Кронштадт
Символика  
История  
Музеи  
Форты  
Галереи  
 
Кронштадт
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка  
   
 

Справка по истории Кронштадтской Швейной фабрики

 
               
Кронштадтской Швейной фабрике могло бы исполнится 150-лет. Справка по её истории, составленная в 1961 году коллективом фабрики, предоставлена бывшим главным инженером ликвидированной фабрики Тюриной Н. И.; фотографии — из коллекции Шатрова В. Н.
Материалы в электронном виде публикуются впервые.




      В связи с вводом в строй в 1858 году Пароходного, ныне Ордена Ленина Морского завода, как основного базирования русского военно-морского флота в городе Кронштадте, была вызвана необходимостью постройки Парусной мастерской, которая должна была обеспечивать корабли флота парусами, чехлами для орудий и другими изделиями.
      С этой целью в начале 1858 года принято решение о строительстве здания Парусной мастерской на территории Пароходного завода, в котором в настоящее время расположена Кронштадтская Швейная фабрика. Составление проекта здания парусной мастерской с паровым отоплением было поручено архитектору-академику Кудинову. Первоначально здание предполагалось шириной в 8 ссажено. при просмотра проектов капитаном над Кронштадтским портом было внесено изменение: ширина здания должна была составлять 10 сажень вместо 8 по проекту, хотя в иностранных военных портах ширина парусных мастерских не превышала 8 сажень (см. ЦГА фонд 930, опись 7, дело 170, лист 4).
      В соответствии с приказом Главного командира Кронштадтского порта вице-адмирала Новосильского №578 от 10 сентября 1858 года, 11 сентября 1858 года в 2 часа дня произведена закладка здания. (см. ЦГА ВМФ фонд № 383, опись I, дело 209 и фонд 930, опись 7, дело 170, лист 14). строительство здания производилось морской строительной частью, изготовление чугунных балок и колонн, железных рам, происходило на Пароходном заводе ( см. ЦГА ВМФ фонд 930, опись 7, дело 170, лист 96). В отчете по Морскому ведомству за 1860 год (стр. 20, 21) указывалось, что в 1860 г. В Кронштадте окончены «капитальная перестройка Петровского дока, Парусная мастерская в новом Адмиралтействе и Мартынов Эллинг». К лету 1861 г. В Кронштадте большая часть мастерских будет переведена в новое Адмиралтейство, расположенных вблизи гаваней и Пароходного завода, что представляет неисчислимые удобства для русского флота.
      Одновременно с окончанием строительства здания Парусной мастерской с начала 1861 года, в Санкт-Петербурге была организована Швальня для пошива Флотского обмундирования. В отчете по Морскому ведомству за 1861 год (стр. 30) указывается, что «С 1861 года начали постепенно заменять в Швальне казенных рабочих вольнонаемными, так как употребление на это дело нижних чинов нельзя не признать совершенно несовместимыми с значением военного матроса. Первоначально нанятое для опыта, небольшое число вольных портных постепенно увеличилось в течение года, и к 1 января 1862 года в Швальне работало 102 человека наемных мастерских».
 
      Таким образом, начало возникновения и организации общефлотской Швальни для пошива обмундирования для нужд военно-морского флота происходило с октября 1861 года в Санкт-Петербурге.
      В начале организации Швальни, большая часть предметов обмундирования изготовлялась в Адмиралтейской Швальне с помощью завезенных швейных машин, и паровой кроильной машины из Англии за 900 рублей для кройки мундирных вещей. Указанная кроильная машина работала в течение многих лет. Когда первый котел у локомотива по своей непригодности перестал работать, то кроильный станок остался в Швальне без употребления, и был сдан в порт в 1885 году (ЦГА ВМФ Отчет по Морскому ведомству за 1885 год, стр. 30, фонд 930, опись 30, дело 3, стр. 16).
      Русский Военно-Морской флот в тот период, в основном, базировался в Кронштадте, и месторасположение флотской Швальни в Санкт-Петербурге создавало большие неудобства по обеспечению обмундированием военнослужащих, поэтому было принято решение о перемещении Центральной Швальни в Кронштадт.
      В ЦГА ВМФ фонд 930, опись 30, дело I, стр. 7, имеется следующее распоряжение С.-Петербургской портовой конторы от 19 февраля 1891 года № 2558 «Заведующему Центральной Швальни капитана Дудицкому, вследствие перевода Центральной Швальни в Кронштадт командир порта приказал. Состоящую при С.-Петербургском порте Центральную Швальню с 1 марта 1891 года закрыть, а к 4 марта 1891 года все имущество Швальни и материалы сдать по принадлежности. Извещая о том для исполнения, Портовая контора предлагает Вам сдать:
      1. Все инвентарное имущество Швальни в Кронштадтский порт за исключением декатировального аппарата, остающегося в главном Адмиралтействе, до распоряжения Главного Морского Штаба.
      2. Все предметы и материалы Швальни, не составляющие инвентарного имущества, в мундирные магазины СПБ порта.
      3. По получении от Кронштадтского порта и мундирных магазинов квитанций в приеме выше означенных предметов, вещей и материалов, сдать вместе с отчетностью, всеми книгами и тетрадями в Главную бухгалтерию СПБ порта, а копии с квитанций в СПБ Портконтору. Относительно лиц, состоящих при Центральной Швальне на коронной службе и по найму последует особое распоряжение».
 
