Кронштадт
Символика  
История  
Музеи  
Форты  
Галереи  
 
Кронштадт
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка  
   

 

Ф. А. Тимофеевский

Краткий исторический очерк двухсотлетия города Кронштадта
 

Главная > Книжная полка > История Кронштадта > Краткий исторический очерк двухсотлетия города Кронштадта


     


  XXIV.


ЭКОНОМИЧЕСКОЕ  ПОЛОЖЕНИЕ  КРОНШТАДТА.

Влияние политики на внешнюю торговлю. — Финансовое положение Кронштадта в первое столетие его существования. — Зависимость городских доходов от деятельности коммерческого порта. — Экономическое его положение во второе столетие. — Упадок экономического состояния от причин независящих от городского самоуправления. — Финансовое положение Кронштадта в настоящее время.
 

      Финансовое положение Кронштадта, как приморского города, всегда зависело от деятельности коммерческого порта, т. е. от внешней морской торговли. Хотя Кронштадт и не является самостоятельным коммерческим портом, а представляет только передовой пункт петербургского, но, пропуская через свои гавани торговые суда, адресованные на Петербург, как на главный центр сосредоточения русской внешней торговли, — он всегда пользовался некоторою частью общих доходов. В особенности деятельность кронштадтского порта процветала в то время, когда не было еще ни морского канала, ни хорошо оборудованного петербургского порта.
      Успех же морской торговли находится, в свою очередь, в прямой зависимости от политических обстоятельств и того международного положения, которое занимает в данное время государство. Международное положение России, созданное Петром Великим, было блестяще. Преследуя вековые задачи России, Пётр, с редким историческим чутьем, достиг важных успехов: 1) приобрёл Балтийское море — на западе, 2) прочно поставил русское влияние в Польше — на юго-западе и 3) явился грозным врагом Турции — на юге.
      При Петре Россия стала первоклассной державой в Европе, в делах которой её голос пользовался большим значением. Такое выгодное положение отразилось и на морской торговли. Уже через 12 лет по основании Петербурга и Кронштадта стали приходить в эти города десятки иностранных кораблей, а через полвека их уже насчитывали тысячами.
      После Петра Первого, при Екатерине и Петре II, продолжали действовать так, как действовал Пётр и не хотели начинать ничего нового. В царствование Анны Иоановны идёт некоторое колебание политических устоев, созданных Петром Великим, так как русская дипломатия, руководимая иноземцами, перестала быть чисто национальной1). Императрица Елизавета Петровна в отношении внешней политики старалась следовать традициям Петра. Императрица Екатерина II хотя и не старалась подражать кому бы то ни было из своих предшественников, но вместе с тем умела понять исконные задачи русской политики и потому была прямою подражательницею Петра I. При последующих императорах до Александра I включительно, внешняя политика имела некоторый колебательный характер.
      В какой степени внешняя политика за упомянутые периоды отразилась на вывозе русских товаров можно видеть из следующих статистических данных, приводимых профессором М. В. Довнар-Запольским в «Обзоре новейшей русской истории». Русский отпуск, повышаясь с 1750 года, возрос к 1800 году почти втрое сравнительно с отпуском в половине этого столетия и более чем в десять раз сравнительно с отпуском 20-х и 40-х г.г. XVIII столетия. В 1800 г. он равнялся уже 6072 миллионов рублей.
      Успех русского вывоза продолжался и в последующие десятилетия: до 1808 г. он имеет слабое повышение, а иногда и некоторое падение, что вполне понятно ввиду тогдашних политических осложнений. Уже в 1812 г. он доходит до 139 миллионов, а в 1820 г. почти до 250 миллионов.
      Насколько в 20-х годах уже чувствовалось биение торгового пульса и насколько торговый интерес захватывал заинтересованные в нём круги, можно судить по одной статье 1818 года, в «Духe Журналов». Характеризуя торговлю в Петербургском порту (а следовательно и в Кронштадтском) за 1817 год, автор указывает на то, что никогда навигация на Балтийском море, не была так обширна, как в этом году и продажа отечественных произведений не была так успешна, как в этот год. Вывоз превысил ввоз в одном только Петербургско-Кронштадтском порту на 5 миллионов. Главным предметом вывоза был хлеб. «Жители сей столицы (т. е. Петербурга) были свидетелями такого явления, какого может быть и отцы их не запомнят: вся широкая Нева на пространстве нескольких верст была, можно сказать, заполнена иностранными кораблями, пришедшими сюда за хлебом»2). На цену не смотрели, и хлеб поднялся от 18 до 30 руб. за четверть. В 1817 г. было вывезено из Петербургского порта товаров более чем на сто миллионов рублей. Такое воодушевление представляет собою характерную черту этого периода подъёма экономической жизни страны.
