Кронштадт
Символика  
История  
Музеи  
Форты  
Галереи  
 
Кронштадт
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка  
   

Главная > Книжная полка > История Кронштадта > Краткий исторический очерк Кронштадтской Городской Полиции

 

К. М. Орловский

Краткий исторический очерк Кронштадтской Городской Полиции
по случаю 100-летнего юбилея ея существования
 



     


Публикуемая книга впервые вышла в Кронштадте в 1912 году в типо-литографии В. Д. Комарова по случаю 100-летнего юбилея Кронштадтской Городской Полиции.
Книга переиздавалась 2 раза репринтом в 2003 и 2010 гг.
 
«Краткий исторический очерк Кронштадтской Городской Полиции» интересен, прежде всего, как источник многих фактов из истории Кронштадта. Свою историю Кронштадтская полиция ведёт с 1812 года, хотя первые упоминания о ней начинаются с петровских времён...
 
В электронном виде публикуется впервые, благодаря материалам, любезно предоставленным
Музеем истории Кронштадта.




         Введение.


      Весьма скудный материал, послуживший к составлению настоящего исторического очерка Кронштадтской Городской Полиции с одной стороны и желание возможно кратко изложить все события жизни полиции за время с столетнего существования с другой, — не позволили более подробно коснуться организации и постепенного развития Кронштадтской Полиции, а поэтому в очерке этом я ограничился изложением только того, что могло касаться жизни полиции в этот период её существования.
      Источниками, послужившими к изданию настоящего очерка были: Дела из архивов: Полицейского Управления, Кронштадтской Городской Думы, Канцелярии Кронштадтского Военного Губернатора, Штаба порта, Архива Морского министерства, Департамента Общих Дел, Императорской Публичной библиотеки и периодическая печать.

 
  К. Орловский.


      КРОНШТАДТ — как крепость под именем «КРОНШЛОТ» был заложен в 1704 году.
 
       Официальное название «Кронштадт» явилось впервые 7-го октября 1723 года.
 


      Хотя не имеется ясных и определённых указаний о составе и организации полиции в г. Кронштадте со времени его основания, но из Указа ИМПЕРАТОРА ПЕТРА I от 8 мая 1723 года, объявленного Генерал-Полициймейстером Девиером: «Об определении на Котлин остров Командира из Подполковников или Маиоров» видно, что полиция на острове Котлин существовала под начальством этого Командира, и в исполнении своих обязанностей руководствовалась особо существовавшей инструкцией, которой к сожалению в материалах, послуживших источниками к составлению настоящего очерка, не сохранилось. Вот что гласит этот указ:
      «ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО указал: на Котлине острове, к содержанию по регулам полиции во всякой аккуратности определить командира из Подполковников или Маиоров достойного и поручить оному инструкцию: и оное по сему ЕГО ИМПЕРАТРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Именному Указу исполнить во Правительствующем Сенате и о том из Государственной Полициймейстерской Канцелярии подать доношение» 1).
      Из дел же Адмиралтейств Коллегии Архива Морского Министерства за 1732 год можно усмотреть, что «Полиция» во главе с «полициймейстером» были учреждены в Кронштадте в этом году первым полициймейстером был Капитан Иван Пестриков, при котором находились «порутчиками» Павел Сытин и Сергей Абрамов, 2 унтер-офицера, 3 капрала, 24 рядовых и 4 барабанщика.
 
      Вот что об этом гласит «Промемория» от 13 декабря 1732 г. 2)
      «Изглавной полицыместерской Канцелярии вадмиралтейскую коллегию понеже указом ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА заподписанием собственноручныя ЕЯ ВЕЛИЧЕСТВА руки обявленнаму исправительствующего Сената повелено вкронштате определить полицию, вкоторой быть полицыместеру искапитанов одному, принем порутчиком двум сканцелярскими служители по разсмотрению, а для караула и смотрения вкоманду того полицыместера послать изкронштатского гарнизона унтерофицеров двух, капралов трех, редовых подватцати четыре человека, барабанщиков подва, спеременою погодить и сего ноября дня вглавной полицыместерской канцелярии определено посиле оного ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА имянного указа вооном Кронштате быть полицыместером Капитану Ивану Пестрикову кправлению его дела дать приуказе инструкцию, покоторои поступать ему вовсем по указом и пообявленным втои инструкции пунктом непременно, да принемже быть порутчикам Павлу Сытину, да Сергею Абрамову и канцелярским служителем и о том, что онои полицыместер бытьопределен и инструкция дана ему, вадмиралтеискую коллегию и кгенералу Фелтъмаршалу и ковалеру графу Фонминиху для ведома послать премеморию, вкоторых обявить дабы оной полицыместер о каких делах по данои ему инструкции будет куда писать и чего требовать, чтоб потому его требованию оное ему, полицыместеру, отправлять неотменно, как ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Указы повелевают и всем тамошним жителем быть послушным и о томбы, вообретающияся тамо команды ихкамандиром, сообщено было и адмиралтейская колегия даблаговолито том ученит по указу ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА Декабря 13 дня 1732 году.
 
