного города. Воплощение своей романтической идеи начал Петр Великий со строительства огромных каменных домов. И так как дома эти строились (по разнарядке) силами и средствами тогдашних губерний, то и стали называться Губернскими. К 1725 году было построено 47 домов. Петр Великий так и не дождался этого счастливого мгновения. Все Губернские дома были однотипными, в три этажа, с подвалами, высотою в шесть метров (для хранения товаров и всякого рода припасов). За аркадами первых этажей размещались лавки Гостиных дворов. А вторые и третьи этажи использовались и под жилье, и под казармы, и под всякого рода хозяйственные службы. Арки впоследствии были заложены, но очертания их явственно просматриваются сквозь слой штукатурки и краску. На чертежах и планах Губернских домов стоит подпись Иоганна Браунштейна, талантливого немецкого архитектора, но, надо думать, и другие архитекторы того времени также принимали участие в этой работе. Помещения в Губернских домах были очень высокими (4,5 м), просторными; стены выведены полутораметровыми. Строилось на века! И каждый Губернский дом представлял собою, в прямом и переносном смысле, надежную крепость. А все вместе они являли собою фронт обороны южного берега острова Котлин в пределах городской черты. Находясь в ведении Кронштадтского военного порта, Губернские дома использовались в соответствии с нуждами флота. Ныне часть их передана под жилье, но в некоторых, как и прежде, располагаются всевозможные военные организации и учреждения.
      Прямо за воротами Петровского парка начинается Коммунистическая улица. Широкая и прямая, обсаженная вековыми каштановыми деревьями, она является продолжением Центральной аллеи и ведет к Якорной площади. Такие же деревья красуются и вдоль Губернских домов, и потому обе улицы, Макаровская и Коммунистическая, как бы дополняют и увеличивают территорию Петровского парка.
      280 лет исполнится скоро Губернским домам. Какая же это все-таки старина! А сколько событий всемирно исторического значения связано с этим уголком Кронштадта!
      По указанию Петра Великого, Губернский дом № 11 отдан был под квартиру Государя Императора и приезжающих особ высочайшего класса, а так же и для Присутственных палат Главного командира Кронштадтского военного порта, служебных помещений различного назначения и, естественно, квартир, как для самого Главного командира Кронштадтского военного порта, так и для чиновников его штаба.
      В 1762 году граф Миних, генерал-фельдмаршал и Президент Военной коллегии был назначен Главноначальствующим над военными портами — Рогервикским, Ревельским, Нарвским и Кронштадтским. И для него были здесь устроены особые апартаменты. С тех пор, видимо, для краткости, здание Штаба Кронштадтского военного порта стали называть Домом Миниха, но официально он, конечно, именовался Штабом Кронштадтского военного порта. И все Главные командиры Кронштадтского военного порта имели свое местопребывание в Доме Миниха вплоть до 1917 года. Они же были и главными начальниками Кронштадта. А с 1809 года Главные командиры Кронштадтского военного порта стали и Военными губернаторами. С 1724 года, когда Кронштадт стал главной базой Балтийского военно-морского флота, во главе его и Кронштадта находились Главные командиры Кронштадтского военного порта. Все власти, и флотские, и сухопутные, и гражданские, подчинялись Главному Командиру Кронштадтского военного порта, и все вопросы решались в пользу Морского ведомства.
      До 1724 года первым Главным Командиром Кронштадтского военного порта был адмирал Томас Гордон. Последним, с 1909 до 1917, — вице-адмирал Вирен. А между ними, за 200 лет на этой должности пребывали 40 человек, среди которых было очень много выдающихся деятелей военно-морской науки и практики. В годы советской власти в этом здании разместились интендантские службы. Все вместе они назывались Управлением тыла. И, надо сказать, что кронштадтские интенданты потрудились на славу. Созданные ими хранилища, как продовольственные, так и материальные, были неисчерпаемыми. И всегда находились в идеальном состоянии. И Петр Великий, и другие русские государственные деятели понимали, как много минусов у Кронштадта: далеко от центра Балтики, замерзание моря на шесть месяцев в году, пресная вода Невской губы, что способствует порче деревянных корпусов кораблей, мелководье и другие, и все они хотели бы перенести порт куда-нибудь западнее. И такие попытки предпринимались. Но каждый раз все-таки оказывалось, что лучше Кронштадта ничего нет и быть не может. Флот, крепость, город - всегда имели все необходимое и для войны, и для мира.