      Собственно для Кронштадтского порта самою блестящею навигациею за рассматриваемый период был тот же 1817 г., когда приходило до 1700 кораблей, преимущественно за хлебом, которым Россия в том году снабдила всю Европу.
      С 1780 г. по 1790 г. средним числом привозилось к Петербургско-Кронштадтскому порту разных товаров на 12.238.319 рублей и вывозилось на 13.261.943 рубля. В 1823 г. Петербуртско-Кронштадтские таможни приняли 22.346.579 рублей, а в 1831 году этими таможнями было собрано 43.118.268 рублей3).
      В отношении общего числа приходящих в Кронштадтский порт торговых судов стало замечаться со второй половины прошедшего столетия некоторое уменьшение, хотя грузооборот продолжал увеличиваться. Такое явление объясняется постепенным возрастанием числа паровых судов, которые по большей части так велики, что каждый пароход заменяет собою 2 или 3 парусных судна. Так например в 1869 году в приходе к Кронштадтскому порту было 2973 судна, в том числе 566 паровых, в 1870 г. общее число было 2705, в том числе паровых — 568, в 1871 г. общее число — 2653, в том числе паровых — 629, в 1872 г. общее число — 2358, в 1873—2694, в 1874—2899, в 1875—2392, в 1876—2893, в 1877-3260, в 1878—2671, в 1879—2734 и в 1880—2889 судов.
      Во всe последующие года общее число судов стало значительно уменьшаться, так как парусные суда почти совершенно уступили свое место паровым.
      Сведения о числе пароходов, приходящих к Кронштадтскому порту за последнее время, помещены в предшествовавшей главе.
      С 1828 г. установлен в Кронштадте особый портовый сбор с так называемой «Голландской кухни», шедший в пользу города и ежегодно дававший доход свыше 45000 руб., т. е. почти 20% всего городского дохода. Постройка этой кухни относится к 1720 году, т. е. к тому времени, когда началась более или менее правильная внешняя морская торговля. В этой кухне варилась пища для команд коммерческих судов, т. к. разводить огонь на судах, стоящих в гавани, строго запрещалось. За пользование этой кухней каждый корабль вносил установленную плату (с 1903 г., как увидим ниже, эти сборы были отменены).
      Кроме упомянутых сборов город имеет от коммерческого порта еще следующие доходы: 1) с лесной биржи и мест, отдаваемых под склад лесa, 2) за право разогревания смолы и продажи её на коммерческие суда, 3) за пользование плашкоутами, 4) от продажи земляного и каменного балласта, 5) за право перевоза товара и пассажиров в гавани, 6) за право очистки мусора с коммерческих судов и другие.
      Из таблицы, приложенной в конце настоящей главы, наглядно видно поступление этих доходов за 10 летний период, с 1872 по 1882 год, в зависимости от прихода судов.
      Рассмотрим теперь причины колебаний доходности города с гаваней. В 1872 году, например, город находился в неблагоприятных материальных условиях. Главною причиною был малый приход торговых судов и незначительное требование балласта; городские доходы за этот год сократились более, чем на 10 тысяч рублей, так как помимо непосредственного дохода, получаемого с судов за голландскую кухню, балласт и проч., приход судов отражается всегда и на торговле города, зависящей от числа коммерческих судов. Следующий 1873 год был в денежном отношении вполне благоприятным, что зависело от большого прихода в этом году коммерческих судов, вследствие чего доход от городской кухни и плашкоутов увеличился против сметного назначения на 14700 рублей.
      В 1877 году главнейшее увеличение сметных доходов, как и в двух предшествовавших годах, относится к статьям по сборам с коммерческих судов, так например сбор с голландской кухни за варку пищи превысил сметное назначение на 21373 рубля, с плашкоутов на 3273 р. и с балласта на 1903 рубля. Bcе подобные сборы не составляют, впрочем, чего либо определённого и постоянного, но скорее относятся к чисто случайным доходам, зависящим от того или другого прихода коммерческих судов.
      В денежном отношении 1877 год был крайне тяжелым для городского управления, так как ему пришлось истощить все свои ресурсы для покрытия во 1) расхода в 50 тысяч рублей, пожертвованных Думою на раненых и больных воинов, а во 2) расходов по капитальному исправлению Биржевого канала и по покупки дома Кудрявцева для женской гимназии. Обстоятельства так сложились, что пришлось в один год произвести единовременно до 100 тысяч рублей экстраординарного расхода, на покрытие которого надобно было издержать весь запасный капитал, образованный из остатков от сумм постойного сбора и разных других сбережений. Одновременно пришлось приступить к углублению канала, к постройке каменного дома для реального училища, к покупке дома для женской гимназии и в то же время принести посильную лепту на алтарь отечества в борьбе его с внешним врагом.