      Василий Салтыков
      Афанасий Исаков
      Князь Николаи Щербатов
      Секретар Иван Баженов
      Канцелярист Иван Павлов.» 3)
      
      Эта Промемория, воспоследовала вследствие Именного Высочайшего Указа данного Сенату 22 сентября 1732 года о преобразовании полиции в Кронштадте. 4)
      
      Наружная охрана общественного спокойствия безопасности главным образом заключалась в несении, так называемых, рогаточных караулов, установленных в царствовании ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА ПАВЛА II в 1728 году. В Наказе Губернаторам и Воеводам, состоявшемся 30 августа вот что говорится об этих караулах: «40 — О караулах и рогатках — Для лучшаго порядка пресечения воровства и воровских проходов прочих непотребных людей, сделать на концах больших улиц отворчатыя рогатки, которыя по ночам затворять и иметь при них с обретающихся в тех улицах дворов из жителей с палаточным караулом и при них бы были для чинившихся пожаров , драк и воровства трещетки в которыя в то время бить, дабы всяких чинов жители, для отнятия пожаров и разнимательства драк и поимки воров, слыша тот трещеточный бой, из домов своих выходили на помощь. А с котораго двора, в которую ночь караулу быть надлежит, тому учинить росписку, смотря по жителям тем управителям, на которых то управление от губернаторов и от воевод будет положено обще с посадскими и оныя рогатки затворять в ночь».
 
      О том как отправлялось несение службы в этих рогаточных караулах, а равно об организации полиции в период времени с 1732 года по 1871 год, когда был издан «устав благочиния (полицейский), из переписки между Адмиралтейской Коллегией, Кронштадтской Полициймейстерской Конторой и Канцелярией Главнаго Командира над портом можно усмотреть, что город Кронштадт для поддержания порядка и благочиния был разделён на районы по улицам. От каждой улицы назначался староста, на каждые 10 домов — десятский, на 50 дворов —пятидесятский, и на на 100 домов — сотский. На обязанностиэтих лицлежало наблюдение за порядком в городе и несение «рогаточных караулов». Все означенные лица находились в полном подчинении Кронштадтской Полициймейстерской Конторы.
 
      Обязанности сотских, пятидесятских и десятских сначала исполнялись лишь гражданским населением, а с 1740 года к несению этой службы были привлечены военно-сухопутные и морские чины, о чём указ ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ ИОАНОВНЫ от 14 мая 1740 года гласит 6): «Кронштадт морским и сухопутным офицерам и прочим военным чинам, которые тамо домы свои имеют, в содержании постоев и прочих полицейских делах, по силе Именных ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА указов, Кронштадтской Полиции были послушны и о том из Адмиралтейской и военной коллегий к командам подтвердить указали…»
 
      До издания вышеназванного Высочайшего Указа привлечение чинов флота к несению полицейской службы вызывало частые ходатайства Главного Командира перед Государственной Адмиралтейской Коллегией и обильную переписку об освобождении чинов флота от несения полицейской службы.
 