      С годами к Дому Миниха было пристроено несколько казарм. В одной из них, в левом крыле Дома Миниха, в 1874 году был расположен Минный офицерский класс: появились новые виды оружия (мины, торпеды и пр.) и надо было осваивать их. Возглавлял это учреждение адмирал Пилкин, ученый, изобретатель, крупнейший специалист военно-морского дела. Фактически Минный офицерский класс - это первый в России научно-исследовательский институт, и многие новинки военного дела были изобретены или применены здесь. В 1876 году, например, здесь была устроена электростанция, освещавшая комнаты здания. А в 1880 году освещена была, впервые в России, улица Макаровская (Поморская). 186 электрических ламп горели тогда в Кронштадте. Они были и в учреждениях, и в госпитале, и в казармах, и в цехах Морского (Пароходного завода). Питавшая их электроустановка была крупнейшая в Европе. Первым русским светотехником был Е. П. Тверитинов, преподаватель Минного Офицерского класса, а с 1883 года здесь стал трудиться А. С. Попов и его верный помощник П. Н. Рыбкин. Именно здесь, в этих стенах, и было сделано величайшее открытие - радио.
      Чугунная решетка, которая тянется от Дома Миниха до Петровского дока, отделяет от улицы Макаровской небольшой садик, официального названия не имеющий, но в народе именующийся «садиком Попова». В этом садике находится деревянная садовая беседка - свидетельница первых сеансов радиосвязи, которая осуществлялась сначала с комнатами Минного офицерского класса, потом с кораблями, стоявшими на рейде, а потом - с более дальними пунктами и, наконец, стала беспредельной. В этой беседке и испытывал свой прибор великий русский ученый, прежде чем обнародовать свое достижение.
      В связи с 50-летием со дня изобретения радио, 5 мая 1945 года, в саду Минного офицерского класса, по постановлению Советского Правительства, был установлен бюст А. С. Попова работы скульптора В. С. Чеботарева. Пьедестал изготовлен был в 1973 году скульптором В. А. Андфриевым. Сюда, на садик, выходят двери парадных подъездов казенных квартир. В свое время жили здесь и А. П. Ганнибал, генерал Аншер, строитель Петровского дока и Кронштадтской крепости, и главные командиры Кронштадтского военного порта в 18-м и в начале 19-го века.Наиболее известные из них - вице-адмирал А. И. Нагаев (1764—1766), адмирал Г. А. Спиридов (1766—1769), адмирал В. Я. Чичагов (1772—1773), контр-адмирал Н. И.Сенявин (1773—1775), адмирал С. К. Грейг (1775—1788), адмирал А. И. Круз (1788—1795), адмирал П. И. Пущин (1797—1801), адмирал Г. А. Сарычев (1827 г.).
      Ныне в этих помещениях находятся различные учреждения, и только в комнатах бывшего Минного офицерского класса работает музей А. С. Попова. Флот развивался, он становился паровым. И стало не хватать служебных помещений в Доме Миниха. И тогда решено было сделать Девятый Губернский дом резиденцией Главного командира Кронштадтского военного порта. Девятый Губернский дом находится через дорогу, напротив Дома Миниха. Он предназначался под квартиры офицеров. И там в свое время жили молодые офицеры, будущие декабристы - братья Николай, Александр, Петр и Павел Бестужевы, Константин Торсон, Дмитрий Завалишин и многие другие. Здесь собирались они в свой кружок и спорили о будущем России. В планах руководителей движения Кронштадту отводилось особое место. В августе 1826 года намечалось восстание декабристов против самодержавия. И отсюда, из Кронштадта, должны были прийти в Санкт-Петербург боевые корабли и направить орудия на Зимний дворец. Но, по известным причинам, восстание декабристов произошло зимою, когда море было покрыто льдом.
      В 1832 году Девятый Губернский дом был переделан. Квартира Главного командира Кронштадтского военного порта занимала второй этаж, на третьем этаже была Царская квартира - на случай прибытия в Кронштадт членов Императорской фамилии, а на нижнем этаже находилась канцелярия и хозяйственные помещения. В 1853 году Царская квартира была предоставлена в распоряжение генерал-адмирала Великого князя Константина Николаевича. И улица стала называться Великокняжеской. А девятый Губернский дом стал Домом Главного командира порта. Главные командиры Кронштадтского военного порта были еще и военными губернаторами. В этом здании, с 1839 по 1852 год жил адмирал Ф. Ф. Беллинсгаузен, знаменитый мореплаватель, открывший Антарктиду. При нем Кронштадт стал одеваться в камень. При нем был открыт памятник Петру Великому, Кронштадтское Морское собрание - лучшее в России учреждение подобного рода. При нем началось озеленение Кронштадта и улучшение экологической обстановки, которая до него была просто ужасающей. И так как от казны не было помощи, адмирал Беллинсгаузен тратил на это свои собственные средства. Когда он умер, его не на что было похоронить! Вот откуда взялись в Кронштадте все эти чудесные каштаны, березы, дубы, тополя, вязы, ивы, пихты… Со всех концов России выписывал он саженцы, чтоб матросы, служба которых продолжалась в течение пяти лет, могли здесь увидеть дерево своей Родины…
      Жил здесь и адмирал Ф. П. Литке, знаменитый кругосветный мореплаватель, великий ученый, один из основателей Императорского Географического общества, автор многих сочинений, посвященных науке о земле и море. Во время Крымской войны (1853—1856) он руководил обороной Кронштадта, и одно из укреплений на Южном берегу острова Котлин было названо его именем.