      Все имущество Центральной Швальни было отправлено в Кронштадт 4 марта 1891 года в 10-30 утра под наблюдением поручика и двух сторожей на 12 подводах (см. ЦГА ВМФ фонд 930, опись 30, дело I, стр. 13-17). После перевозки обмундирования и размещения его в Кронштадте, в помещении Делового Двора, Командиром Порта было дано приказание: «с 1 мая 1891 года приступить к работам по изготовлению обмундирования для морских команд Кронштадтского порта, для чего нанять необходимое для работы в Швальню с I мая 1891 года: 3-х закройщиков, 3-х помощников закройщиков, 2-х декатировщиков, 12 машинистов, 4-х сторожей, 1 писаря и до 100 чел. портных. Начать шить сперва брюки сукой, галстуки, брюки летние, рубашки полотняные, куртки с брюками крашеные и рабочее платье по ростам, указанным в Положении об обмундировании. Из имеющихся в Кронштадтских мундирных магазинах в наличии: сукна гвардейского тем./зелен. 7700 арш. , сукна гвардейского черного 200 арш., полотна флотского 16 500 арш., воротников синих с обшлагами 35 800 шт., холста подкладочного 81 000 арш., ревендуку 57 800 арш.» (см. ЦГА ВМФ фонд 930, опись 30, дело 2, стр. 1). Выполнение пошива обмундирования происходило примитивным методом, вследствие чего, качество пошива было очень низким, о чем в архиве ВМФ имеется следующая характеристика: «Управляющий Морским министерством изволил заметить, что многие нижние чины Кронштадтских флотских экипажей плохо одеты, а именно: пригонка обмундирования производится не тщательно, у некоторых шинели длинны, у других коротки не по росту с длинными плечами и низко пришитыми рукавами, вследствие чего погоны висят ниже плеча, воротники не плотно прилегают, а потому они имеют измятый вид - это было вызвано тем, что портовая Швальня не успевала совершенно производить пригонка и переделку обмундирования» (см. ЦГА ВМФ фонд 930, опись 30, дело 2, стр. 19).
 
      Как было уже отмечено, что пошив обмундирования происходил примитивным методом, т. е. заказ на пошив сдавался закройщику, который в своем подчинении имел помощника - закройщику и мастеровых. Закройщик и его помощник производили раскрой обмундирования по соответствующим ростам вручную и передавали крой мастерам для пошива. Пошив обмундирования происходил, в основном, вручную, так как в Швальне на каждую швейную машину было закреплено не менее 5 человек мастеровых. Условия работ были тяжелыми, рабочий день был более 10 часов в день непосредственно в мастерской, кроме того мастеровые брали дополнительно работу на дом для того, чтобы заработать на существование. В ЦГА ВМФ фонд 930, опись 30, дело 2, лист 3 имеется следующее донесение: «Для своевременного обмундирования команды работа производилась в самой Швальне до 8 час. вечера, и кроме того, закройщики и портные брали работу на дом с разрешения Портовой конторы». «Чины, служащие при портовой Швальне с 7 часов утра до 7 час. вечера имели свободного времени только 2 часа, поэтому труд их не вознаграждается, посему признается необходимость увеличить им жалованье, а именно: старшим закройщикам вместо 22 р. на 30 р., сторожам на уровне со сторожами, служащими в Портовых учреждениях, вместо 12 р. - 15 р., декатировщикам вместо 13 р. - 15 р. Закройщикам увеличить жалованье за их усиленный труд, они заняты ежедневно, не исключая воскресенья и табельных дней. За малое вознаграждение трудно найти хороших специалистов, а при увеличении содержания можно ожидать аккуратности в раскрое материалов» (ЦГА ВМФ фонд 930, опись 30, дело 2, лист 46).
 
