Кронштадт
Символика  
История  
Музеи  
Форты  
Галереи  
 
Кронштадт
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка  
   

 

Ф. А. Тимофеевский

Краткий исторический очерк двухсотлетия города Кронштадта
 

Главная > Книжная полка > История Кронштадта > Краткий исторический очерк двухсотлетия города Кронштадта


     


  III.

 
      С 1706 по 1725 год.
 
Первые постройки и сооружения. — Гавани. — Доки. — Кронштадтский Петра Великого канал.


      Первым укреплением на Котлине была батарея св. Иоанна или св. Яна, построенная в 1705 году на южном берегу острова на месте нынешней Цитадельской пристани. Летом 1706 года на косе поставлно было укрепление (шанц) св. Александра.
      Флот, в первые годы своего существования, с ранней весны до поздней осени, стоял обыкновенно у Кроншлота и только при заморозках уходил в Петербург. Такой порядок ежегодного выхода флота на Котлинский рейд был в высшей степени неудобен, так как уходя на зимовку в Петербург, все глубоко сидящие суда должны были весь свой груз оставлять на Котлине и затем ждать прибыли воды, чтобы войти в Неву. В нынешних, так называемых, «вехах» (въ устье Невы) большие суда должны были проходить с осторожностью. Зимовка в Петербурге была также неудобна, а потому Петр, по возвращении в Петербург, тотчасъ же после Полтавской победы, в ноябре 1709 года, велел приступить к постройке гаваней, пристаней и магазинов на острове Котлин.
      В 1710 году значительное число пленных шведов назначено было собирать камень для будущей гавани, а в 1712 году началась её постройка по первоначальному плану, который в 1715 году был заменен новым, впоследствии выполненным и существующим до настоящего времени.
      Первоначальная гавань занимала часть нынешней Средней гавани и по пространству равнялась почти половине нынешней Военной.
      Начав постройку гаваней, как уже сказано, в 1712 году, Пётр принялся за дело с энергией, поразительной даже для него. Как свидетельствует С. И. Елагин, в декабре 1715 года последовал указ выслать на Котлин к строению гаваней из губерний Московской, Архангельской, Казанской, Нижегородской и Азовской, 31486 человек. Сибирская губерния, по отдаленности, вместо высылки людей, обязана была уплатить 31140 рублей. При таких средствах и под надзором самого Державного Основателя русского флота, работа закипала и подвигалась чрезвычайно быстро. В 1719 году большая часть этой гигантской работы, плодами которой мы пользуемся до сихъ пор, была почти окончена и великий организатор первого настоящего военного порта России, стал помышлять о сооружении доков. Доки были необходимы как для постройки новых, так и для починки старых кораблей1). Кажется ни в чем не выразились так ярко гений и изумительная энергия Петра, как в тех поистине гигантских сооружениях, которые им были произведены на острове Котлине. Кронштадтские гавани, доки и укрепления навеки останутся памятниками такой деятельности, которая опередила века и была не по силам тогдашней науке.
      Желая соединить все кронштадтские доки в одно целое с удобными водяными сообщениями будущего города и всего острова, Пётр и здесь не мог обойтись без самого грандиозного плана. Он предполагал перерезать весь Котлин 4 каналами, из которых один должен был идти по направлению нынешнего канала Петра I и продолжаться до северного берега; другой, в том же направлении пересекать восточную конечность острова; третий, перпендикулярный двум первым, направляясь по восточной и западной оконечностям крестового дока, своим западным концом должен был соединиться с морем, а к востоку доходить до нынешнего оврага, на месте которого предполагалось вырыть огромный бассейн и в нем, к югу и северу, устроить по 3 эллинга. В параллель этому последнему каналу, в расстоянии от него 220 сажень к северу, предполагалось устроить 4-ый канал, на западе, как и первый, достигающей моря, а к востоку соединяющейся со вторым каналом (см. план лист № 1).
      В 1719 году приступили к исполнению этого гигантского проэкта, которому не суждено было осуществиться. Работа началась с южного берега, доходившего до места, занимаемого нынешним Инженерным училищем. Одновременно с сооружением дамб начали рыть канал и во внутрь берега. Место, избранное для канала и бассейна, было густо застроено, т. ч. пришлось снести до 141 дома, принадлежащих морским и сухопутным офицерам и нижним чинам. Вообще, при осуществлении своих гениальных предначертаний, Пётр не стеснялся, и, когда напр. для облицовки стен канала понадобились доски, то приказано было все суда, приходившие в Петербург из губерний, чьи бы они ни были, пригонять к Котлину и разбирать.