      Без сомнения, такое стечение обстоятельств не могло не отразиться на финансах города, хотя с другой стороны мы видим, что городской бюджет возрос в отчетном году свыше 300 тысяч рублей.
      Посмотрим теперь картину городского бюджета за 1887 г., т. е. через 10 лет. По росписи в этом году предполагалось к поступлению 158981 рубль, в действительности же поступило 130677 руб., т. е. менее против росписи на 28304 рубля. Причина такого неудовлетворительного выполнения росписи объясняется единственно недобором по некоторым статьям, составлявшим прежде весьма крупную сумму доходов города, а именно с голландской кухни и плашкоутов. Городские сборы по этим статьям дохода ежегодно уменьшаются вследствие значительно меньшего прихода в здешний порт коммерческих судов, часть которых направляется прямо в Петербург морским каналом.
      Из отчетов городской управы, как мы уже упомянули, видно, что все доходы, зависящие от прихода коммерческих судов, управа совершенно справедливо относит к случайным, не составляющим чего-либо определенного и постоянного. Наиболее существенными считаются следующее доходы: 1) оценочные с недвижимых имуществ, представляющих иногда увеличение вследствие постройки новых зданий и переоценки старых домов, 2) с городских торговых заведений, 3) нотариальный сбор и некоторые другие.
      Правильнее было бы и эти доходы, считающееся существенными, также отнести к первой категории, т. е. к случайным, так как и они находятся ъ зависимости от успеха деятельности коммерческого порта.
      Таким образом, если не считать скромных обычных доходов, присущих каждому городу, нельзя не согласиться, что благосостояние и равновесие городского бюджета всецело зависит от процветания коммерческого порта. Исходя из этого положения, вполне понятными становятся те страхи некоторых кронштадтских обывателей в 80-тых годах прошедшего столетия, когда проводился СПБ. Морской канал и возникал вопрос о грандиозном оборудовании петербургского порта. Еще более стали беспокоиться кронштадцы, когда распространился слух о закрытии коммерческого порта. Если и теперь при существовали коммерческого порта смета городских доходов заключается ежегодно с дефицитом в нисколько десятков тысяч рублей, то тогда городское управление не будет в состоянии выполнять даже и обязательных расходов по содержанию полиции и пожарной команды, поглощающих целую треть доходов. Понизится ценность недвижимых имуществ, а вместе с этим понесет громадные убытки и наше кредитное общество, находящееся теперь в цветущем состоянии. Словом, с перенесением торгового порта, Кронштадту грозит почти полное разорение и после 200 летнего процветания он превратится в малозначительный городишко.
      С 1903 года, с изданием в 1901 году закона об отмене портовых сборов ъ пользу городов, прекратились и дальнейшие сборы с голландской кухни. Таким образом, Кронштадт совершенно неожиданно лишился одной из важных статей дохода, так как этот сбор давал почти 20% всего городского дохода. Взамен этого сбора назначено было в пользу города из сумм главного управления торгового мореплавания и портов пособие в сумме, равной получаемому ранее дохода с голландской кухни 45290 рублей (по среднему расчету за три года), но с тем, что сумма эта будет ежегодно уменьшаться на 10%. Сообразно этому вычислению город получил за 1902 год 45290, за 1903 — 40762 рубля и на 1904 г. было предположено получить всего лишь 36223 рубля. Таким образом, по расчету выходило, что через 8 лет город должен был совсем лишиться этой субсидии, что повлекло бы значительный дефицит в городском бюджете. Во избежание такого печального положения городской кассы было возбуждено перед министерством торговли ходатайство, чтобы выдавалось, хотя в течение немногих лет взамен упомянутого сбора назначенная правительством сумма без сокращения её ежегодно на 10%. Присутствием по портовым делам, под председательством главного управляющего торговым мореплаванием, это ходатайство было отклонено, как нарушающее смысл закона 8-го июля 1901 года. Тогда, заступающий место кронштадтского городского головы, Пётр Николаевич Меньшой, защищавший интересы города, просил об уменьшении процентного погашения, вместо 10% только по 5°% ежегодно. Просьба эта была уважена, так что в 1904 году скидка была не 4529 рублей, а лишь 2264 рубля. Такая 5% скидка продолжалась до 1912 года включительно, когда вследствие необходимости для министерства торговли и промышленности в скорейшем времени ликвидировать выдаваемые из специальных средств комитета по портовым делам вознаграждения городам, было постановлено производить ежегодную сбавку ъ размере 10% первоначально отпущенной суммы.
