Н. А. Рыкачев. Кронштадтская старина
Кронштадт
Символика 
История 
Музеи 
Форты 
Галереи 
Главная > Книжная полка > История
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка
  



Н. А. Рыкачев

Кронштадтская старина *

Материалы для истории укреплений и портовых сооружений Кронштадта




СОДЕРЖАНИЕ       



Введение

      Изучение местной старины всегда казалось нам предметом, входящим в круг деятельности местного органа печати и потому «Кронштадтский Вестник» никогда не отказывался давать место статьям, посвящённым истории какого-нибудь городского или портового учреждения или описанию события, относящегося к истории нашего города. В слишком 20-летнее существование «Вестника» в нём найдётся немало статей, могущих служить материалом для будущего историка города Кронштадта и кронштадтских портовых сооружений, тем не менее, все эти отдельные статьи, не имеющие ничего общего, не связанные между собою, не представляют полной картины возникновения жизни на острове Ричарда, как прежде назывался наш Котлин, и дальнейшего развития громадных портовых сооружений, вызванных к жизни гением Великого Петра. Короче, Кронштадт ещё ожидает своего историка и его жители, и русские моряки в особенности, будут без сомнения очень обязаны тем лицам, которые взяли бы на себя труд собрать все имеющиеся материалы, сделать критическую их оценку и составить хотя бы краткую историю наших портовых сооружений и нашего города.

      О таком кратком очерке истории Кронштадта мечтала редакция «Вестника» чуть ли не с самого начала нашего издания. По просьбе редакции, покойный историограф нашего флота С. И. Елагин в 1866 году поместил целый ряд фельетонов, посвящённых краткому очерку начала Кронштадта и его развитию в царствование Великого Основателя нашего флота. Затем, из числа наиболее выдающихся статей по истории Кронштадта мы укажем: на полный список главных командиров Кронштадтского порта с краткими их биографиями, составленный лейтенантом И. Зейделем, печатавшийся в 16-ти фельетонах в 1866-м и 1867-м годах; на ряд статей покойного И. И. Стренцеля: «Кронштадт 50 лет назад», «Наводнение в Кронштадте», «История госпитальной дачи» и многие другие его же; на подлинную записку И. П. Бунина об основании кронштадтского Морского собрания и многие другие отдельные статьи разных авторов, могущие служить превосходным материалом для будущего историка наших портовых учреждений и нашего города. Несмотря, однако же на все эти материалы, полного очерка истории Кронштадта до сих пор не существует в единственном, вполне законченном в этом отношении, трудом, следует признать полную биографию командиров, составленную И. Зайделем, обнимающую деятельность портового начальства с основания Кронштадта и до адмирала г. И. фон Платера, оставившего пост главного командира в 1853 году. Автор этого весьма почтенного труда, описывая жизнь и служебную деятельность адмиралов, занимавших пост главного командира, разумеется, только отчасти касался вопросов постепенного развития портовых учреждений и города, а потому в этом труде, при всех его достоинствах, не может служить полным очерком истории нашего города. Не теряя надежды на возможность составления такого очерка в будущем, редакция «Кронштадтского Вестника» решилась продолжать собирание материалов, которые могли бы облегчить работу будущего историка Кронштадта и его портовых сооружений. Из довольно значительного числа таких материалов, уже имеющихся в распоряжении редакции, в особенности выдаётся записка 1806 года, об укреплениях и морских сооружениях Кронштадта, доставленная нам из бумаг покойного генерал-майора Павла Васильевича Козакевича.

      Бывший вице-директор гидрографического департамента П. В. Козакевич, один из усерднейших сотрудников нашего известного гидрографа Михаила Францевича Рейнеке, много потрудился на поприще нашей морской литературы и занимался с особенной любовью историческими исследованиями наших Балтийских побережий. Вышеозначенная записка, заключающая в себе весьма подробное историческое описание всех главнейших портовых сооружений Кронштадта, была найдена им у какого-то ходячего букиниста, и ещё при жизни передана бывшему главному командиру Кронштадтского порта, генерал-адъютанту П. В. Козакевичу, который, в свою очередь, передал её в редакцию. Пользуясь этой, в высшей степени интересной и, так сказать, документальной запиской, и дополняя её из других, как печатных, так и архивных источников, мы намерены познакомить читателей с историей и постепенным развитием главнейших портовых сооружений Кронштадта, начиная со знаменитых Петровских доков, известных в начале под названием Кронштадтского Петра Великого канала.

