Кронштадтский морской госпиталь
Символика 
История 
Музеи 
Форты 
Галереи 
 
Кронштадт
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка  
   
Главная > Книжная полка > История > История Кронштадтского госпиталя

История Кронштадтского госпиталя

                   К 250-летию со дня основания

 



Г Л А В А   VI

КРОНШТАДТСКИЙ ВОЕННО-МОРСКОЙ ГОСПИТАЛЬ
В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ


      Годы Великой Отечественной войны — пора величайших испытаний духовных и физических сил советского народа, явились невиданным испытанием и для коллектива госпиталя. Оторванный от материка, не имея очень нужной связи с крупными научными и учебными медицинскими учреждениями, лишенный медицинской литературы, в тяжелых условиях блокады, артиллерийских обстрелов и налетов вражеской авиации, он с честью выполнял свою благородную задачу. Не одному десятку тысяч раненых и больных была сохранена жизнь и восстановлено здоровье.
      Коллектив доказал, что он является достойным преемником лучших традиций, сложившихся в стенах госпиталя более чем за 200 лет его деятельности.
      В момент объявления войны, в госпитале шла обычная повседневная работа. Он был развернут на 600 коек и имел следующие лечебно-диагностические отделения: хирургическое — на 150 коек, терапевтическое — на 100 коек, кожно-венерологическое и инфекционное — на 100, нервно-психиатрическое и командирское на 50 коек каждое, ушное на 30 коек, глазное на 10 и туберкулезное на 40 коек. Гражданское отделение было развернуто на 70 коек.
      Лечебная и диагностическая работа обеспечивалась хорошо оборудованными рентгеновским, лабораторным, физиотерапевтическим и патолого-анатомическим отделениями, аптекой и пунктом переливания крови, а также хозяйственными подразделениями.
      Возглавляли отделения высококвалифицированные специалисты: военные врачи-хирурги бригврач А. П. Никитин и военврач 2-го ранга И. А. Обухов, отиатр военврач 2-го ранга А. М. Гафт, окулист военврач 1-го ранга Н. В. Зорин, терапевты — военврач 1-го ранга С, Г. Сукорский и военврач 2-го ранга И, В. Музыка, невропатолог военврач 2-го ранга Н. Я. Кигель, инфекционист военврач 1-го ранга И. С. Алексеенко, рентгенолог военврач 1-го ранга А. И. Меркулов, врач-лаборант военврач 2-го ранга Балашенко Л. Д., психиатр военврач 2-го ранга Н. М. Тамбовцев, кожно-венеролог военврач 1-го ранга О. А. Багдасарьянц, физиотерапевт военврач 3-го ранга М. Е. Высогорец, патологоанатом военврач 1-го ранга А. Е. Гофман, аптекой руководил интендант 3-го ранга Г. М. Дядькин.
      Все годы войны возглавлял госпиталь военврач 2-го ранга Ш. Н. Ермаков, заместителем по лечебной части в начале войны был военврач 1-го ранга М. Б. Скворцов. Партийно-политическим обеспечением госпиталя руководил старший политрук П. И. Алексеенко. В медицинских отделениях работало 32 военных врача, 12 вольнонаемных врачей, 6 фармацевтов, 94 медицинских сестры и 115 человек младшего медицинского персонала. На излечении находилось 483 больных, из них 144 из гражданского населения.
      22 июня, в полночь, в госпитале было получено сообщение о нападении немецко-фашистских войск на нашу Родину.
      Командование госпиталя созвало экстренное совещание руководителей служб и начальников медицинских отделений. На этом совещании были поставлены неотложные задачи по переводу госпиталя на работу в условиях военного времени. Необходимо было в кратчайший срок довести количество коек в госпитале до 1000. Наступил организационно-мобилизационный период. Так как боевые действия развертывались вдали от Кронштадта и раненые не поступали в госпиталь в течение почти двух первых месяцев войны, проведение организационно-мобилизационных мероприятий происходило в относительно спокойной обстановке до 19 августа, когда началось массовое поступление раненых.
      Весть о вероломном нападении врага на нашу Родину вызвала гнев и ненависть к немецко-фашистским захватчикам и небывалый патриотический подъем среди личного состава госпиталя и больных. К начальнику госпиталя и заместителю по политической части ежедневно обращалось большое количество больных с просьбой о их досрочной выписке и направлении в действующие части. Медицинские сестры Е. М. Алексеева, В. К. Кузнецова, Е. В. Никитина, Д. А. Цафина, 3. А. Титова, А. Н. Галушина, А. М. Старицина, Н. Ф. Соловьева, Н. А. Гусева, Л. М. Сизова, В. И. Зальманович, 3. И. Минаева, Г. И. Орлова, Н. С. Крайнева, М. А. Попова, С. Р. Титович, Н. М. Сургучева, техник-интендант С. Г. Курнуленко добровольно ушли на фронт.
      В отделениях началась выписка выздоравливающих и эвакуация гражданских больных, которые нуждались в длительном стационарном лечении в лечебных учреждениях Ленинграда. В результате проведенных мероприятий количество больных, находящихся на лечении, к началу войны сократилось с 483 человека до 268 или на 45 %. Шла с полной нагрузкой работа по доразвертыванию госпиталя до 1000 коек. Были свернуты туберкулезное и командирское отделения, развернуты третье хирургическое отделение и второе терапевтическое, инфекционное отделение было увеличено вдвое. Больных туберкулезом перевели в лечебные учреждения Ленинграда.