      Период окончательного финансового упадка города начинается с 1904 г. Вспыхнувшая в январе месяце грозная война с Японией, несомненно, особенно чувствительно, с самого начала военных действий должна была отразиться на Кронштадте как на военном и коммерческом порте и крепости. Уже ранней весной была произведена мобилизация запасных флота и как на действительную службу, так и для обслуживания портовых учреждений, были призваны нижние чины запаса флота. Дороговизна жизни и прекращение заработка отцов семейств побудили многие семьи выехать из Кронштадта, а те, которые остались в городе, перешли на иждивение городского управления. Значительное число семейств морских офицеров, ушедших на Дальний Восток со своими кораблями, покинули также Кронштадт, и отлив этих масс населения явился первым ударом для домовладения.
      С момента открытия военных действий с Японией город вступил в эру тяжких испытаний; не говоря о целом ряде жертв выхваченных войной из среды кронштадтцев, в ночь с 25-го на 26-е октября 1905 г. в городе вспыхнул военный бунт, сопровождавшийся погромом, пожаром и разграблением имуществ многих горожан. Объём настоящего очерка, тяжесть и горесть воспоминаний не позволяют нам более подробно остановиться на этом событии и коснуться его приходиться лишь потому, что в нём находим причины и объяснения дальнейшего быстрого и независящего от городского управления упадка экономического его благосостояния.
      Общая сумма убытков частных лиц, главным образом торговцев и домовладельцев, понесённых во время погрома, по определению, образованной при городском управлении, комиссии, исчисляется в 500.000 рублей. Несмотря на убедительные по своей мотивировки и многократные ходатайства о вознаграждении разоренных лиц, потерявших поколениями скопленное имущество и достаток — ходатайства эти не были удовлетворены и в настоящее время некоторые зажиточные прежде купцы служат приказчиками, а дела других пошатнулись как непосредственно от понесенных убытков, так и от крайне тяжелого положения для Кронштадта на вексельном рынки.
      Непосредственно от погрома городское управление не пострадало, но косвенные убытки, понесенные им, — неисчислимы и лишь дефицит по городским сметам, в среднем около 30—32 тыс. р. в год, красноречиво свидетельствует о том, как отразился военный бунт на жизни и достатке мирного города.
      Ниже мы скажем подробнее о прямых последствиях беспорядков 1905 года, а пока остановимся еще на одной основной причине, нарушающей финансовое равновесие городского управления — это на тех взаимоотношениях с земством, которые возникли со времени отделения города в земско-хозяйственном отношении от Петергофского уездного земства и предоставлены ему земской самостоятельности на правах отдельного уезда С.-Петербургской губернии.
      Забота о будущем благосостоянии города и предвидение денежного кризиса с 1863 года были предметом особого внимания городского управления, и разрешение этого вопроса казалось возможным путём отделения города в земско-хозяйственном отношении от Петергофского уездного земства. В период разработки вопроса о земской уездной самостоятельности города, городское управление с одной стороны, не могло принять во внимание такие случайные обстоятельства, в корне нарушившие городской бюджет, как проведение морского канала, в значительной мере сократившего деятельность местного коммерческого порта, затем последовавшее по закону 8 июня 1901 г. изменение положения о портовых сборах в Империи, что лишило Кронштадт ежегодного дохода в 45,000 р. и увеличений расходов на полицию; с другой стороны, вследствие неосведомленности в земском деле и недальновидности в этом отношении, при рассмотрении вопроса об отделении от уездного земства, при подсчёте тех выгод, которые предстояли городу, — была совершенно упущена из вида возможность возложения на городское управление тех новых денежных обязательств, которые могли быть возложены на него, как на самостоятельный уезд.
      И действительно, по закону 19 ноября 1901 года, город Кронштадт был отделён от Петергофского уездного земства и законом этим не устанавливалось для города никаких денежных обязательств, но 24 апреля 1902 г. последовало Высочайше утвержденное мнение Государственного совета об ежегодном отчислении из общегородских средств взносов в 13,300 руб., в губернский дорожный капитал а засим городу было выяснено вытекающее из закона 19 ноября 1901 г. его законное обязательство, как отдельного уезда, уплаты губернского земского сбора в сумме, следуемой с него по раскладке губернского земства.
