Кронштадт
Символика  
История  
Музеи  
Форты  
Галереи  
 
Кронштадт
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка  
   

 

А. В. Шелов

Исторический очерк крепости Кронштадт
 

Главная > Книжная полка > История Кронштадта > Исторический очерк крепости Кронштадт


     


  ГЛАВА XX.
  1807—1810.

  Захват англичанами датского флота, разрыв с Англией. Работы морского ведомства и постройка двух батарей на Северном фарватере. Транспортировка снарядов. Новые штаты гарнизонной артиллерии.
Введение лафетов с поворотной рамой.


      Тильзитский мир прекратил нашу борьбу с Наполеоном, и Император Александр предложил своё посредничество Англии, чтобы прекратить её борьбу с Францией и восстановить мир в Европе. Лондонский кабинет отвечал сухо и недоверчиво, требуя для себя прежде всего возобновления выгодного торгового трактата: между тем английский адмирал Кеторт внезапно явился перед Копенгагеном в то время когда все войска Христиана VII находились в Голштинии и потребовал выдачи всего датского флота, для отвода его в Англию, под предлогом спасти от Наполеона, который, как носился слух, хотел овладеть им. Король, раздражённый таким требованием, отверг его. Тогда англичане сделали высадку, устроили батареи и канонадой в несколько часов, обратили беззащитный Копенгаген в груду развалин. Датский флот был уведен, верфи разрушены, арсеналы разграблены.
      Лондонский кабинет спешил оправдать свои действия неосновательными доводами и соглашался примириться с Данией при посредстве Русского Императора. Ответом Александра I-го была декларация о разрыве с королем Великобританским, все связи с Англией были прекращены; конвенция 1801 года уничтожена, вооружённый нейтралитет возобновлен на тех же началах, которые были провозглашены Екатериной II-й.
      Вследствие эитих политических обстоятельств мы были вынуждены готовиться в обороне, тем более что наша эскадра на возвратном пути из Архипелага была захвачена англичанами.
      Уже в августе сам генерал Опперман, т. е. лучший инженер, распоряжается вооружением Кронштадтскнх батарей. Из полевых артиллерийеких рот прибыло 400 человек в гарнизонную команду, и немедленно было приступлено к перевозке орудий на заброшенный Александр-Шанц. где они расставлялись по указаниям пионерного капитана Сазонова, который со своей ротой, очевидно, приводил это укрепление в порядок. Но этим не окончилось пополнение, так как командир корпуса Коновницын спрашивал: «сколько еще надо людей добавить из других сухопутных крепостей к полному действию орудиями центральной крепости». К оожалению, ответа на это не найдено.
      Предположено было расставить суда по северному фарватеру, но как и где неизвестно было даже генералу Опперману, почему он и оставил мортиры, предназначавшияся на «реданты» северо-восточной стороны, на старых местах. Для вооружения северной стороны было принято 12 тридцатифунтовых пушек из морского ведомства. расставлявшиеся по северо-восточной части крепости по указанию инженер-полковника Васильева, начальника Кронштадтской Инженерной команды. Характерно то, что вооружением распоряжались инженерные офицеры.
      Кроме работ по вооружению, гарнизонная артиллерия занималась приемкой снарядов с литейного завода, отливавшого в неделю 43223 снаряда разных калибров, которые и рассылались в Петербург, Ревель, Выборг и т. п.
      Артиллерийские и инженерные работы продолжались до зимы, как в центральной крепости, так и на Александр-Шанце. 16-го ноября произошёл взрыв артиллерийской лаборатории за городом, однако без всяких последствий для людей и даже для соседних зданий.
      Год кончился усиленным вооружением крепости. так как в это время обострялись наши отношения к Швеции. Король Густав IV Адольф не только не присоединился к вооружённому нейтралитету, но заключил оборонительный союз с Англией и без основательного повода арестовал нашего посла в Стокгольме. Война со Швецией открылась в феврале 1808 года.
      Мы остановимся теперь на оборонительных, работах. предпринятых морским ведомством, во-первых потому, что они грандиозны, а во-вторых потому что они послужили началом, к дальнейшему развитию обороны фарватеров, как северного, так и южного, даже оборона 1855 года была как бы следствием плана этого года.
      Бывший морской министр адмирал Чичагов в январе месяце лично осмотрел крепость, и было решено от морского ведомства в течение зимы произвести следующие работы по южному фарватеру.
      А) 1) «На Рисбанке (нынешний форт Павел I) исправить ветхия части, вместо амбразур сделать барбет, бруствер набить глиною и песком». Как будто укрепление, существовавшее несколько десятков лет, не было доделано и развалилось! Нет основания предполагать, чтобы не было отпусков на его ремонт.
      2) «На восток и на 50 сажен впереди форта набить сваи, чтобы суда могли притягиваться», что обозначало намерение поставить для обороны фарватера суда.