      Для обеспечения приема раненых был сформирован эвакоотряд во главе с военврачом 1 ранга Н. В. Зориным. Эвакоотряд был укомплектован личным составом госпиталя, оснащен автотранспортом и медицинским имуществом. В дальнейшем этот эвакоотряд был переформирован в самостоятельную единицу — эвакоотряд К. Б. Ф. и в первые два года войны проделал большую работу по перевозке раненых и больных с боевых и транспортных кораблей в госпитали базы и обратно на плавучие средства для дальнейшей эвакуации.
      23 июня в госпиталь прибыло для пополнения 20 военных врачей, 23 старших медицинских сестры, 23 медицинских сестры, 4 работника аптеки, 40 человек младшего медицинского персонала и около 150 матросов.2 Прибывший для пополнения медицинский состав не имел достаточной подготовки и необходимого опыта. Среди врачей был только один хирург. Врачи госпиталя под руководством главного хирурга А. П. Никитина, используя свой опыт, стремились передать прибывшим знания, необходимые для работы в условиях военного времени.
      В эти дни тяжелая, напряженная работа выпала на долю работников аптеки, которая функционировала в течение недели непрерывно. 12 ее сотрудников сумели за это время разгрузить медицинское имущество с трех барж, распределить его и укомплектовать наряды для медицинских отделений, кораблей и частей гарнизона. Было разложено более 100 тонн груза и укомплектовано более 500 нарядов. Одновременно проводилось рассредоточение медицинского имущества неприкосновенного запаса в различных укрытиях госпиталя. Подобной работой в своей области была занята и хозяйственная служба госпиталя. Завозилось большое количество материально-технического имущества, проводилось распределение его по отделениям и хранилищам, оборудовались жилые помещения для прибывших врачей, сестер и рядового состава.
      При госпитале был создан штаб местной противовоздушной обороны, производились работы по устройству щелей, убежищ, запасных водохранилищ и по маскировке объектов.
      В результате напряженной самоотверженной работы все отделения госпиталя срочно были подготовлены к работе в условиях военного времени. Госпиталь был развернут на 1070 коек. Особое внимание было обращено на оснащение хирургических отделений, где было развернуто 450 коек. Терапевтические отделения имели 170 коек, инфекционное — 200 коек, кожное — 70, ушное — 40, глазное — 20, неврологическое — 50 и гражданское отделение — 70 коек.
      В августе в госпиталь начали поступать крупные партии раненых. Большое поступление раненых за короткое время создало очень напряженную обстановку не только для хирургических отделений. Так как терапевтические больные в этот период поступали редко, то часть врачей и среднего медицинского персонала терапевтических и других отделений была переведена для работы в хирургические отделения.
      За две недели в госпиталь поступило 1300 раненых. Дальнейшее поступление пострадавших создавало угрозу переполнения госпиталя. В связи с этим командование осуществило эвакуацию значительного количества раненых в Ленинград. В конце августа и начале сентября из госпиталя эвакуируются для лечения в госпитали и больницы Ленинграда более тысячи человек. Обстановку усложняла необходимость постоянно иметь свободные койки для вновь поступающих раненых и больных. С этой целью непрерывно эвакуировались большие группы раненых в Ленинград, сразу же после оказания им необходимой медицинской помощи. Благодаря накопленному в организационно-мобилизационный период опыту эта задача была выполнена полностью и в очень сжатые сроки.
      Слаженной работе по оказанию помощи раненым в отделениях в значительной степени способствовала хорошая организация транспортировки раненых от мест швартовки кораблей и других плавучих средств, доставлявших раненых в Кронштадт. У пирсов было организовано круглосуточное дежурство, с госпиталем установлена постоянная связь как по телефону, так и через рассыльных. Эту работу хорошо организовали военврачи 1-го ранга Э. Э. Каган и А. Е. Гофман. С прибытием кораблей, к местам их стоянок сразу же направлялся эвакоотряд, располагавший двумя санитарными машинами, четырьмя санитарными автобусами и грузовыми машинами. Обслуживался автотранспорт группой санитаров-носильщиков.
      Конец августа и начало сентября были особенно напряженными для всего коллектива госпиталя. С трудностями этих дней помогли справиться организованно проведенная подготовительная работа, дни учебы и тренировок прибывшего пополнения — врачей и сестер. В приемный покой были выделены дополнительно врачи и медицинские сестры, для медицинской сортировки и оказания экстренной врачебной помощи. Основное внимание в приемных отделениях уделялось сортировке и быстрей транспортировке раненых в хирургическое отделение. На месте оказывалась только неотложная помощь. Медицинские сестры занимались, в основном, оформлением медицинской документации, заполнением истории болезни и карточки учета поступающего в госпиталь. Опыт показал, что своевременное оформление медицинской документации в приемном отделении имеет исключительно важное значение. Нередко история болезни в дальнейшем превращалась в единственный документ, позволяющий установить ход событий, степень полученных повреждений и исходы лечения. Значительное время занимала организация приема обмундирования, партийных и комсомольских документов, оружия и ценных вещей. Успех в этой работе целиком зависел от опыта обслуживающего персонала. Опытные медицинские сестры М. Н. Румянцева, А. А. Кузнецова и А. И. Яблочкова много времени проводили в приемных отделениях, передавали свой опыт и знания молодым медицинским сестрам. Наиболее тяжелые раненые, преимущественно полостные, доставлялись из приемного отделения в 1-е хирургическое отделение, остальные — в два других хирургических отделения. Сосредоточение тяжелораненых преимущественно в одном отделении облегчало возможность оказания им наиболее квалифицированной помощи. Обработка раненых в отделениях осуществлялась бригадами в составе врача-хирурга, медицинской сестры и санитарки. Врачи других специальностей в необходимых случаях также принимали участие в хирургической работе, консультировали и вели раненых в дооперационном и послеоперационном периодах.