      С возложением этих непредвиденных обязательств, засим с передачей городу арестного дома, городское управление убедилось, что отделение от уездного земства, создав для Кронштадта независимость в некоторых чисто административных отношениях, в смысле экономическом ни только не принесло ровно никаких выгод, но вызвало новые расходы.
      Расходы эти — земский сбор в сумме, не фиксированной точно, но ежегодно возрастающей приблизительно на 500 рублей. В 1907 году Кронштадт должен был уплатить 7.291 рубль, а также и определенную законом 24 апреля 1902 года сумму в 13.300 руб. ежегодного взноса в дорожный капитал.
      В первом из этих двух обязательств городское управление видит лишь необходимость участия в тех общегубернских расходах, которые производятся на пользу населения всей С.-Петербургской губернии за исключением Кронштадта, не получающего ни в какой форме никакого пособия и участия губернского земства в своих нуждах.
      Что касается участия в губернском дорожном капитале, то таковое является аномалией, приводящей городскую управу к необходимости ходатайств о признании губернским земством за подъездные пути улиц Кронштадта. И подобное ходатайство удовлетворено, так как без того Кронштадт пред лицом губернского земства явился бы незаинтересованным ни в земских делах вообще, ни в частности, в дорожном капитале, плательщиком. Фактически же подъездными путями к Кронштадту являются: летом — пароходы, зимой — санный путь и ни на то, ни на другое, губернское земство не может ассигновывать сумм из губернского дорожного капитала. Доля, вносимая Кронштадтом, не может быть использована городом и постановлением губернского земского собрания 11 декабря 1903 года признана подлежащей передаче петергофскому уездному земству «за удовлетворением дорожных нужд г. Кронштадта».
      За первые 4 года городское управление всеми силами стремилось, хотя отчасти использовать дорожный капитал; губернское земство, с большими послаблениями и допусками самого распространительного толкования в пользу Кронштадта, производило ассигнования и тем не менее, из числа уплаченных последним сумм губернскому земству, на Кронштадтские дорожные нужды отпущено всего 16,431 р., а 32,259 р. 72 к. переданы петергофскому уездному земству, в районе коего губернское земское собрате признало за подъездные пути к Кронштадту дороги Иликовскую и береговую общим протяжением 781/2 верст. Дороги эти никакими подъездными путями к Кронштадту не служат, и служить не могут.
      Большинство дорожных нужд Кронштадта уже удовлетворены; в близком будущем городское управление лишено возможности представить соображения о каких-либо дорожных работах. Следовательно, в скором будущем, петергофское уездное земство, в дополнение к уже полученным с 1902 г. за счет Кронштадта 32,259 р. 72 к. будет на свои дорожные нужды получать по 13300 рублей в год, вносимых Кронштадтом.
      Вернемся к изложению последовательного хода событий после беспорядков 1905-го года. Тотчас же при подавлении беспорядков город был объявлен на военном положении, а после новых беспорядков 19-го июля 1906-го года, сопровождавшихся убийством офицеров, было введено осадное положение, впоследствии замененное военным положением, продолжавшимся до 1-го января 1911-го года и вновь, неожиданно для города, введенное 1-го августа 1912-го года и до сего времени продолжающееся.
      31-го января 1906-го года было Высочайше утверждено мнение государственного совета о численном составе и окладах содержания чинов городских полицейских команд в Империи, согласно которого, как общая норма для исчисления штата полицейских городовых, указан один городовой на 400 душ населения. Для некоторых городов, в коих полиция была определена по особым штатам и, в том числе для Кронштадта, было предоставлено министру внутренних дел определение штата городовых и число их было увеличено на 49 человек, достигнув, таким образом, общего числа 149 человек.
      6-го июня 1909-го года последовал, одобренный Государственным советом и Думою, закон об отпуске 2.725.489 руб. из средств государственного казначейства на выдачу пособий городским поселениям в возмещение расходов по содержанию полицейских команд, образованных на основании отделов I и II Высочайше утвержденного 31-го января 1906-го года мнения Государственного совета.