      С переводом Центральной Швальни в город Кронштадт, ее деятельность значительно расширилась. Несмотря на тяжелые условия и низкую оплату труда вследствие общего тяжелого условия жизни рабочего класса в России, численность рабочих Швальни из года в год увеличивалась. Так, списочная численность согласно требовательной ведомости на выдачу зарплаты рабочим Швальной мастерской за январь 1901 года составляла 350 человек (ЦГА ВМФ фонд 930, опись 30, дело 6, стр. 14-17). Тяжелое материальное положение мастеровых в Кронштадте приводило некоторых ответственных лиц к злоупотреблениям. Некоторые закройщики и мастера брали работу на дом и отдавали ее другим лицам по пониженной стоимости, что приводило к массовым жалобам мастеровых, работающих на дому. Мастеровые, находясь при жалком существовании, были согласны на любые условия, что подтверждает следующее заявление: "Прошу Вашего разрешения получать мне работу на дом из Портовой Швальни наушники, галстуки, чтобы зарабатывать себе на пропитание" 27 июля 1902 г. (ЦГА ВМФ фонд 930, опись 30, дело 10, лист 59, 125). О совершенно бесправном положении мастериц и их крайне тяжелом материальном положении говорит и следующая жалоба: «Его Высокопревосходительству Главному командиру Кронштадтского порта Вице-адмиралу Никонову от Кронштадтских мастериц Портовой Швальни, вдов и сирот. Прошение. Просим Вас выдать нам, вдовам бедным и сиротам книжки, т. к. по сие время книжки не получили, а выданы всем замужним мастерицам: выданы мастерицам, у них мужья находятся в портовой полиции, таможенной, работают в мастерских в Порту, в городовой полиции и получают хорошее жалованье, в гражданской тюрьме и тоже хорошо зарабатывают. Нам, вдовам, не только не дают книжки, но заведующий Швальни приказал полицейским, чтобы нас не подпускали к Швальне, и что, пусть куда хотят идут жаловаться, и что, мол, надо мной нет начальников, кому хочу, тому и дам книжку. Просим Ваше Высокопревосходительство отнять книжки у замужних мастериц потому, что они едят 2 кускам мы, вдовы ни одного, и выдать нам вдовам и сиротам книжки, и тем улучшить наше семейное положение» (ЦГА ВМФ фонд 930, опись 30, дело 19, стр. 128).
      Вместо того, чтобы предоставить работу мастерицам и ликвидировать злоупотребление отдельных закройщиков и портных, командование пошло по пути снижения заработка на пошив обмундирования. Портовой Швальне было дано следующее приказание: «В виду выяснившегося по дознанию, что между портными происходит торговля работой за низкую плату, прошу Торговую контору платить с 1 января 1910 г. за шитье вещей: брюк вместо 25 коп. - 20 коп., рабочего платья с 32 коп. - 30 коп., простыни вместо 4 коп. - 3 коп., наволочки вместо 4 коп. - 3 коп., тюфяки с 5 коп. - 3 коп., мешки с 6 коп. - 3 коп.» (ЦГА ВМФ фонд 930, опись 30, дело 23, стр. 10).
 