      Представляет некоторый интерес, между прочим, следующее: «доношение» Главного командира порта Адмирала Гордона от 14 марта 1733 года: 7)
 
      «Сего Марта от 12 дня в промемории к мне из Кронштадтской полициймейстерской конторы объявлено, что по именному ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА Указу и по данной из главной полициймейстерской конторы инструкции, велено в Кронштадт для лучшаго смотрения и исправления определить в каждой слободе или улице старост и к каждому десяти дворам десятскаго, а кпятидесяти дворам — пятидесятскаго а к сту дворам сотскаго из тех жителей, дабы каждый пятидесятский и сотский за своими десятскими и за всеми обывателями смотрели непременно, чтобы чего де для не учинилось в противность указу и тою для их морских служителей как помянутые десятские так и прочие чины от оной конторы назначены, но токмо без определения Нашего для надлежащего по должности их исполнения те чины инструкциями не определены и требует оная контора, чтобы морские служители в той конторе были в том послушны, с которой промемории, для лучшаго разсмотрения оной коллегии, посылаю при сем копию. При сем же оной государственной коллегии предлагаю свое мнение, что у морских и адмиралтейских служителей у унтер-офицеров, хотя которые из шляхетства — у многих, а у рядовых и у ни кого, собственных своих слуг неимеется и ежели оные выбраны будут в сотские, пятидесятские и десятские, то их нельзя будет ни в какие Государевы работы употреблять, и на море на кораблях посылать, а паче о том приношу Государственной Адмиралтейской Коллегии, что соблаговолено будет. Государственной Адмиралтейской Коллегии послушный слуга Гордон».
      
      «В Кронштадте в 14 де Марта 1733 году».
      
      К этому «доношению» приложена копия «промемории» Кронштадтской полициймейстерской конторы в Канцелярию Главного Командира над портом с просьбою объявить приказом в подведомственных командах морских служителей, чтобы последние беспрекословно подчинялись распоряжениям полициймейстерской конторы по назначению их к несению полицейской охранной службы.
      
      В ответ на это доношение было сообщено следующее: 8)
 
      «1733 года Марта в 15 день по Указу ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА Адмиралтейств Коллегия, слушав Господина Адмирала и Кавалера Гордона доношение, приказали обретающимся в Кронштадте морским и адмиралтейским служителям, которые имеют собственные свои дома, тем по определению тамошней полициймейстерской конторы караул у шлагбаумов також и другия слободские службы иметь неотговариваясь тем, что они при флоте на адмиралтействе в службе имеются, и для того, ежели хотя и в посылках они куда будут, то им от своих дворов вместо себя держать наемщиков понеже и при С.-Петербурге, то чинится и о том к господину адмиралу и кавалеру Гордону и в контору над портом послать указы, а в главную полициймейстерскую канцелярию сообщить промемориею. Подлинный за подписанием Адмиралтейской Коллегии, Обер-Секретарь Василий Михайлов, Борис Никитин Регистратор Иван Васильев.
 
      Вопрос об освобождении чинов Морского Ведомства от несения полицейской службы поднимался несколько раз, причём мотивами к тому служили указания на то, что чины, выбираемые для несения полицейской службы, отвлекаются от исполнения своих прямых обязанностей: отсутствием свободных людей для найма и тем, что от сухопутных войск гарнизона для несения рогаточных караулов воинские чины не назначаются. Например в «доношении» из Конторы Кронштадтских строений от 2 июля 1733 года 9) указывается между прочим на прошение матроса корабля «Фридрихштадта» — Ивана Говядина, что.. «а ныне де от Кронштадтской полициймейстерской конторы написан он десятским и велено ему ходить поутру для рапорта, а вечер ради приёму приказа и дозором и иметь смотрение над служители, которые вручены ему по инструкции, просить, чтобы для объявленных нужд также и для осмотру всякой нечистоты над служителями дать ему свободу ввечеру, дабы от оной полициймейстерской конторы не принять какого штрафа…»
 
      В «доношении» той же конторы от 15 августа 1733 года 10) приводится пример о том, что архитектор Фюрштер выбран в десятские и … «за бытием его при тех строениях помянутой, порученной ему от полиции, должности не исправил за что ныне в оной полиции под караулом и того дела, затем его всегдашним при строениях ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА бытием, исправлять некогда и некем, понеже денщиков у него не имеется такоже для найму свободным здесь сыскать неможно…»
 