      Городское управление ходатайствовало о выдачи ему субсидии из этого фонда, но ходатайство было отклонено на том основании, что возможность получения пособия установлена лишь для городов, получивших новые штаты по вновь установленным общеимперским нормам. Таким образом, законом 31-го января 1906-го года, город Кронштадт был, во-первых, поставлен в особо невыгодные условия: не в пример значительному числу городов для Кронштадта был определен усиленный большой штат городовых, а во-вторых, был лишен возможности получить воспомоществование из назначенного на то фонда.
      Громадные расходы города на полицию и пожарные команды побудили городское управление, путём анкеты между городами, приближающимися к Кронштадту по численности населения, выяснить их расход на те же обязательные статьи.
      Были запрошены 86 городов, 65 из которых прислали свои ответы. Оказалось, что, в среднем, 65 городов несут расход на полицию в 8,7% их бюджета; на пожарную команду — 4,9% всего 13,6% — Кронштадт же несет на полицию расход в 19,4% и на пожарную команду 17,4% всего же — 3 6,8%, т. е. на 22,8% более нормы, превышая на 12,3% наибольший расход из всех прочих городов (Умань — 24,5%, при бюджете в 83702 рубля в год.)
      Результат анкеты, подтвердивший мнение городского управления чрезвычайной обременительности для города расходов на полицию и пожарную команду, был должен Думе и по постановлению её, в 1907 году, было представлено обстоятельное и подробное ходатайство в министерство внутренних дел об улучшении городских финансов, причём к ходатайству этому была приложена финансовая записка, заключавшая в себе обзор положения всех отраслей городского хозяйства. В заключение записки указывались мероприятия, при осуществлении которых правительство могло бы придти на помощь.
      Неполучение ответа на это ходатайство побудило Городское Управление в 1910 году вновь его перевозбудить, и в августе месяце депутация, в составе городского головы статского советника В. Г. Гуляева и гласных: отставного генерал-лейтенанта С. А. Зеленого, отставного генерал-майора В. И. Будкевича и А. В. Кудрявцева, лично представила председателю совета министров П. А. Столыпину ходатайство, принятое им весьма сочувственно.
      Последующее злодейское убийство П. А. Столыпина не могло не отразиться на судьбе ходатайства — и до сего времени город не получил ни на ходатайство 1907 года, ни на ходатайство 1910 года никакого ответа.
      Между тем, совершенно неожиданно для городского управления, 22-го июня 1909 года последовал закон об усилении состава и средств кронштадтской полиции, причём штатами закона, состав полиции был сильно увеличен; повышены оклады содержания, учреждены новыя должности помощника полицеймейстера, столоначальника, двух помощников приставов, двух околоточных и число городовых доведено до 180 человек.
      Хотя часть расходов была отнесена на средства казны, но тем не менее, введете штатов 1909 года вызвало новое увеличение расхода в сумме около 8000 рублей.
      Резюмируя, приведенные в настоящем очерке, обстоятельства, создавшие городу крайне затруднительное финансовое положение, приведем выдержку из ходатайства 1909 года, придавая ему особо важное значение для города и оставляя за ним исчерпывающее значение для всех хозяйственных нужд города.
      «Обращаясь к вопросу о возможном улучшении материального положения Кронштадта, Городское Управление должно доложить, что единственным к тому исходом и радикальным разрешением столь серьезного вопроса, как сохранение Кронштадта хотя бы в том виде и в той степени благоустройства в каких он находится в данное время, оно видит лишь в широкой поддержке со стороны Правительства. По поводу последней городское управление, близко знающее местные потребности, считает долгом своим представить, что помощь ему может быть оказана путём пересмотра и следующего изменения установленных для него положений:
      1) Закона 19-го ноября 1901 года (об отделении города Кронштадта в земско-хозяйственном отношении от петергофского уездного земства) в том смысле, чтобы город Кронштадт был освобождён от участия в уплате губернской земской повинности, хотя бы с потерей своего представительства в С.-Петербургском губернском земстве, чем достигается сокращение городского расхода в круглой сумме в 10,000 руб. в год.
      2) Закона 20-го апреля 1902 года в том отношении, чтобы город Кронштадт был совершенно освобожден от участия в образовании губернского дорожного капитала, с чем вместе город будет освобожден от совершенно непроизводительного для него расхода в размере 13,300 руб.