      Приступая к этим очеркам, мы считаем, однако же, долгом предпослать им краткие указания на предшествующую историю острова Ричарда (Котлина) и его заселения. Был ли заселён остров Котлин до окончательного занятия его Петром Великим — мы не имеем никаких сведений, как говорит С. И. Елагин, в своём очерке «Начало Кронштадта». Остров этот, однако же, с давних пор занимал видное место в истории борьбы Новгорода со Швецией. В то время он носил имя Ретуисари и по разграничению, сделанному в 1595 г. На основании Тивизинского мирного договора, восточная его половина принадлежала России, а западная Швеции. Карта этой границы, снятая с копии, хранившейся у академика А. А. Кулика, с его разрешения, была напечатана в 1862 г. И приложена к 51 номеру «Кронштадтского Вестника». Из этой карты видно, что граница между Швецией и Россией шла от устья реки Сестры, где стояли ставки русских и шведских полномоченных 11-го августа 1595 года, к острову Ретунсари (Котлину), разделила остров на две части, из которых восточная принадлежала России, а западная Швеции, и направлялась поперёк залива на южный берег, известный тогда под именем Ингерманландии. По Столбовскому договору 1617 года, мы потеряли восточную половину острова Ретунсари, и, как свидетельствует Елагин, в последний раз русские посетили остров в 1665 году, под предводительством воеводы Потёмкина.

      Дальнейшая история острова Котлина (Ретунсари или Ричард, как называли его прежде) довольно хорошо известна каждому образованному русскому. Вот что находим мы по этому вопросу в записке 1806 года, которая будет служить нам основанием для всех дальнейших исследований истории сооружений Кронштадта.

      «1703 года, в мае месяце, блаженная памяти Государем Петром Великим, по взятии при Неве реке шведской крепости Концов (так называли русские крепость Ниеншанц) и двух судов, бота и шнявы, заложены при устье Невы, на выгодном острове Люст-Еланте (так Пётр остров Янни-Сари, где нынешняя Петропавловская крепость *1), крепость Санкт-Петербург. А как сего года, октября в первых числах, шведский вице-адмирал Нуммерс с эскадрою пошёл зимовать в Выборг, почему тогда же Государь с одною яхтой и гальотом ходил в море, осмотрел Котлин остров, вымерил фарватер и положил в море устроить крепость.

      В том же 1703-м году, в октябре месяце, будучи в Воронеже, сделал модель крепости, которую назначил устроить в море у Котлина острова, послав в оную губернатора Меншикова, который тою же зимою построил, дав наименование Кроншлот.

      1704-го года, мая 9-го, Государь лично, на судне Вель-Ком, ходил до Котлина острова и на новую крепость поставил привезённую с собою артиллерию».

      Так гласит, имеющаяся у нас записка 1806 года, вполне согласная с очерком начала Кронштадта С. И. Елагина и указаниями «Русской морской истории» Ф. Ф. Веселаго. Первыми обитателями острова Котлина, по всей вероятности, были строители Кроншлота, пехотные полки Толбухина и Островского, составлявшие гарнизон острова. В то время остров Котлин был покрыт густым сосновым лесом, некоторые остатки которого видны до сих пор на кладбище. Но кроме этих несомненных исторических данных, в Кронштадте сохранилось предание будто бы при занятии острова, в лесу, недалеко от берега, был найден котёл, вероятно оставленный матросами с эскадры вице-адмирала Нуммерса, которые, несомненно, посещали остров Ретунсари, во время блокады устьев Невы. Этот найденый котёл, как говорит предание, и был причиною переименования острова в Котлин; наименование, оставшееся дл сих пор и послужившее в свою очередь темою для составления герба города Кронштадта, на котором, как известно, изображены котёл и маяк.

      Великий Преобразователь России и Основатель русского флота сразу оценил громадное стратегическое значение острова Котлина. Сделав промер между островом и мелью, идущей от него к югу, Пётр увидел, что именно в этом месте находятся ворота к устьям Невы и что эти ворота следует запереть надёжною крепостью. Первым пунктом инструкции коменданту этой крепости предписывалось: «Содержать сию цитадель с Божиею помощью, аще случится, хотя до последнего человека». И этот завет был свято исполнен как при жизни Петра, так и при его приемниках. Шведы, заметив свою оплошность, пытались, было, в 1705 году завладеть островом Котлиным, но их попытка не увенчалась успехом и эскадра адмирала Анкерштерна принуждена была отретироваться перед судами адмирала Крюйса и батареями Кроншлота и св. Иоанна *2, а высаженные шведские войска были сброшены в море храбрыми солдатами полковника Толбухина.
      Записка 1806 года говорит так об этой неудачной попытке шведов:

      «В 1705 году, июня с 4-го, августа до 19-го, подходил к Котлину острову шведский флот под начальством адмирала Анкенштерна и по неоднократным сражениям с российским флотом, командуемым вице-адмиралом Крейцем (Крюйсом по Елагину и Веселаго), равно по неудачному в два раза на косу десанту, отражённому полковником Толбухиным, шведы принуждены были отступить».