      В «доношении» от 30 июня 1733 г. 11) из Кронштадтской Канцелярии Аншефт-Командуюего говорится между прочим, что за отъездом адмирала Гордона в компанию морских служителей осталось немного, которыми и исполняются разныя работы на судах и по караулу а… «вне бытность оных морских служителей от полициймейстерской конторы принуждают жен и детей их малолетних как мужеска так и женска пола душ, ходить в ночные рогаточные караулы или вместо себя нанимать и от оной на них тягости налоги имеются, повседневные жалобы и плачи, но понеже им вместо себя нанимать нечем и некого, понеже здесь вольных людей не имеется и от того приводят себя в великия нечистоты и в скорби и в несохранении по божественным заповедям их чести, а от сухопутных полков, которые обретаются здесь, солдаты от оных в ночные рогаточные караулы не посылают, а от нашего морского пекету по ночам всегда руны и дозоры посылаются и надеюсь, что можно и без онаго рогаточного караулу здесь сохранно быть...»
 
      В августе месяце 1733 года последовал приговор 12) Адмиралтейской Коллегии об освобождении морских и адмиралтейских служителей «всех нижних чинов служителей от унтер-офицерства», от полицейской службы, а обер-офицерам, мастерам и подмастерьям службу нести — «с дворов своих десятских, пятидесятских и сотских иметь». В тех же слободах, где живут служители из нижних чинов — «содержать караулы от Морской гаупвахты».
 
      Это распоряжение, несмотря на «промеморию» из Главной Полициймейстерской Канцелярии в Государственную Адмиралтейскую Коллегию от 7 февраля 1784 года 13) с повторением просьбы сделать распоряжение о несении полицейской службы самими или через наём всеми жителями Кронштадта без изъятия нижних морских и адмиралтейских чинов «дабы в распорядках полицейской должности не имелось вмешательства и остановки и от того краж и воровства и драк и всякого непотребства не умножалось…» — оставалось в силе, и нижние и морские и адмиралтейские чины от несения полицейской службы были освобождены. 14)
      Надо полагать, что это распоряжение было результатом ходатайства адмирала Гордона, который в «доношении» Государственной Коллегии от 13 февраля 1734 г. 15) писал: «Прошлаго 1733 года Октября от 15 дня под № 9237, по присланному ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА из оной коллегии Указу к рогаточному караулу из морских нижних чинов служителей кроме обер-офицерства, мастеров и подмастериев такоже в сотские, пятидесятские и десятские с дворов их посылать не велено, а сего числа из Кронштадтской полициймейстерской конторы, присланною промемориею, со всех дворов не обходя никого, требуют к рогаточному караулу, також в сотские, пятидесятские и десятские и затем будет в работах остановка, а наипаче в летнее время оные служители все бывают на море и остаются в домах их токмо жёны, из которых прежде сего принуждены были некоторыя сами стоять у рогаточного караула, а в сухопутных солдатских слободах онаго караула неимеется, а от удержания краж, воровства и драк, по силе вышеписанного ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА Указа, имеется у нас пекет и ходят патрулиром. По вышеписанном Государственная Адмиралтейская Коллегия что соблаговолит. Государственной Адмиралтейской Коллегии послушный слуга Гордон, в Кронштадте в 13 день Февраля 1734 г.».
      Довольно характерным для столь удалённого времени при существовавшей строгости является случай сопротивления полицейской власти, изложенный в «промемории» Главной Полициймейстерской Канцелярии на имя Государственной Адмиралтейской Коллегии от 18мая 1734 года: 16)
 
      «Сего Мая 17 дня в присланном в Главную Полициймейстерскую Канцелярию из Кронштадтской Полициймейстерской Конторы доношении объявлено, что по наряду от той конторы Морского флота обер-офицеры в ночной караул посылают тому чинятся ослушны и сего Мая 2 дня из оной конторы посланы были для взятия Капитана Червина за нехождение на караул человека — солдат и десятские и как оные, посланные в близость того двора на дороге, стали брать вышеписаннаго Капитана Червина человека его Матвея, и оный дечеловек закричал, что берут его под караул солдаты полицейские и из того , вышед многолюдство людей, того человека отбили и их всех били всяким боем и из оных Кроншлотскому полку солдата Ивана Дементьева били смертью, отчего иныне лежит болен и по ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА Указу в Главной Полициймейстерской Канцелярии определено: в Адмиралтейств Коллегию послать промеморию и требовать, чтобы от оной Коллегии Морского флота обер-офицерам объявлено было, дабы они во исполнение с дворов своих полицейской должности в ночные караулы ослушания не чинили, а Капитана Червина людям за оказанную их противность за бой солдата и десятских ученено было, как о том указы повелевают и Государственная Адмиралтейская Коллегия да благоволит о том ученить по ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА Указу Мая 18 дня 1734 года Афанасий Исаков, Секретарь Назар Протопопов, Канцелярист Петр Коньков».
 