      3) Закона 8-го июня 1901 года об изменении в Империи портовых сборов с тем, чтобы Кронштадту было сохранено вознаграждение из специальных средств Комитета по Портовым делам в сумме того среднего дохода, который получался городом в ближайшие три года до времени последования сего закона, т. е. в размере в 45,290 рублей в год, или в той сумме, какая будет признана возможной. Ходатайство об этом со стороны городского управления подкрепляется также и тем, что Городское Управление несет целый ряд расходов по нашему коммерческому порту, как, например: содержание обширной амбулатории в районе так называемого «Рыбного Ряда», главным образом обслуживающей портовых рабочих; содержание изоляционных квартир для них; врачебно-санитарный надзор за гаванями; снабжение кипяченой водой и т. п.
      4) Закона 22-го июня 1909 года о новых (временных) штатах кронштадтской полиции, в том смысле, чтобы город Кронштадт был обязан нести расход, падающий на него в соответствии со вновь установленной нормой — 1 городовой на 400 обывателей. Считая число последних (исключая гарнизон) в 50.882 человека, получаем число городовых ныне же город содержит их 180 человек. При приведении к этой норме является справедливым ходатайствовать о сокращении всех вообще обязательных, ныне несомых городом, расходов по полиции в отношении 127 к 180 = 0,7, т. е. на сокращении на 3/10 суммы в 58,698 рублей, определённой на полицию по смете 1910 года, составленной в полном соответствии со штатами 22-го июня 1909 года. Это сокращение выразится в сумме 17.609 руб. в год, уплата каковых, если сокращение штатов не будет признано возможным, должна быть отнесена на средства военного и морского ведомств, как владельцев 2/3 территории, входящей собственно в городскую черту; эта сумма 17.609 рублей почти соответствуем расходу на полицию по расчету на численность гарнизона и морских команд. Здесь приходится вновь коснуться непомерного расхода города Кронштадта на полицию: в 1907 году расход этот составлял 19,4% всех доходов Кронштадта, а в текущем году уже возрос до 22,5%. Между тем ещё в феврале месяце 1909 года в Государственной Думе, комиссия по направлению законодательных предположений внесла в общее собрание доклад к законопроекту г. министра внутренних дел о кредите на выдачу пособий городам по содержанию полицейских команд, в котором говорилось: «Как видно из представленных министром внутренних дел данных, многие городские поселения отличаются своею задолженностью, другие сводят бюджет с дефицитом, при чем обложения имуществ доведены до предельной нормы — 1% со стоимости имущества или 10% с их доходности, наконец, расход городских касс во многих случаях превышает 10% бюджета. В силу этого, обращение указанного в законе 31-го января 1906 года расхода на содержание полицейских команд на городские средства представляется обременительным и даже в иных случаях невозможным».
      Однако, не смотря на вышеприведенное мнение о признании уже тяжелым расхода, превышающего 10% годового бюджета, для Кронштадта, несшего расход в двойном размере, были установлены штаты 22 июня 1909 года, увеличившее обязательный расход, считая, в том числе квартирное довольствие, на 8046 рублей, причём Городское Управление положительно не может сколько-нибудь объяснить себе необходимость усиления полиции не только увеличением числа городовых, но и составом классных чинов, именно в то время, когда, после пережитых в смутные годы волнений, жизнь вошла в свою колею и когда совершенно прекратилось огромное паломничество в Кронштадт за смертию в 1908 году протоиерея отца Иоанна Ильича Сергиева.
      Представляя все вышеизложенное Вашему Высокопревосходительству, Кронштадтское Городское Управление имеет честь покорнейше просить о рассмотрении приведенных обстоятельству создающих ему совершенно исключительную экономическую жизнь и об осуществлении тех мероприятий, в которых оно видит исход из настоящего положения, являющегося полным разрушителем городского хозяйства и тормозом культурной его работы и начинаний.
      Городское Управление глубоко уверено, что в успешности настоящего ходатайства заинтересовано не только гражданское население Кронштадта, но и морское и военное ведомства, так как благоустройство и процветание города в равной мере необходимо для неразграничимых с ним крепости и военного порта, и город во многих отношениях обслуживает все житейские нужды громадного числа служащих в них лиц и их семейств».
      5-го декабря 1912 года последовал закон об улучшении земских и городских финансов; в числе мероприятий Правительства указано также предложение на средства казны половины расходов городов на полицию, начиная с 1914 года. Если для Кронштадта опять не будет неожиданного исключения, то город с 1914 г. может освободиться от своего дефицита.