      20 шля 1720 г. Государь посетил работы, все осмотрел и похвалил. Торопя окончанием, он приказал, если не успеют кончить летом, продолжать работать и зимою. Но как ни торопились, однако дамбы Усть-канала и земляная работа его до креста, а также и восточного заворота окончены были только к декабрю 1721 года. Затем разные неблагоприятные обстоятельства замедлили обложение стен канала камнем и для окончания этой работы были вызваны в 1723 г. хорошие каменщики из Петербурга. Зимой 1724 года велено начать в крест-канале два эллинга: один на севере, а другой на западе, а также док в большом канале и приступлено к отливанию, помощью ветряных мельниц, из доков воды.
      5 октября 1724 г. собственноручным указом Государя работы каналов и доков переданы были в ведение адмиралтейств-коллегии, которой велено делать два временных деревянных дока: один для трехдечных кораблей, а другой для двухдечных и, кроме того, еще один эллинг. Лес для ворот на эти доки требовали выслать из Казани непременно весною 1725 года.
      Этим и кончается история канала и доков во время царствования Петра Великаго. Нигде не говорится куда давалась земля, вынутая из канала, но, судя по тому, что мы видим теперь, кажется, можно безошибочно сказать, что ее сваливали в воду впереди так называемых губернских флигелей, вдоль линии которых тянулся берег тогдашней гавани. Этой землей засыпали мелководье, простиравшееся вдоль берега на расстояние до 250 сажень во внутрь гавани и заключенное между северной частью западной стенки Купеческой гавани, дамбами усть-канала и дамбой, идущей от нынешних Петербургских ворот к северо-западному углу Военной гавани. Все это громадное пространство, занятое в настоящее время: лесной биржей, рыбным рядом, биржевым гостиным двором, голландской кухней, таможней, Петровским парком, арсеналом, артиллерийскими и мачтовыми мастерскими, пароходным и пильным заводами и Константиновским доком, тогда было покрыто водою с глубиною от 7-ми до 3-х футов. В этом мелководном пространстве, негодном для стоянки больших судов, тянулись в т времена стенки гавани, выходившие затем на глубину до дамбы усть-канала. Почти по середине этого пространства, там, где теперь арсенал, была довольно длинная пристань, по западную сторону которой, на площадке, устроенной на сваях и на ряжах, построен был дворец Петра Великаго, обозначенный на планах того времени (1723 г.) под именем дома Его Царского Величества. Дом этот был выстроен в голландском вкусе с высоким шпицем. Другой домик Петра Великого, построенный, как полагают, ранее дворца, сохранился и до настоящего времени в Летнем саду.
      Таковы были непосредственные окрестности канала, земля которого вероятно и была употреблена на засыпку северной части строящихся тогда гаваней и послужила для образования нынешнего Петровского парка, посреди которого поставлен монумент Великому основателю русского флота и Кронштадта2).
      Вглядываясь пристальнее в приложенный план (см. план № 1), на котором представлены очерки берегов Петровского и нынешнего Кронштадта, не трудно себе составить понятие о том, чем был наш остров в последние годы царствования Петра. Со стороны моря виднелся еще покрытый густым сосновым лесом берег острова Котлина, в котором, указом 25-го сентября 1723 года, приказано было прорубить просеки для продолжения старых и проложения новых улиц. В том же году 7-го октября в присутствии Петра, Императрицы и иностранных послов, с большою церемониею заложена была западная стена Кронштадтской крепости. Вид Кронштадта с моря был следующий: на рейде красовались корабли, фрегаты, галеры, яхты, флейты и буера с высокими резными кормами и массою кормовых украшений и балконов. Гавани также были наполнены военными и купеческими судами; если бы мы мысленно вошли в гавань, на одной из этих крутобедрых галер, то из центра Средней гавани открылась бы такая картина: прямо перед нами на площадке, устроенной на сваях и на ряжах, в 35 саженях от берега, там, где теперь находится арсенал, возвышается трехэтажный дом Его Царского Величества. Сзади Царского дома, на берегу, вдоль набережной Средней гавани, тянулся ряд двух- и трехэтажных губернских флигелей. На левом берегу канала, на дворе нынешнего Морского Инженерного Училища, на том месте, где теперь находится астрономическая обсерватория, возвышалась деревянная, первая в Кронштадте церковь Св. апостола Андрея Первозванного.
      Далее, за каналом, снова виднелся густой первобытный сосновый лес. От набережной и губернских флигелей начинались прорубленные в лесу улицы. Если бы посмотрели из избранного нами обсервационного пункта на северо-восток, по тому направлению, где стоит теперь морской госпиталь, то перед нами снова потянулся бы частый сосновый лес, из-за которого выглядывала красивая разная, деревянная, колокольня старого храма Богоявления Господня.