      В 1866-1871 годах Главным командиром Кронштадтского военного порта был адмирал С. С. Лесовский — крупнейший флотоводец второй половины 19-го века. Это он за три дня снарядил боевую эскадру и вышел к берегам Северной Америки с целью поддержки Северных штатов, воевавших против Южных. Приход Кронштадтской эскадры в Нью-Йорк встречен был взрывом восторга. Кронштадтских моряков везде, где бы они ни появлялись, приветствовали огромные массы народа. Жил здесь с 1899 по 1904 год и вице-адмирал С. О. Макаров, много сделавший для усиления обороны Кронштадта. Многие его идеи были воплощены в жизнь уже в советское время. Отсюда отбыл он на Дальний Восток, где и погиб на должности Командующего Первой Тихоокеанской эскадры.
      Трагически сложилась судьба последнего Главного командира Кронштадтского военного порта вице-адмирала Р. Н. Вирена. Он вступил на этот пост в 1909 году. В этот период достраивались и вооружались бетонные форты Кронштадтской крепости, совершенствовалась учебная база флота, флот стал броненосным, и все это требовало непрерывного совершенствования. Вице-адмирал Вирен был строг и требователен до щепетильности, но, как теперь стало понятно, все это было ради дела. Большевистская пропаганда заклеймила вице-адмирала Вирена как злобного царского сатрапа. Каждый эпизод его требовательности или негодования по поводу разгильдяйства или расхлябанности подавался в революционных изданиях как пример личной жестокости и классовой нетерпимости. Вот почему 1 марта 1917 года, в 8 часов утра, когда стало известно о беспорядках в Петрограде, огромные массы матросов, рабочих, солдат окружили Дом Главного командира Кронштадтского военного порта и потребовали к себе вице-адмирала. Он, накинув шинель, вышел из подъезда. Толпа, дышавшая ненавистью, тяжелой массой надвинулась на него. И он, не найдя ничего другого, крикнул: «Смирно!» Но в ответ на это раздался смех. Грозного Вирена никто уже не боялся. Под конвоем матросов с винтовками в руках Вирена повели по Великокняжеской улице на Якорную площадь, где уже ожидали расстрела тридцать пять офицеров, известных «зубодробильщиков», от которых отказались их команды. Но не дошел он до Якорной площади. Не в силах вынести оскорблений, которыми его осыпали разъяренные матросы, он стал отвечать им на их языке, который знал в совершенстве. И, видимо, сказал что-то такое, чего они не вынесли. Шагнул один из матросов, присел на правую ногу и резким движением выкинул штык, вонзив его в тело вице-адмирала. Подскочили и остальные с винтовками и, подняв его на штыки, сбросили в Доковый овраг, глубина которого в этом месте около 20 метров. Вирен упал прямо на камни, которыми обложена канава (кювет), спускающаяся по наклонному дну оврага к Бассейну Петровского дока. Через неделю, 8 марта, друзья вице-адмирала Вирена вынесли его тело и похоронили его на Немецком кладбище, а семье помогли тайно покинуть Кронштадт. Могила вице-адмирала Р. Н. Вирена существовала до начала Великой Отечественной войны, а потом затерялась. Но недавно, на средства Командования Балтийского флота, могила была восстановлена. В советские годы в Доме Вирена - так стал называться, по-местному, после революции бывший Дом Главного командира Кронштадтского военного порта — жили представители Флотского командования: будущие адмиралы В. Ф. Трибуц, М. В. Викторов, М. В. Галлер, И. С. Исаков, А. Г. Головко, Ф. В. Зозуля, Ю. А. Пантелеев и другие выдающиеся деятели Советского Военно-Морского флота.
      В предвоенные годы в квартире №7 жила семья А.И. Маринеско, командира знаменитой «С-13».
      А в настоящее время — это обычный жилой дом…       

Лидия Токарева      

Статья из газеты «Кронштадтский вестник» № 16 от 16.04.2004 г.




Губернские дома
Губернские дома
Дом Миниха
Здание бывшего Минного офицерского класса
Музей-квартира А. С. Попова
Музей-квартира А. С. Попова
Овраг Петровского дока
 <<< Предыдущая статья Следующая статья >>>
   © Кронштадт, Валерий Играев, 2003 — 2006. * kronstadt@list.ru