      Первые 15 дней были исключительно напряженными для всего коллектива и особенно для хирургических отделений, где персонал работал почти без отдыха. С большой нагрузкой работали хирурги: А. П. Никитин, И. А. Обухов, А. М. Гафт, X. В. Сытдыков, Е. В. Васильев, Я. Б. Хайкин, М. А. Готлиб, Г. И. Свитич, О. Н. Грот, Е. П. Симакова, фельдшера и медицинские сестры: А. И. Сазонова, Т. П. Хвасмутова, А. Ф. Говорова, М. С. Герасимова, Е. Е. Волкова, М. В. Горбунова, А. А. Кузина, Т. Тикунова, Л. Шафранская, М. П. Мельник, Е. Н. Патракова, Е. И. Ивлева, Е. В Басе, В. А. Краскова, Т. Волкова. За это время было произведено 2262 перевязки, наложено 119 шинных повязок, произведена первичная обработка ран у 964 раненых, выполнено 19 полостных операций, три операции на черепе, 6 ампутаций конечностей и 10 разных оперативных вмешательств. 43 больным было произведено переливание крови. Первое большое испытание коллектив госпиталя выдержал с честью.
      Во второй половине сентября авиация противника начала систематические налеты на Кронштадт. Первый большой налет был произведен на корабли. 16 сентября получил значительные повреждения линейный корабль «Марат». В госпиталь поступило около 50 раненых и много убитых.
      Надолго в памяти всего коллектива госпиталя остался день 21 сентября 1941 г. Это был воскресный день. Шла обычная работа в отделениях. В 11 ч. 35 м. была объявлена воздушная тревога. Через несколько минут на территорию госпиталя упали три крупные авиационные бомбы. Взрывом первой бомбы был разрушен фонтан в госпитальном парке, вывернуто с корнями несколько вековых деревьев и убита осколком сестра инфекционного отделения Елизавета Александровна Шуваева. Это была первая жертва войны среди личного состава госпиталя. Вторая бомба упала неподалеку от первой, разбила крыльцо приемного покоя, разрушила вход в него и в пункт переливания крови. Были смертельно ранены находившиеся на своих боевых постах санитары: И. А. Гайдов, Ф. А. Семенов, К. С. Арбузов, К. С. Есиков, А. Б. Качалов и тяжело ранена медицинская сестра М. Коротина, Третья бомба попала в центр северо-западного крыла главного здания. Пробив 3-й, 2-й и 1-й этажи, она разорвалась и совершенно разрушила эту часть здания с находившимися в нем терапевтическим, кожно-венерологическим отделениями и развернутыми здесь же аптечным, вещевым и продовольственными складами, а также обширную кают-компанию. Значительные разрушения причинил этот взрыв и прекрасно оборудованному помещению патологоанатомического отделения, расположенному в 50 метрах от крыла главного здания, и совершенно вывел его из строя. Во всех прилежащих к крылу разрушенного здания помещениях от мощного взрыва отвалилась штукатурка, почти во всех окнах были выбиты стекла. Был выведен из строя продпищеблок и разрушены теплоцентраль, водопровод, паропровод, электрические линии, канализация. В аптечном и вещевом складах вспыхнул пожар. Все свободные от службы военнослужащие, рабочие и служащие, жители соседних домов и улиц, саперная команда, несколько пожарных команд самоотверженно работали по тушению пожара.
      Завалы и разрушения очень затрудняли работу по оказанию помощи пострадавшим, и по тушению пожара. Только к утру следующего дня удалось вынести раненых и извлечь из-под обломков погибших. Этими взрывами было убито 53 человека, из них 13 человек — сотрудников госпиталя. Погибли военврачи 1-го ранга Э. Э. Каган и О. А. Багдасарьянц, медицинская сестра А. И. Львова, гигиенист Н. С. Палей, краснофлотец И. Г. Ершов, сапожник И. П. Козлов. При пулеметном обстреле здания госпиталя с воздуха был убит находившийся на посту краснофлотец А. К. Полигошко. Ранено было 58 человек сотрудников и больных. От полученных ранений вскоре умерли: военврач 3-го ранга М. О. Верещинский, фармацевты С. А. Чесницкий и С. А. Бородулин. Выросла на Кронштадтском кладбище еще одна братская могила жертв фашизма. Ежегодно навещают братскую могилу ветераны госпиталя, молодые сотрудники свято чтят память тех, кто отдал свою жизнь в тяжелые годы войны.