      Крайне низкое материальное существование мастеровых Швальни подтверждают и следующие справки и объяснение: 1. Годовой заработок портного 1909-1910 гг. Андрианова-Смирнова следующий за штучную плату 339 руб. 90 коп., за содержание в чистоте швейной машины 36 руб., а всего 375 руб. 90 коп. Что же касается проведенных им дней на работе, то на то Швальня не может дать точного ответа, т. к. портные получают не поденную плату, а штучную. 2. Штата портных и служащих в Портовой Швальне не положено, а нанимают людей по мере надобности с разрешения Портовой конторы, и то только служащих на месячный оклад, а портные и мастерицы принимаются по усмотрению зав. Швальни. Плата производится поштучно согласно предписаний Портовой Конторы, не выходя из положения табеля. 3. Высочайше утвержденного положения о довольствии команд Морского ведомства по части обмундирования и выдавалось столько сколько он заработал. В среднем, портные и семейные получали от 30 до 75 руб. в месяц, а плохие, т. е. ленивые и холостые от 25 до 35 руб. в месяц. Служащим плата производилась согласно разрешения Портовой конторы: закройщику I-му - 45 руб., II-му - 40 руб., младшему - 35 руб., конторщику - 50 руб., сторожам I-му - 25 руб., II-му - 24 руб., III-му - 19 руб., декатировщику - I-му - 27 руб., II-му - 23 руб. С начала пригонки обмундирования нижним чинамс разрешения Портовой конторы зачисляют до 60 чел. С окладом в месяц 21 руб., причем плата производилась за действительное число рабочих дней, проработанных в месяц каждым портным по 70 коп. в день (ЦГА ВМФ фонд 930, опись 30, дело 23, стр. 143, 144). Подгонка обмундирования в Портовой Швальне производилась , в основном, на каждого матроса в отдельности следующим путем: в Швальню приводили отдельные команды матросов, с них снимали мерки, после чего производилась подгонка ранее пошитого по ростам обмундирования, что подтверждается следующими архивными данными: «На время пригонки обмундирования нижним чинам, в Кронштадтской Портовой Швальне разрешается иметь от 6-8 чел. сноровщиков с окладом 24 руб. в месяц и до 60 чел. портных с окладом 21 руб., и одного старшего закройщика для осматривания переделки обмундирования. Одна швейная машина на 5 чел. портных. Число сноровщиков и портных зависело от числа команды, пригоняющей обмундирование: одного сноровщика на 30 человек команды пригоняющей в 1 день, т. е., если команда будет высылаться в помещение Швальни до 150 человек, то 5 сноровщиков вполне достаточно, портных надо иметь до 25 человек на 100 пригоняющей команды в месяц» (ЦГА ВМФ фонд 930, опись 30, дело 21, стр. 7).
      В 1911 г. из помещения в Деловом дворе, Швальня была переведена в здание Адмиралтейства Петра I (ныне ул. Коммунистическая, д. 5, во дворе), о чем подтверждает рапорт заседающего Кронштадтской Портовой Швальни от 19 мая 1911 г. (см. ЦГА ВМФ фонд 930, опись 30, дело 25, стр. 114).
 
      В годы Великой Октябрьской Социалистической революции, рабочие Портовой Швальни активно участвовали в революционной борьбе наряду с рабочими Пароходного завода.
      По воспоминаниям старых работниц, и рабочих фабрики т. т. Ломунова Н. В., Фадиной Т. И., Пучковой А. С., Грачевой А. А. и многих других, в 1923 г. Портовая Швальня была переведена в здание Швально-Парусной мастерской, в которой в настоящее время расположена Швейная Фабрика.
      В начале все работы по пошиву обмундирования и принадлежностей парусного дела были размещены в одном здании. В связи с расширением пошива обмундирования для нужд Военно-Морского флота, пошив парусных принадлежностей был значительно сокрушен, и мастерская переведена в другое здание.
      В 1924 году впервые начинается некоторая механизация производственного процесса. Была смонтирована одна трансмиссионная установка, 40 машин с одним электромотором через посредство которого один вал приводил в движение 40 машин. Каждый портной шил обмундирование все полностью, без разделения труда. Подогнав утюгов производится на специальной плите с дровяным отоплением. Раскрой производится вручную ножницами или крупным ножом. Все работы по раскрою и пошиву производились на втором этаже. На первом этаже хранились материалы, где сейчас помещение раскройного цеха, помещение не использовались. В 1926 г. была установлена вторая трансмиссионная установка. В 1929 г. Производится ремонт первого этажа с приспособлением части его под закройный цех и столовую. В это же время была установлена приточно-вытяжная вентиляция. По мере ввода новой механизации на фабрике, выпуск военного обмундирования с каждым годом возрастал. В закройном цехе после 1930-1933 гг. стали применяться ручные (ножи) электрозакройные машины. К 1935 г. Швейная фабрика, в основном, была оборудована трансмиссионными установками при подетальной обработке изделия с ручной передавай поливаемых изделий по процессу. В составе фабрики были: массовый пошив флотского обмундирования, цех индивидуального пошива, ленточный цех и пошив фуражек. В 1939 г. соответствующей комиссией установлена деформация железных ферм на чердаке здания фабрики, вследствие чего было снято потолочное перекрытие, и сделано временное - на деревянных столбах, по всему цеху массового пошива. Швейная фабрика на протяжении всей своей истории выполняли большую работу в целях обеспечения обмундированием военно-морского флота, и оказывала большую помощь во время войны с белофиннами, и в особенности, в Великую Отечественную войну.
 