      О дальнейших постройках на острове Котлин та же записка говорит:
      «В 1709-м году, в ноябре месяце, после Полтавской победы, по возвращении Государя из Польши в Санкт-Петербург, во время осады Риги, Государь указал на Котлин остров строить: гавани, пристани и магазины».

      Прежде всего, как свидетельствует Елагин и Веселаго, в 1706 году на косе построен был шанец С-го Александра и усилена батарея С-го Иоанна. Кроме того, для защиты острова, из Петербурга прибыл флот из 17-ти вымпелов, который простоял на рейде до половины октября, ожидая неприятеля, но шведы не показывались, и флот возвратился в Петербург на зимовку.

      В следующем 1707 году флот явился у острова Котлина уже в числе 30 вымпелов, а в июне поднят был в первый раз адмиральский флаг, на фрегате Олифант, адмиралом Апраксиным. Такой порядок ежегодного выхода флота на Котлинский рейд из Петербурга был в высшей степени неудобен. Размеры судов увеличивались, проход баром реки Невы становился всё более и более затруднительным. Зимовка в Кронверкской гавани, вблизь Петропавловской крепости, была также неудобна, а потому, как мы видели выше, тотчас же после Полтавской победы Пётр решился приступить к постройке гаваней, пристаней и магазинов на острове Котлин.

      В 1710 году, как пишет Елагин, значительное число шведских пленных занято было собиранием камня на острове, а в 1712 начата постройка гавани по первоначальному плану, который в 1715 году был заменён новым проектом, выполненным в последствии и существующем до сих пор.

      Об осмотре работ по сооружению гавани в записке, служащей основанием настоящего труда, говорится следующее:
      «В 1714 году, декабря 4-го и 5-го, Государь, на Котлине острове, осматривал в гавани корабли и производство гаванных и прочих работ».
      Вероятно, этот осмотр не удовлетворил Петра и выказал недостатки гавани и он решился составить новый грандиозный проект 1725 года, который и был исполнен и до сих пор составляет то, что называется Кронштадтским портом и чем справедливо гордится Кронштадт.
      Разработка этого проекта и история сооружения кронштадтских гаваней составит предмет особой статьи, а теперь, заканчивая наше вступление, мы сделаем ещё одну выписку из записки 1806 года затем, чтобы перейти в следующей статье — к описанию сооружения Кронштадтского Петра Великого канала.

      Вот что говорится в цитируемой нами записке:
      «В 1720 году, апреля 25-го, Государь ездил на Котлин остров для осмотра укреплений Котлинской гавани, которая ещё тогда была не совершенно окончена; в то же время на готовых батареях поставил артиллерию на одной 100, а на другой 80 — 19-ти и 24-х фунтовых пушек и при том учинены прочие предостережения для обороны сего поста».
      Этими словами заканчивается и введение в цитируемой нами записке, озаглавленное;
«Общее основание укрепления Котлина острова, с построением Крон-Шлотской крепости при Государе Петре Великом с 1703 по 1721 год».

      Строго придерживаясь текста разрабатываемой нами записки, мы посвятим следующую статью Кронштадтскому Петра Великого каналу, начатому работою в 1719 и оконченному в 1752 году. Как мы сказали выше, продолжая разработку записки 1806 года, мы будем дополнять и объяснять текст всеми имеющимися в нашем распоряжении печатными и архивными материалами.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

    *   OCR и редактирование: Играев В. П. и Играева Е. Н.   Все примечания, приведенные далее — Н. А. Рыкачева.
    *1  Смотри «Очерк русской морской истории» Ф. Ф. Веселаго, стран. 157-я.
    *2  Батарея св. Иоанна была выстроена там, где находится ныне Цитадельская пристань.





Кронштадтский Петра Великого канал >>> 
   © Кронштадт, Валерий Играев, 2003 — 2007. * kronstadt@list.ru