      Разрушения, нанесенные взрывами бомб, создали невероятные трудности в работе отделений, расположенных в отдаленных уцелевших частях здания. В госпиталь продолжали поступать раненые.
      Несмотря на разрушения, пожар в разрушенном крыле здания, отсутствие электричества, выход из строя водопроводной системы, хирургическое отделение под руководством А. П. Никитина продолжало работу. Однако, повреждения были настолько серьезны, что в целом нормальная работа госпиталя стала невозможной. Большая часть раненых и больных была эвакуирована в эвакогоспиталь 2016, расположенный в то время в Кронштадте. Командование госпиталя приняло меры по подысканию помещений в городе и оборудованию их для размещения отделений, вышедших из строя. В это же время, согласно приказу командования флота, был создан в Кронштадте 7-й военно-морской госпиталь. Он был укомплектован за счет преподавательского состава военно-морского медицинского училища РККФ, и, частично, из штата госпиталя. Начальником вновь созданного учреждения был назначен военврач 2-го ранга Д. Г. Гольдман — бывший до этого заместителем начальника военно-морского медицинского училища по учебной и научной части. Появление нового учреждения значительно облегчило обстановку. В условиях непрекращающейся работы часть отделений госпиталя переводится в различные здания города. 27 сентября инфекционное отделение на 100 коек развертывается на улице Широкой. 29 сентября в школьное здание на улице Володарского было перебазировано хирургическое отделение на 300 коек, а на улицу Фейгина терапевтическое отделение на 300 коек. Гражданское отделение перемещается в помещение бывшего «английского госпиталя» на улице Зосимова. Аптека размещается в помещении аптекарского магазина на улице Ленина. Камбуз переводится в 5-ю оборонительную казарму. В главном здании госпиталя остались 1-е хирургическое отделение, глазное и неврологическое отделения, изолятор для психических больных, пункт переливания крови, лаборатория, рентгеновское отделение, патологоанатомическое отделение и хозяйственные службы. Наряду с передислокацией отделений, в госпитале непрерывно шли работы по восстановлению разрушений. Люди работали не щадя сил, почти не отдыхая. Производилась очистка территории, разбирались завалы. Эти работы были закончены только к 20 октября 1941 г. К этому времени оперативная обстановка на фронте резко ухудшилась. Противник вышел к Финскому заливу между Ленинградом и Ораниенбаумом, отрезав Кронштадт от Ленинграда. Оставшиеся пути сообщения с городом Ленина, по Финскому заливу и по его северному берегу через Лисий Нос, находились под артиллерийским обстрелом и постоянной угрозой с воздуха. Наступил период блокады с систематическими бомбардировками и артиллерийскими обстрелами. 3 октября по городу было выпущено 72 тяжелых снаряда. Один из них разорвался у вновь открытого в городе хирургического отделения. Было выбито много дверей, окон и стекол, осколками изрешечены стены, но работа в отделении не прекращалась. В дальнейшем артиллерийские обстрелы стали ежедневными, работа в отделениях проходила под грохот рвавшихся в городе снарядов и бомб. Стал ощущаться недостаток продуктов питания, топлива, электроэнергии, воды. Ухудшалось санитарное состояние в городе и госпитале. Обстановка становилась все более напряженной. В палатах и отделениях было холодно, раненые и больные укрывались несколькими одеялами, халатами, матрацами. Операции, перевязки, работа в палатах производились при керосиновых лампах, а подчас и при коптилках. Из-за недостатка топлива и горючего появились затруднения в приготовлении пищи, доставке ее из оборонительной казармы и в подогревании ее в отделениях. Суточный рацион для раненых и больных урезался. После утомительной и напряженной работы личный состав отдыхал почти не раздеваясь. Соблюдение требований личной гигиены, поддержание надлежащего санитарного состояния госпиталя стало чрезвычайно затруднительным. Доставка раненых в госпиталь и эвакуация нуждающихся в длительном стационарном лечении в Ленинград часто производилась под артиллерийским обстрелом. Нередко врачебные группы госпиталя направлялись в отдаленные районы Финского залива для оказания на месте медицинской помощи раненым и эвакуации их в Кронштадтский госпиталь.
      В октябре 1941 г. были направлены на полуостров Ханко и принимали участие в его героической обороне врачи госпиталя А. Е. Гофман, М. М. Могилевский, М. Б. Ямпольский, медицинские сестры Иванова, Морозова, Ветошева. На фронт из медицинских подразделений госпиталя отбывало много людей. Так, например, во вновь формируемые бригады морской пехоты были откомандированы военврачи Махлин, Уваров, Егоршина, Киселева, политрук Федоров и 20 человек среднего медицинского персонала.3 Оставшийся личный состав продолжал выполнять свои обязанности. За первые шесть месяцев войны в госпиталь поступило на излечение около шести с половиной тысяч человек раненых и больных. 1194 раненых и 385 больных были в этот период эвакуированы в Ленинград не только потому, что они нуждались в длительном лечении, но и в предвидении необходимости иметь большое количество свободных коек, из-за угрозы полного прекращения связей с материком. За этот же период закончили лечение и были выписаны из госпиталя 4320 человек, из них 1172 гражданских лиц. Если учесть, что в госпитале оставались по преимуществу тяжелые нетранспортабельные раненые и что условия работы в этот период были крайне неблагоприятными, то возвращение в строй 96,1% раненых является отличным показателем работы коллектива госпиталя. Смертность от проникающих ранений в живот, грудь, череп и от ранений конечностей с повреждением костей составляла около 71 % по отношению ко всем умершим.