      В 1734 году количество домов в Кронштадте достигало 1966 дворов; из «промемории» Кронштадтской Полициймейстерской Конторы, приложенной в копии к «доношению» Контр-Адмирала Дмитриева-Момонова от 1734 года 17) видно, что число домов нижних чинов в Кронштадте превышало число домов остальных обывателей более чем в 3 раза. В этой «промемории» говорится: … «к тому же в том Кронштадте тех морских и адмиралтейских нижних чинов служителей как по переписи явилось имеется тысяча пятьсот двадцать пять дворов, прочих же обывателей только четыреста сорок один двор».
      
      В царствовании ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕЛИЗАВЕТЫ в 1752 г. согласно именного Указа обывательские строения в Кронштадте были переданы в ведение полиции. Указ этот от 13 августа 1752 года «О поручении обывательских строений в Кронштадте в ведомство полиции» 18), между прочим, гласит: … «ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ в Высочайшее в Кронштадте присутствие известно учинилось, что в Кронштадте разных людей строение построено без всякого разсмотрения, зело тесно и не регулярно, и от такой тесноты, в случае (от чего Боже сохрани) пожарной крайней опасности подвержено. И для того Высочайше указать соизволила: Правительствующему Сенату роздание под строение мест, в чем бы Ведомстве оныя не состояли, отныне так как и в С.-Петербурге, поручить одной Главной Полицеймейстерской Канцелярии, который имев то в своем ведомстве о нынешнем строении, которое в тесноте состоит, по ея должности разсмотря и ученит так, чтобы оное от пожарных случаев в опасности не было: а впредь места раздавать не тесные, но по силе данных о том Высочайших Указов и строить оное регулярно…»
 
      В царствовании ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ II как видно из Указа Её от 8-го апреля 1782 года 19) был издан Устав благочиния или полицейский. Вот этот Указ: «Упражняясь в снабжении разных частей Государственного управления потребными учреждениями видели Мы из многих опытов, что для поспешества доброму порядку, удобнейшаго исполнения законов и для облегчения присутственных мест по недостатку установлений до сего затрудняемых, настояла крайняя необходимость дать городам нашим устав благочиния или полицейский. Уваженья сии убедили Нас, соверша первую часть помянутаго устава издать оную для надлежащего исполнения, в ожидании покуда с помощью Божией предуспеем окончить и прочия за сим последующия, чего ради при сем тот Устав Сенату Нашему доставляем».
 
      Так как из Указа ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА ПАВЛА I от 31 декабря 1796 г. 20) при котором были объявлены штаты губерний, в коих не упоминается об Управах благочиния по губернским и уездным городам, а оставлены в некоторых из них одни полициймейстеры или городничии, видно что вошла в эти штаты и С.-Петербургская губерния, то есть основание предполагать, что в Кронштадте Управа благочиния не существовала.
 
      Тем не менее в виду отсутствия в материале, имеющемся в распоряжении издателя очерка, ясных и точных указаний о деятельности и составе полиции в период времени от 1782 года по 1805 год небезинтересно указать, что по Уставу благочиния поддержание внутреннего порядка в городах было возложено на учреждённые в них «управы благочиния или полицейские». В Управах этих заседали городничий, пристав уголовных дел и два ратмана. Города для удобства управления делились на части, поэтому деление Кронштадта, существующее и в настоящее время на части Купеческую и Морскую с несомненностью может быть отнесено к этому времени. Каждая часть, во главе которой находился частный пристав, делилась на несколько кварталов и управлением кварталом возлагалось на квартальных надзирателей. К сожалению в делах, послуживших источниками для собрания материалов к настоящему очерку, не имеется указаний о количестве кварталов, на которые был разбит город Кронштадт. Согласно устава благочиния (п. 17) должность частного пристава в уездных городах (а стало быть и в Кронштадте) была установлена X класса, квартального надзирателя XI класса; кроме означенных должностных лиц по штату полагалось каждой части города 1 судья словесного суда для граждан, считавшийся по должности в XIV классе, а в каждом квартале — квартальный поручик в XII классе.
 