      В период блокады Ленинграда, когда завоз материалов был затруднен, фабрика была переключена на ремонт обмундирования и обуви, т. к. в этот период в состав фабрики был включен сапожный цех. Работницы фабрики, несмотря на очень тяжелую обстановку военного времени и особенности в период блокады, работали с исключительной трудоспособностью и упорством, обеспечивая пошив и ремонт обмундирования и обуви для славных защитников колыбели революции города Ленинграда.
      В связи с систематическим обстрелами бомбежкой врага, все стекла были выбиты, и окна фабрики были засыпаны опилками и заколочены досками. Работникам приходилось работать в темном помещении при электроосвещении. В здание фабрики было прямое попадание снаряда, к счастью не разорвавшегося.
      В период блокады, когда расход электроэнергии в дневное время был крайне ограничен, работа фабрики была переведена в ночную смену. Кроме того, подавляющее большинство работник в период Великой Отечественной войны состояли в командах МПВО гор. Кронштадта, дежурили в больницах и госпиталях, принимали активное участие в мероприятиях по защите Кронштадта по указаниям командования крепости. Работа на фабрике в тот период была в крайне тяжелых условиях. Как известно, Кронштадт методически обстреливался, и в период обстрелов работа на фабрике не прекращалась. Зная о своем высоком долге по обеспечению обмундированием войск, работницы работали почти в не отапливаемом помещении из-за отсутствия топлива, находились на рабочих местах в ватниках, при истощенном состоянии здоровья.
      В период блокады все работницы получали ограниченную норму продуктов питания, в том числе 125 граммов хлеба на день, что явно сказывалось на их здоровье и, несмотря на это истощенное состояние организма, несмотря на потери работницы от обстрелов, бомбежки и смерти, коллектив фабрики проявлял стойкость и высокий моральный облик в выполнении всех задач для обеспечения обмундированием воинов Советской Армии и Флота. В последние годы Великой Отечественной войны, и в особенности после победы над Германией, работника фабрики активно участвовали в восстановлении городского хозяйства. Многие работницы за самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны были награждены орденами и медалями, среди них орденами "Красной звезды" т. Каденциям М. И, т. Фадина Т. И., медалями "За боевые заслуги" - т. Куликова А. И., т. Линг А. А., Александров М. А., медалями "За доблестный труд в Великой Отечественной войне" - 76 человек, медалями "За оборону Ленинграда" - 66 человек.
 
      В послевоенный период фабрика была переведена на пошив обмундирования для Военно-Морского флота, и наращивала темпы в выпуске продукции, улучшении механизации производственных процессов. Как известно, в 1939 г. основное потолочное перекрытие было снято и построено временное на сплошных пожаловал по всему второму этажу здания, что затрудняло работу по улучшению условий труда, развертыванию мощности, использованию производственной площади. В 1951 г. был поставлен вопрос о капитальном ремонте здания фабрики. Командованием Военно-Морского флота было принято решение о производстве ремонта здания фабрики. В 1952 г. с сентября месяца по декабрь были выполнены работы по замене кровли: снята железная кровля, и в целях прекращения дальнейшей деформации ферм была построена железобетонная кровля.
 