      К началу 1942 года, в результате работ, проделанных по ликвидации последствий налета вражеской авиации 21 сентября, разбросанные по городу медицинские отделения начали возвращаться в главное здание. В январе возвратилось 2-е хирургическое отделение, а вскоре и остальные, за исключением инфекционного, которое, оставаясь на старом месте, в марте 1942 г. было преобразовано в самостоятельный инфекционный госпиталь.
      Блокадные 1942 и 1943 годы были наиболее тяжелыми для госпиталя, особенно 1-е полугодие 1942 г. Зимой 1942 г. была резко снижена норма продуктов питания, еще более ухудшилось положение с топливом, водоснабжением, освещением. Значительно ухудшилось санитарное состояние в осажденном городе, что повело к изменению контингента поступающих в госпиталь больных. Если в 1941 г. поступили единичные больные с дистрофией и авитаминозами, то в 1942 г. с этими заболеваниями находилось на излечении в госпитале 2066 человек. У поступавших в госпиталь с ранениями и другими заболеваниями наблюдались в той или иной степени явления дистрофии и авитаминоза. Несмотря на тяжелые условия только 18,8% больных дистрофией с авитаминозами было эвакуировано, остальные восстановили здоровье в госпитале. Отмечалось увеличение заболеваемости туберкулезом, преимущественно туберкулезом легких. Если в первом полугодии 1941 г. больных с поражением легких поступило 89 человек, то в 1942 г. их было уже 169, а 1943 г. — 116 человек. Туберкулезные больные, как правило, эвакуировались в специальные учреждения. Первый период блокады дал значительное повышение заболеваемости дизентерией и энтероколитами. В ноябре 1941 г. было зарегистрировано 99 человек, заболевших дизентерией, в декабре их было уже 269, а за первый квартал 1942 г. — 808. В связи с ростом желудочно-кишечных заболеваний, в госпитале было развернуто дополнительное инфекционное отделение на 100 коек помимо имевшегося инфекционного отделения в городе. С марта 1942 г. инфекционные больные начали поступать для лечения в открывшийся инфекционный госпиталь. Поступающие в госпиталь с желудочно-кишечными инфекциями в значительной степени страдали одновременно авитаминозами и дистрофией, отдельные больные были истощены до крайней степени, что являлось причиной довольно значительной смертности и увеличения сроков лечения таких больных. Если за второе полугодие 1941 г. был только один смертельный случай среди всех инфекционных больных, то за этот же период 1942 г. смертельный исход был в 21 случае из 803 больных дизентерией и острыми энтероколитами. Соответственно увеличились сроки лечения этих больных до 20 — 22 дней.
      Ухудшение бытовых условий и личной гигиены сказалось и на росте кожных заболеваний. Во втором полугодии 1941 г. в госпитале находилось на излечении 287 человек с заболеваниями кожи, за 6 месяцев 1942 г. их поступило уже 837.
      Суровые климатические условия зимой 1941 — 1942 гг., тяжелые фронтовые условия послужили причиной учащения случаев отморожений; такие больные в значительном количестве поступали на лечение в госпиталь.
      Стойко и мужественно, в тяжелейших условиях блокады, выполняли сотрудники госпиталя свою благородную и ответственную задачу. Высоко была оценена Правительством и партией самоотверженная работа Кронштадтского военно-морского госпиталя. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 июня 1942 г. он был награжден высшей наградой Родины — орденом Ленина. За образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленную при этом доблесть и мужество, большая группа военнослужащих, рабочих и служащих получила правительственные награды. В адрес Кронштадтского госпиталя в эти дни поступило много поздравительных телеграмм и писем от коллективов военно-морских госпиталей, Центрального военно-морского госпиталя, от ученых страны.
      В годы блокады госпиталь работал, в основном, как эвакогоспиталь, поэтому значительная часть раненых эвакуировалась из него в Ленинград. За 1942—1943 гг. было эвакуировано 53,8% раненых и 12,6% больных. В госпитале оставались, главным образом, нетранспортабельные. Чаще эвакуировались лица, нуждающиеся в длительном лечении или в специализированной (нейрохирургической, урологической и т. д.) помощи, ввиду отсутствия соответствующих специалистов в госпитале.
      Из общего количества больных, страдавших алиментарной дистрофией, были эвакуированы — 33,5%, туберкулезом—16,3%. Из числа раненых и больных, закончивших лечение и восстановивших свое здоровье в госпитале, возвратились в армию и флот 93,2 %. Умерло за эти годы в госпитале 3% раненых и больных.
      Если учесть в каких условиях работал госпиталь в период блокады, какие испытывал затруднения почти во всех областях деятельности, как часто подвергался артиллерийским обстрелам, станет понятным, какие поистине героические условия потребовались от его коллектива для достижения таких высоких результатов в лечении раненых и больных.