      Пристава уголовных и гражданских дел назначались из старших и исправнейших частных приставов. Судьи словесного суда избирались в начале каждого года мещанством и купечеством из своей среды, и с разрешения городничего допускались затем к отправлению должности.
 
      Вот как устав благочиния определял обязанности управы благочиния:
      «п. 30. «Управа благочиния долженствует во первых иметь бдение, дабы в городе сохранны были благочиние, добронравие и порядок, второе чтобы предписанное законами полезное повсюду в городе исполняемо и сохраняемо было, в случае же нарушения оных Управа благочиния по состоянию дела, не смотря ни на какое лицо, всякаго должна приводить к исполнению предписаннаго законами и третье Управа благочиния одна в городе право имеет приводить в действие повеление правления, решение Палат и прочих судов и чинить отказы домов и мест в городе, предместье и городских землях».
      Устав благочиния в общем, обнимая права и обязанности всех должностных лиц Управы благочиния, в частности определял и взыскания, коим должны были подвергаться виновные за совершение тех или других поступков, нарушающих благочиние и порядок.
 
      Высочайшими Указами Правительствующему Сенату от 11 мая 1801 года и 24 октября 1803 года, переданными Государственной Адмиралтейств Коллегии 24 мая 1801 года за № 1161 23) и 11 ноября 1803 24) года были установлены правила подчинения полиции губернаторам и взаимо-отношения полиции и военных чинов.
 
      Так Указом 1801 года установлено, что все военные губернаторы, имеющие гражданскую власть, имеют главное управление и над полицией: военные губернаторы, не имеющие гражданской власти, коменданты — ведают полицией на правах бывших обер-комендантов. В тех местностях, где нет комендантов, управление полицией было возложено на городничих, в зависимости от губернаторов военных или гражданских, управляющих губернией и от губернских правлений. Шефы полков, равно полковые и батальонные командиры и прочие воинские начальники не должны были входить в управление ни городом ни полицией.
 
      Указом 1803 г. « В отвращение неудобств, привлечённых в образе управления полицией…» были обращены к исполнению положения для полиций городов в зависимости от того, каким начальством она управляется. В Указе этом говорится: «В дополнение и вящее пояснение сих правил по дошедшим вновь к сведению Нашему недоразумениям в сношениях полицейских, повелели МЫ Министру Внутренних Дел, снесясь с Министерствами военно-сухопутных и морских сил, и точнее сообразив все доселе примеченные по сей части затруднения, сделать удобнейшее и сколь может однообразнейшее положение».
 
      Далее в Указе предписано начальниками полиций во всех городах вместо городничих назначить полициймейстеров, которые до тех пор пока не будут изданы «достаточнейшия» правила вообще по части полиции, должны отправлять должности в основании правил о городничих, соображаясь в нужных случаях с уставом полицейским, а Министру Внутренних Дел предписано по сношении с начальниками губерний и по соображению всех местных обстоятельств… «по мере доходящих до них сведений, составляя особенные штаты с назначением частей, квартаов, числа людей и их окладов подносить их к Нашему утверждению… Указ заканчивается так: «По сим главным правилам, свойственнаго каждаго роду городов полицейскаго Управления, назначив какие именно города, крепости и порты к какому из означенных родов отнести должно и какое по тому в каждом из них имеет быть начальство полиции, МЫ и оставим в своё время доставить в Правительствующий Сенат подробное росписание к надлежащему исполнению…»


 


Продолжение. Основание Кронштадтской Полиции. >>> 
 
      
 
Автор книги — и. д. Кронштадтского Полициймейстера, Отдельного Корпуса Жандармов Ротмистр Константин Михайлович Орловский
      


      

Чины Кронштадтской Полиции 19 октября 1908 г.

Император Николай Павлович, создавший все каменные сооружения
Сыскное отделение Кронштадтской Городской Полиции
 
 

 
     
   © Кронштадт, Валерий Играев, июнь 2011 г. kronstadt@list.ru