      3) «Приготовить два плашкоута с печами для каления ядер». Это распоряжение особенно важно, так как первый раз упоминается о стрельбе калеными ядрами с укрепления, хотя еще при Елизавете Петровне одним из мотивов перестройки гавани в каменную было упомянуто о стрельбе «разожженными ядрами», что показывало об употреблении их за границей еще за 50 лет.
      4) «В свое время поставить два старых судна с надежными мачтами для постановки на марсах орудий». Идея иметь орудия на марсах, развившаяся так широко в современном флоте, в то время была первой попыткой обстреливания палуб с высоты.
      Для усиления Рисбанка около него поставлен был корабль Болеслав, переделанный в батарею, и сделан до Ораниенбаумского берега плавучий бон, как ограждение от малых судов.
      Б) «Определить место для постройки батареи в 300 саженях от Рисбанка и во 100 саженях от отмели». Батарея была построена на 19 пушек и шесть мортир. Она состояла из двух фасов, фланков и эполементов, имея общее протяжение линии огня в 66 сажен.
      В) «При Цитадели (т. е. на форте Петр I) поставить от 4-х до шести 5-пудовых мортир и шесть единорогов, а также устроить сообщение с центральной крепостью». Этим положено начало Петровской дамбе.
      Г) «В 300 саженях от Цитадели построить батарею, на которую поставить две 5-пудовыя мортиры кроме других орудий». Новая батарея имела 63 сажени длины, шириною с бруствером 8 сажен, построена была на сваях. По всем данным она была на месте современного форта Александра.
      Д) «На Кроншлоте 1) на NW бастионе сделать двойную батарею и на верхний этаж поставить шесть 24-х фун. единорогов».
      2) «По валу поставить четыре 5-ти пудовых мортиры и 4 единорога».
      3) «До Ораниенбаума сделать промер и где могут пройти гребные суда забить сваи».1) Эти пункты показывают, какое важное значение придавали Кроншлоту, как опорному пункту всей крепости, около которого и расположили глухую ограду от обхода мелкими судами не только форта, но и крепости.
      Е) На Купеческой гавани решено было продолжать работы по исправлению, а против угла, где затоплены суда, набить сваи.
      Ж) По северному фарватеру построить две батареи, фарватер заградить ящиками с камнями, т. е. ряжами, и затопить старые суда. В первый раз мы видим серьезное отношение к обороне северного фарватера, который в начале XVIII века считался непроходимым, потом предполагали, что он заграждён ряжами еще при Петре Великом, хотя оснований к такому предположению не было никаких.
      Эти работы были ведены очень энергично, и к сентябрю в расстоянии от крепости 750 сажен и 1500 сажен были построены две батареи на сваях. Одна из них была рассчитана на 12 пушек и две мортиры, состояла из двух фасов, по 13 сажен каждый, и двух фланков по 9 сажен. Описания другой не сохранилось, можно предполагать, что вместо неё было поставлено судно, переделанное на батарею.
      З) Из кораблей Европа и Болеслав приказано было приготовить две батареи, что и было сделано зимою, и последний, как мы видели, был поставлен у Рисбанка (Павла).1)
      В общих чертах предположенные и к весне выполненные работы очень раздвинули сферу обороны. По южному фарватеру до самого берега вероятно опасаясь обхода и действия неприятеля в тыл крепости, по северному на три версты, т. е. до главного фарватера, который уже был под огнём батареи хотя очень слабой.
      Мы видим, что в этой системе защиты снова придают значение мортирному огню. т. е. возвращаются ко взглядам, высказанным Крюйсом при Петре Великом.
      На работы было отпущено 150000 рублей. Начались они в феврале, и производились спешно. На них ежедневно высылалось от двух морских полков 1500 человек, от коменданта, т. е. из гарнизонного полка, 700, от экипажей 350 и 100 человек артиллеристов, т. е. ежедневно работало 2650 человек. Производились работы Экспедицией поправления Кронштадта, первоприсутствующим в которой был адмирал Михайловский, а производителем работ был инженер-генерал Де-Витте, так плохо знавший русский язык, что все отчеты подавались им на французском; помощниками ему были командиры пионерной и минёрной рот, люди которых также участвовали в работах.
      С апреля месяца были командированы в Кронштадт 2 роты 1-го пионерного полка и Литовский полк, а, кроме того, участвовали в работах 1-й и 3-й морские полки и гарнизонный полк. Для обслуживания орудий было прислано две артиллерийских роты С.-Петербургской резервной бригады. Летом, как видно из хода работ, на северном фарватере, кроме предполагаемых заграждений, затопляли суда, так же как и у Рисбанка, было затоплено семь транспортов. Командирами укреплений были моряки: так Рисбанком командовал капитан 3-ГО ранга Киреев, Средней гаванью капитан 2-го ранга Муханов. В руках сухопутного ведомства оставалась только центральная крепость и Александр-Шанц.
      Какое число орудий было на фортах, находившихся в ведении моряков, точно сказать нельзя, но приблизительное понятие иметь можно, так как на всех укреплениях приказано было обить амбразуры железом в обито их в Цитадели 102, на форте Рисбанк 69, на Кроншлоте 94, что даёт понятие о числе орудий. На зиму батареи не разоружались, а орудия прикрывали брезентами. Места затопленных на северном фарватере судов, очевидно, забыли, потому что их разыскивали, и зимою все, которые нашли, решили обить вокруг сваями, направление свай взять на Лисий Нос. Многие же из затопленных канонирок, как полагали, разрушены волнами.