      Наступил 1944 год, год великих побед наших Вооруженных Сил. Это был год очень напряженной работы почти на всем его протяжении. Поступление раненых в госпиталь находилось в полной зависимости от событий на фронтах. В январе войска Ленинградского фронта и Краснознаменный Балтийский Флот перешли в наступление, мощным ударом смяли немецкие позиции и быстро погнали на запад фашистские полчища, уничтожая живую силу и технику врага. 20 января в госпиталь прибыла первая крупная группа раненых в количестве 200 человек, доставленная на подводах через Финский залив. В течение нескольких дней в госпиталь поступило еще 1000 раненых. Начался напряженный период массового приема, сортировка раненых, оказание хирургической помощи и частичная эвакуация. Летом 1944 г. в Прибалтике и на Карельском перешейке развернулись новые бои. В госпиталь снова стали поступать большими группами раненые с кораблей и частей морской пехоты. В этот период в госпитале была сформирована маневренно-хирургическая группа, которая на санитарном транспорте совершила два рейса и доставила большое количество раненых с островов Финского залива.
      В октябре 1944 г. в Кронштадт начало поступать молодое пополнение. В течение трех месяцев госпиталь провел большую работу по освидетельствованию, испытанию и лечению будущих моряков. В декабре объем работы увеличился еще больше в связи с диспансерным обследованием личного состава Кронштадтского Морского оборонительного района, которое было возложено на врачебный состав госпиталя.
      В лечебные учреждения Ленинграда было эвакуировано 46,5% раненых и 2,5% больных. Как и в предыдущие годы, в госпитале оставались тяжелораненые и нетранспортабельные. В 1944 г. процент возвращения в строй среди раненых составлял 91,3 и среди больных 96,5%.
      В начале 1945 г. фронт находился на большом удалении от Кронштадта и раненые в госпиталь не поступали, оставшиеся на лечении постепенно выздоравливали и возвращались на корабли и в части. Жизнь госпиталя начала менять свое русло. Изменился контингент больных. За год в госпиталь поступило на излечение около четырех тысяч чело век, среди которых раненые насчитывались единицами. Эвакуировано было всего 39 больных, остальные закончили лечение в госпитале.
      За четыре года войны на излечении в госпитале находилось 38832 раненых и больных.
      Трудная и ответственная работа по лечению раненых и больных в эти тяжелые годы осложнялась тем, что госпиталь, будучи на протяжении всех лет войны эвакуационным, должен был иметь всегда большое количество свободных мест на случай массового поступления раненых. Однако, как указывалось выше, поступление раненых было неравномерным, в работе возникали особенно напряженные периоды, когда одновременно приходилось осуществлять оказание квалифицированной, подчас неотложной врачебной помощи и эвакуацию по назначению значительного количества раненых и больных. Для сотрудников госпиталя таким периодом явился конец августа и сентябрь 1941 г., когда осуществлялась эвакуация Таллинской базы. В эти дни в госпиталь поступило почти одновременно полторы тысячи раненых. Период интенсивных боев за Ленинград, с декабря 1941 г. по март 1942 г., привел к поступлению в госпиталь примерно такого же количества пострадавших. Бои за окончательную ликвидацию блокады Ленинграда также сопровождались значительным увеличением поступления раненых в Кронштадтский госпиталь. Более тысячи человек раненых приняли тогда только за одну неделю медицинские работники госпиталя.
      В трудные дни значительную помощь госпиталю оказывали жители города, рабочие и служащие предприятий. В свободное от работы время они приходили на ночные дежурства, ухаживали за ранеными и тяжелобольными, читали у кроватей больных книги, участвовали в госпитальной художественной самодеятельности. Только из Кронштадтского морского завода приходило до 300 рабочих и служащих. Однако, основная тяжесть работы по обслуживанию больных, бесспорно, ложилась на личный состав госпиталя, который на протяжении всех лет войны самоотверженно выполнял свои трудные и ответственные обязанности.
      Значительная часть раненых, поступивших в госпиталь, относилась к категории тяжелых. Проникающие ранения живота по отношению к общему числу раненых составляли 47,3%, ранения головы с повреждением костей черепа — 26,4%, ранения шеи— 13,3%, проникающие ранения грудной клетки с пневмотораксом — 14%.
      В годы блокады особенно трудно было оказывать хирургическую помощь ослабленным больным. Пониженное питание организма существенным образом сказывалось на течении раневого процесса и на сроках заживления ран. Если учесть, что в те годы не было достаточного количества сульфамидных препаратов и в медицинскую практику не вошли еще антибиотики, то становится очевидной вся сложность хирургического лечения раненых.
      О самоотверженной работе врачей госпиталя и особенно врачей-хирургов: ведущего хирурга А. П. Никитина, хирургов И. А. Обухова, X. В. Сытдыкова, А. М. Гафта и ряда других, о фельдшере А. Ф. Говоровой не раз писали политрук К. С. Боголюбов, военврач 2-го ранга М. М. Могилевский, бригврач В. И. Кудинов в газетах «Красный флот» и «Красный Балтийский Флот» в 1942 г.1
      За годы войны в госпитале было выполнено 4126 хирургических операций, в 10,4% случаев была произведена первичная хирургическая обработка. Широко применялось переливание крови, благодаря чему смертных случаев от острых кровопотерь было только вссемь. Врачи госпиталя придавали очень большое значение развитию донорской службы. Пункт переливания крови в годы войны располагал 400 активными донорэми и 120 донорами, находившимися в резерве.у В самый трудный 1942 год было заготовлено 414 литров крови. Из этого количества госпиталь израсходовал 102 литра, а 312 литров передал на снабжение других специальных медицинских учреждений. Госпитальный пункт переливания крови был единственным на Краснознаменном Балтийском Флоте, где заготовлялась консервированная кровь со сроком годности в двадцать суток. Изготовлялась на пункте переливания крови и плазма крови.