      Летом 1953 г. фабрика была закрыта на ремонт. В течение 2,5 месяцев были выполнены работы по снятию временного потолочного перекрытия и устройству нового потолка, вновь настлали полы, перемазана винтовая лестница из помещения закройного цеха к новому месту между клубом и складом сырья, а также установлены 6 новых безконвейерных процессов.
      В 1953 году, по окончанию капитального ремонта, на фабрике были установлены новые станки с машинами 22-А класса и другое оборудование, что совершенно изменило не только технологические процессы, условия труда, но и самый вид фабрики.
      В последующие годы происходило дальнейшее улучшение механизации и введение нового оборудования. В 1954-1958 гг. технологические процессы были оснащены различными гладильными электропрессами, спецмашинами и приспособлениями. В закройном цехе трофейные маленькие ленточные ножи были заменены новыми ленточными ножами завода "Вперед". С 1958 г. на фабрике постепенно производится монтаж дневного освещения закройного цеха и цеха массового пошива. В эти годы производственная деятельность всемерно возрастала, выпуск продукции увеличивался. В 1957 г. был произведен набор учеников, из которых в начале 1958 г. организовано два участка для работы в две смены. В 1957 г., в связи с празднованием 250-летия г. Ленинграда, работницы и рабочие, инженерно-технические работники в количестве 315 человек были награждены медалями "В память 250-летия г. Ленинграда". Коллектив фабрики выполнял работы, в основном, по пошиву флотского и армейского обмундирования, а также выполнял ремонт обмундирования и обуви. На основе массового социалистического соревнования, которое охватывало всех работницы, ИТР и служащих фабрики, из года в год увеличивался выпуск продукции, снижая ее себестоимость и повышая качество. Из года в год систематически возрастала производительность труда. Все это позволяло коллективу швейной фабрики добиваться во Всесоюзном Социалистическом соревновании многократных присуждений классных мест и высоких денежных премий. В 1959 г. фабрика была удостоена высокой чести: ей было присуждено 1 место, и вручено переходящее Красное Знамя Министерства Обороны. В 1959 г. За долголетнюю работу на фабрике и активное участие в общественной жизни , лучший производственный мастер т. Пучкова А. С. была награждена орденом "Трудового Красного Знамени". В конце 1959 г. на фабрике возникли бригады, борющиеся за звание бригад и ударников коммунистического труда, которое распространилось на все участки фабрики. В это же время, из лучших молодых работницы, на фабрике создается Народная дружина, которая активно участвует в работе общегородской Народной дружины. С 1959 г. фабрика начинает переходить на более совершенный метод организации производственных процессов путем внедрения конвейерных процессов. Первый конвейер был установлен на участке № 8 12-го октября 1959 г. , второй конвейер был установлен на участке № 7, и ввод его в эксплуатацию 11-го августа 1960 г., третий конвейер был установлен 12-го октября 1960 г. на участке № 1, и четвертый - 30-го декабря 1960 г. на участке № 6.
 
      Введение конвейерной системы производственных процессов повысило производительность труда и создало условия для улучшения труда и культуры производства. В 1960 г., с 1-го сентября, коллектив фабрики, после соответствующей подготовки, перешел на 7-часовой рабочий день, и несмотря на сокращение рабочего дня, освоение и пошив новых видов изделий для Советской Армии, фабрика успешно справилась с выполнением производственной программы. Вместе с трудящимися гор. Ленинграда, включившись в социалистическое соревнование за досрочное выполнение плана 1960 г., коллектив фабрики выполнил производственный план по валовой продукции 20 декабря 1960 г.
 
      В истории развития фабрики большую роль вели партийная организация, фабричный комитет и комсомольская организация. Партийная организация фабрики постоянно, из года в год, вела большую политическую и воспитательную работу среди коллектива фабрики, мобилизуя и направляя его на выполнение тех задач, которые ставились перед фабрикой за период Советской власти.
      Партийная организация через фабричный комитет и комсомольскую организацию осуществляла действенное руководство всеми звеньями общественной деятельности. Фабричный комитет, являясь органом руководства членов профсоюза, принимал самые активные меры по культурно-воспитательной работе среди коллектива фабрики, мобилизуя его на выполнение всех задач, поставленных перед фабрикой. Комсомольская организация обеспечивала большую руководящую роль среди молодежи фабрики, активно участвуя во всех политико-массовых мероприятиях, и и являясь надежной опорой во всей производственной и общественной деятельности коллектива фабрики. В результате большой политико-воспитательной работы, произведенной партийной организацией, моральный облик тружеников фабрики значительно возрос, что безусловно сказалось на активном участии всего коллектива в досрочном выполнении производственных планов и других массово-политических мероприятиях.
 