 


Ведомость доходов, расходов и пришедших судов в период десятилетия с 1872 до 1882 г.
 
 
  1872 г. 1873 г 1874 г 1875 г 1876 г 1877 г 1878 г 1879 г 1880 г 1881 г Итого за 10 лет
   Общий доход 87042 144681 162567 170114 188018 334492 245752 242354 206753 210376 1992149
В этом числе: с голландской кухни, за право разогревания смолы и продажи её, за пользование плашкоутами, от продажи балласта, с лесной биржи и мест, отдаваемых под склад леса, за перевоз товаров и людей в гавани и т. п. 50808 67176 69140 68800 77568 91096 82324 86471 76938 76116 746437
   Общий расход 97125 114362 136116 136710 171013 282405 232029 206965 191722 187768 1756215
Общее число (паровых и парусных) судов, пришедших к Кронштадтскому порту 2358 2694 2899 2392 2893 3260 2671 2734 2889 2009

 
 
 


      1)   С. 0. Платонов «Лекции по Русской истории».
      2)   См. «Обзор новейшей русской истории», Довнар-Запольского т. издание 1912 г., стр. 386 и 387.
      3)   См. «Панорама С.-Петербурга». Издание 1834 г. стр. 160, 161.
 
 


 

               


Гостиный двор. Кронштадт.

Гостиный двор       

      

 
   
 <<< Глава XXIII. Кронштадтский коммерческий порт.   Глава XXV. Отец Иоанн Кронштадтский. >>>   
   © Кронштадт, Валерий Играев. kronstadt@list.ru