      Большое место занимала в лечении раненых глухая гипсовая повязка. Как правило, гипс накладывался спустя 5—7 дней, т. е. применялась, так называемая, «поздняя» гипсовая повязка.
      Квалифицированная хирургическая помощь раненым и отличный уход сочетались с широким применением различных специальных методов лечения — физиотерапии, лечебной гимнастики и др. Много сделали для широкого внедрения лечебной гимнастики врач Е. Н. Шлюс и методист Г. С. Бова.
      Больных за весь период Великой Отечественной войны в госпитале находилось около 32 тысяч человек. Эвакуировано было только 8,1 %, остальные оставались на излечении в отделениях госпиталя. Эвакуированы были только те больные, которые нуждались в длительном или специализированном лечении, в случае отсутствия в госпитале необходимых специалистов.
      Ведущее место среди заболеваний занимали желудочно-кишечные болезни, в том числе и инфекционные — 13,79%. Наибольшее количество этих завоеваний падает на первые девять месяцев войны. Второе место занимали заболевания алиментарной дистрофией и авитаминозами (8,1%). Эти заболевания имели место в 1942 г., когда в Кронштадте было исключительно тяжелое продовольственное положение. Большое количество больных поступало с заболеваниями гриппом и острыми катарами верхних дыхательных путей.
      Среди лечившихся 17.7% составили гражданские лица. Это было связано с тем, что органы здравоохранения г. Кронштадта не имели стационарных лечебных учреждений, за исключением родильного дома и инфекционной больницы, в силу чего Кронштадтский госпиталь развернул гражданское отделение и взял на себя оказание медицинской помощи гражданским лицам. Это мероприятие в условиях Кронштадта имело исключительно важное значение в деле укрепления его боевой мощи. За годы войны коллектив медицинских работников излечил от разных заболеваний 4812 рабочих и служащих предприятий и учреждений г. Кронштадта.
      Смертельные исходы среди больных отмечались, главным образом, в 1941 и 1943 гг., когда была особенно большой заболеваемость дистрофией и авитаминозами.
      Высокое качество лечения было обеспечено отличной организацией всего сложного комплекса обслуживания раненых и больных, а также в целом хорошей постановкой лечебно-диагностического процесса. В этом большая заслуга главных врачей госпиталя М. Б. Сковорцова, П. А. Максименко, Г. Ф. Новоселова, сумевших в годы блокады правильно организовать лечебное дело. В эти годы госпиталь превратился в единый клинический центр г. Кронштадта, когда специалисты госпиталя постоянно консультировали сложных раненых и больных в гражданских лечебных учреждениях и эвакогоспиталях.
      Широкое развитие и применение нашли все виды специальных исследований. Одно из ведущих мест в деле обследования раненых и больных занял метод рентгеновских исследований. В периоды массовых поступлений больных рентгеновское отделение работало почти непрерывно. Количество рентгеновских исследований за сутки иногда достигало 500. Такая чрезмерная нагрузка выполнялась отделением благодаря наличию четырех стационарных рентгеновских аппаратов и одного палатного. Этому способствовала также тесная взаимосвязь рентгеновского и хирургических отделений. Тесный контакт хирургов и рентгенологов привел к тому, что этот метод стал неотъемлемым методом исследования всех раненых и больных. Успешно удалялись в госпитале под контролем рентгеновых лучей инородные тела. В военные годы в госпитале получило развитие лечение рентгеновыми лучами. Большая заслуга в организации рентгеновской службы принадлежит рентгенологу высокой квалификации полковнику медицинской службы А. И. Меркулову, который на протяжении 10 лет руководил отделением и передал свой большой опыт молодым врачам-рентгенологам. Всего отделением за 4 года войны было произведено около 20 тысяч обследований.
      Большое значение в диагностической работе имела деятельность лаборатории госпиталя. Это было хорошо оснащенное отделение, выполнявшее клинические, бактериологические, серологические и биохимические исследования. Под руководством опытного врача-бактериолога Л. Д. Балашенко лаборатория обслуживала не только находящихся на лечении в госпитале, но и всю базу, безотказно выполняя клинические анализы. Серологические исследования производились больным Ижорского госпиталя и островного района Финского залива. Лаборатория испытывала постоянные затруднения. Не хватало электроэнергии, и термостаты были переведены на керосиновое обогревание, а автоклав на отопление дровами. Не хватало питательных сред и врачи лаборатории начали применять в качестве питательных сред плаценту и другие ткани, отделявшиеся во время хирургических обработок. Но, несмотря на трудности, лаборатория выполнила за войну 172458 различных исследований.