      На основе высокого морального сознания и ответственности, с октября месяца 1960 г. на фабрике вводится выдача зарплаты без кассира на отдельных участках, а через месяц, т. е. с ноября 1960 г. всю заработную плату работницы и работники, инженерно-технические работники и служащие получают без кассира непосредственно в своих цехах, участках и отделах. С 1-го января 1961 г. на фабрике отменены табельные доски, т. к. по существу, они к этому времени не имели значения, ввиду того, что опоздание отдельных работницы происходили редко, и то, в пределах 3-5 минут.
      Коллектив работниц и рабочих, инженерно-технических работников и служащих Швейной фабрики, воодушевленный историческими решениями XXI съезда КПСС, из года в год увеличивает выпуск продукции, повышает ее качество, и в повседневной работе добивается снижения себестоимости. По итогам работы 1960 г., благодаря упорному труду всего коллектива, фабрика достигла следующих результатов финансово-хозяйственной деятельности.
      Выпуск валовой продукции выполнен на 103,4%, товарной продукции на 100,7%. Несмотря на обучение вновь принятых работницы в количестве 264 чел., что составляет 47% количества рабочих, производительность труда достигнута 104,1%.
      Такие результаты достигнуты вследствие большой организующей роли партийной организации, фабричного комитета и комсомольской организации, которые постоянно проводили в жизнь решения КПСС и Советского правительства, и мобилизовали коллектив фабрики на систематическое улучшение производственной деятельности.
      Коллектив фабрики был всегда в первых рядах трудящихся гор. Кронштадта по всем вопросам внутригородской жизни как в годы становления Советской власти, в годы первых пятилеток, в годы Великой Отечественной войны, в период восстановления народного хозяйства, так и в годы дальнейшего развития народного хозяйства.
 
      Коллектив работницы и рабочих, инженерно-технических работников и служащих, чествуя 100-летие Кронштадтской Швейной фабрики, будет и впредь прилагать все свои силы для обеспечения выполнения всех задач, которые будут поставлены перед фабрикой, и тем самым, вместе со всем Советским народом, будет вести борьбу за досрочное выполнение 7-го плана за дальнейшее строительство коммунистического общества в нашей стране. В 1960 г. 20 апреля, Военно-пошивочная фабрика Балтийского флота переименована в Кронштадтскую швейную фабрику (Постановление Совмина СССР от 30.03.1960 г. № 431-51).
      
      В составлении истории фабрики принимали участие:
 
      2. Никуленко В. Е. - секретар партбюро
      3. Богданова А. И. - председатель фабкома
      4. Лебедев И. Г. - начальник отдела снабжения
      5. Фадина Т. И. - контр. мастер
       6. Пучкова А. С. - мастер участка
       7. Ломунов Н. В. - контр. мастер
       8. Иванова А. Н. - начальник ОТК
       9. Жук В. Н. - швея-мотористка
       10. Селинский С. П. - спец. механик
       11. Галимова Д. В. - секретарь комсомольской организации
       12. Светлов И. Н. - электромонтер
       13. Жамова О. А. - ст. инспектор по кадрам
       14. Кутищева П. В. - главный бухгалтер
       15. Орлова Е. К. - ручница
       16. Егоров Н. Я. - резак
       17. Баранова В. Я. - утюжильщица
       18. Еськова А. И. - швея-мотористка
      
      
      Кронштадт. 20 января 1961 года

 




Закройный цех  Кронштадтской швейной фабрики
 
Парусная мастерская Кронштадской швейной фабрики
Швейный цех Кронштадтской швейной фабрики.
Швейный цех Кронштадтской швейной фабрики.
Работа в цехе фабрики. Кронштадт. 1929 г.
Передовой резчик Галина Ивановна Севрюгина. Кронштадт. 1963 г.
Выражаю благодарность за предоставленные материалы Беляевой Александре Макаровне, Тюриной Нине Ивановне, Шатрову Владимиру Николаевичу.    
   © Кронштадт, Валерий Играев, 2003 — 2011. * kronstadt@list.ru