      От сухопутного ведомства в этот год было выстроено впереди западных фронтов три флеши, обнесенных гласисом и полисадом. Каждая была вооружена 11-ю пушками, половина которых была полевых. Александр-Шанц обнесён был полисадом, при нём построен редут вооружённый восемью орудиями.
      Среди всех этих работ 17-го августа главный командир вице-адмирал Колокольцев предписал коменданту генерал-маиору фон-Клугену, в виду входа английской эскадры в Балтийское море, принять меры к обороне Кронштадта, всех артиллерийских служителей распределить по укреплениям, сменить из караулов, чтобы по повестке все были на своих местах и знали их.
      Артиллерийская гарнизонная команда состояла из одного штаб-офицера, четырех обер-офицеров и юнкера, нижних чинов 222 строевых и 34 нестроевых, которых за всеми расходами не хватало по два на орудие. Вероятно поэтому, 20-го августа на усиление прислано от морской артиллерии три офицера и 70 нижних чинов. Из рассчета на три флеши, выстроенных впереди западных фронтов, видно, что на каждое орудие рассчитывалось по два человека артиллерийстов и один на два орудия как бы запасной или расходчик снарядов.
      Кроме этих работ чисто боевого характера, было ещё много работ по снабжению снарядами других крепостей. Весною принято с завода 21000 ядер к крепостным пушкам, 41600 к полевым, 16000 бомб и 56000 гранат Эти внушительные цифры дают понятие о массе труда по приёму и перевозке. Наконец. когда кончилась мобилизация, то завод Берде принял от артиллерии чугуна лому 822000 пудов. Отправлено в то же время в Фридрихсгам 23000 и в Свеаборг 20000 снарядов. Мы упоминаем об этих фактах, чтобы показать внутреннюю работу крепости, никому невидную и редко ценимую людьми не стоящими близко к делу. Конечно, артиллеристы были только руководителями этих работ; вся тяжесть их ложилась на гарнизонный полк, который в составе 4-х батальонов имел 2880 человек.
      Весною следующего 1809 года были предприняты опыты с новыми установками орудий, под которые введены поворотные платформы (теперь называемые поворотными рамами), давшие очень важное удобство береговым орудиям плавно следить за движущимся судном, чем существенно отличается стрельба с береговых батарей от стрельбы сухопутных крепостей.
      Война со Швецией была в таком положении, что не мешала крепости заниматься своими улучшениями. Наконец в в сентябрь был заключен мир.
      Важные администратнвные реформы следовали одна за другой. 11-го октября был образован Инженерный департамент и округа, чем окончательно разделена совместная работа инженеров и артиллеристов. 8-го ноября конфирмованы новые штаты гарнизонным артиллериям, по которым в Кронштадте положено две роты гарнизонной артиллерии. Штаты были разосланы только в мае 1810 года, причём самим инспектором всей артиллерии был назначен крепостной командир и весь дополнительный состав офицеров, которых без его личного распоряжения никто не мог переместить. В каждой роте предполагалось три офицера и 191 нижний чин, в управлении: командир, два чиновника и 20 человек нижних чинов разных званий и наименований3), так что общая цифра нижних чинов была 402 человека, цифра, надо думать, достаточная для обслуживания орудий, как полагалось, по два человека. Наличный состав гарнизонной артиллерии в 392 человека, позволял его развернуть без особого усилия, тем более, что полурота 2-й роты, назначенная по первоначальному плану стоять в Шлиссельбурге, за уничтожением этой крепости, была причислена к Кронштадту и формировалась в нём.
      Так было решено и сделано на бумаге, но на деле политические обстоятельства, т. е. начавшиеся несогласия с Францией, заставляли пополнять и вообще заботиться о западных крепостях, и некоторые офицеры, назначенные в Кронштадт, были задержаны на несколысо лет в других крепостях, и пробыли там всю отечественную войну. Но всё-таки до войны мы видим состав не много разнящийся от списочного: так в 1810 г. было 365 человек. С этого года деятельность артиллерийских рот почти исключительно сосредоточилась на обучении людей, подготовках и отправках транспортов. Обученных людей выбирали в полевую артиллерию, а на место их присылали неспособных оттуда.
      Литейный завод работал сильно, и бомбы по преимуществу отсылались в Вильно и Бобруйск. Из-за границы был получен свинец, из которого 6000 пудов отправлено в Смоленск, и 4000 пудов в Москву. Таким образом Кронштадт, служил как бы складом, через который проходили транспорты.
      



      1)   Арх. Кроншт. порта, папка 20, дело № 23.
      2)   Арх. Кроншт. порта, папка 20, № 23.
      3)   Арт. муз. Д. Ш Г. Ф., св. 1064, дело 1118.
 

               


      
 
   
 <<< Глава XIX.   Глава XXI. >>>   
   © Кронштадт, Валерий Играев, 2010. kronstadt@list.ru