      Собственно городские постройки по определенному плану начались с 1714 года, когда 10-го марта последовал указ:3) «Объявить всем губернаторам чтоб каждый сего года приготовили, а в будущем начали строить каменные дома, а именно с пяти доль по двору на год. По тому указу надлежало по долям построено быть в один год 31 дом. Мая 8-го дня из сената губернаторам о том строении указами объявлено. Августа 9-го дня положен сбор с государства по 5000 рублей на дом, а с двора по 6 алтын полденьги. А октября 29-го дня 1714 года по именному Е. И. В. указу велено строение на Котлине острове выдать сенатору генерал-пленипотенциару князю Долгорукому от московской губернии».
      С 1721 года, т. е. по заключении Ништадтского мира, постройка домов пошла успешнее. Государь сам принимается за устройство города, отводя места для построек. 26 сентября 1723 года Государь своею рукою написал указ о прорубке улиц. Вдоль стен строений и заборов приказано оставлять деревья, не растущие на кочках; рубку же деревьев внутри отводимых дворов, предоставлено произволу хозяев. Ширина набережных у каналов назначена в 15 сажен. Остальные улицы должны были иметь в ширину 9 сажен.
      В феврале 1724 года последовала раздача каменных домов, постройка которых к этому времени была окончена. В почти 10 лет было построено 47 домов. (План этих каменных строений находится теперь в Московском архиве Министерства Иностранных Дел). Из снимков с этого плана, приложенных к статье С. Елагина («Начало Кронштадта»), видно, что все 47 каменных «губернских» домов были построены на южном берегу Котлина и имели такое расположение: 25 домов размещались в одиннадцати параллельных группах, из коих первая в 5 домов шла по нынешней Княжеской улице, не доходя до Поморской (ныне Макаровской); прочие же 10 групп были расположены по длине Поморской, направо от Княжеской (так что первая из этих 10 групп соответствовала по местоположению приблизительно нынешнему дому главного командира). Упомянутые 25 домов были сооружены первыми, в период с 1714 по 1720 год, а затем и остальные 22 дома, расположенные по каналу Петра Великаго. Эти последние 22 дома размещались по обеим сторонам Петровскаго канала равномерно, на каждой стороне по 11 домов, из коих первые 7, считая от гавани, шли параллельно каналу, в некотором от него расстояннии, а остальные 4 перпендикулярно к каналу. Таким образом, эти 22 дома представляли своим расположешем вид прямоугольной, обращенной к гавани, скобы, почему занятая этими домами местность и называлась в первой половине XVIII века «Скобою». В настоящее время подобную скобу представляют здание Морского Инженерного Училища Императора Николая I с одной стороны и здание Штаба порта и Гимназии с другой.
      Относительно самых домов, находившихся в означенной скобе, в статье Елагина говорится: «Дома эти были трехэтажные: нижние этажи домов №№ 1—22, заключая в себе сплошной ряд лавок, представляли гостиный двор, с галереею, украшенною арками; верхние же два этажа предназначались для жилья. Под лавками устраивались погреба. Желая во время приездов быть как можно ближе к кораблям и любимому морю, Пётр избрал местом для своего жилища среднюю гавань. Здесь, в 1721 году, начато битье свай под фундамент для Царского дома, на воде, в 35 саженях от берега. Дом этот был трехэтажный. С восточной стороны к нему примыкала пристань, выдававшаяся одним концом в гавань, а другим примыкавшая к берегу. В последствии пристань эта послужила частью фундаментом кронштадтского арсенала.
      Еще остается сказать об одной постройке. На линии домов, лежащих перпендикулярно к каналу по обе его стороны имелось в виду перекинуть через канал высокую арку и на ней построить «великую башню», как выражались документы того времени. К сожалению, мы не отыскали её изображения. Начатая постройкою в 1722 году, башня эта разделила участь дворца Государева в гавани, великолепных каналов, бассейна в центре острова и других предположений, умерших вместе с Петром.



      1)   Из документальной записки 1806 года об укреплениях и морских сооружениях Кронштадта, доставленной ген.-майором П. В. Козакевичем первому редактору «Кронштадтского Вестника» Н. А. Рыкачеву. Выдержки из этой записки были помещены в нескольких №№ «Кронш. Вестн.» за 1885 год.

      2)   Н. А.Рыкачев. «Кронштадтская Старина». Из №№ «Кронштадтскаго Вестника» за 1885 год.
      3)   См. «Материалы к Истории Русского флота», ч. III, стр. 006.
 

 

               


План первоначальных очертаний берегов гаваней Кронштадта
      

 
   
 <<< Глава II. События, предшествовавшие основанию Кронштадта.   Глава IV. Работы по постройке канала и доков... >>>   
   © Кронштадт, Валерий Играев. kronstadt@list.ru