      О большом вкладе врачей-физиотерапевтов и специалистов ЛФК неоднократно упоминалось на врачебных госпитальных и базовых конференциях. Физиотерапия нашла широкое применение в лечении больных. Для лечения применялись светолечение, электролечение, водо и грязелечение. 149181 процедуру отпустило отделение за военные годы. Это по 9—11 процедур на каждого находившегося в госпитале на лечении. Наибольшего развития физиотерапия достигли к концу войны, когда заведующую отделением врача М. Е. Высогорец сменил майор медицинской службы А. Е. Черняк, освоивший новые способы электролечения. Не меньшую по объему работу выполнил кабинет лечебной физкультуры. Энтузиастами лечебной гимнастики были врач по лечебной физкультуре Е. Н. Шлюс и методист Г. С. Вова. Было выполнено 180867 процедур, лечебная гимнастика нашла более широкое применение, чем физиотерапия, и она по праву завоевала одно из ведущих мест в лечении раненых и больных.
      Наряду с расширением объема применения, шло повседневное совершенствование существующих и поиски новых методов хирургического лечения. Хирурги совершенствовали способы обработки ран, широко применяли переливание крови, наложение гипсовых повязок, сульфаниламидные препараты, пересадку кожи при длительных незаживающих кожных дефектах, внедряли в практику совершенные методы обезболивания. Подполковник медицинской службы К. С. Нагибин ввел в практику новый, более эффективный метод лечения осложнений после ранений грудной клетки путем замены эксудата газом. Подполковник медицинской службы Д. М. Юльчевский успешно применил переливание крови при лечении некоторых глазных заболеваний и сульфидин при лечении гнойных воспалений слезного мешочка Д. Л. Балашенко освоил и усовершенствовал метод количественного определения препаратов сульфидина и стрептоцида в крови и моче. С мая 1944 г. была введена для раненых и больных утренняя гимнастика по радио. Трансляция дала возможность применить метод ЛФК во всех отделениях. Главную роль в широком внедрении этого метода в практику сыграл начальник санаторного отделения подполковник медицинской службы В. М. Нижний. Вначале он ввел утреннюю гимнастику в санаторном отделении. Затем его примеру последовали терапевтическое и хирургическое отделения.
      Несмотря на сложность обстановки, тяжелые условия блокады, врачи госпиталя продолжали заниматься военно-научной и учебной работой, что в немалой степени сказывалось на качестве лечебно-диагностического процесса. Наблюдая за больными и ранеными, доставленными после травм, полученных во время взрывов глубинных бомб, ведущий хирург А. П. Никитин обобщил это наблюдение в работе «Разрывы кишок при взрывах глубинных бомб». Полковник медицинской службы А. И. Меркулов в работе «Рентгеновская помощь за годы Великой Отечественной войны» подвел итоги работы рентгеновского отделения по периодам войны. В другой работе, дополняя исследования А. П. Никитина, А. И. Меркулов изложил опыт диагностики рентгеновским методом тупых травм живота при взрывах глубинных и авиационных бомб. Хирурги И. А. Обухов и М. М. Готлиб на базовой конференции сделали доклад о лечении трупной кожей длительно незаживающих ран, а затем написали в журнал «Военно-морской врач» о результатах лечения этим методом. Подполковник медицинской службы М. М. Готлиб опубликовал работу «Лечение отморожений трупной кожей».
      Много забот врачам госпиталя доставляли осложнения различных заболеваний, связанные с появлением авитаминозов и дистрофии в первые два года войны. Врачи А. М. Гафт, Н. М. Тамбовцев, В. М. Нижний, Н. Я. Кигель, М. М. Могилевский доложили на базовых врачебных конференциях и опубликовали ряд работ об осложнении заболеваний, протекающих на фоне дистрофии и авитаминозов. Врачи А. Е. Гофман, А. В. Черняк, М. И. Ильин, Л. Д. Балашенко и А. П. Никитин обобщили опыт работы отделений за годы войны. Всего врачами госпиталя за годы войны выполнено 23 научных работы. Все они были заслушаны на госпитальных научно-практических конференциях, а наиболее актуальные — на базовых конференциях. По ряду тем были сделаны доклады на секциях и пленумах Ученого медицинского Совета при начальнике Медико-санитарного управления ВМФ (А. П. Никитин, М. Б. Ямпольский, П. А. Максименко).
      Помимо научно-исследовательской работы, медицинский состав госпиталя систематически занимался повышением своих специальных знаний. Одной из популярных форм учебы были госпитальные врачебные конференции, на которых помимо научных докладов и сообщений разбирались все наиболее сложные секционные случаи, а также новые методы лечения и диагностики заболеваний. Огромную роль в работе и учебе врачей и сестер имела и имеет госпитальная медицинская библиотека, насчитывавшая в годы войны около 100000 книг по различным разделам медицины. Эта библиотека, учрежденная в XIX веке, и в тяжелые дни войны пользовалась огромным авторитетом у медиков Кронштадта. С благодарностью отзывались медики о заведующей библиотекой Г. П. Шварцман и о ее постоянном помощнике медицинской сестре Е. П. Долговой, которая, будучи постоянным читателем библиотеки, в необходимых случаях заменяла заведующую библиотекой или участвовала в раздаче книг тяжелобольным.
      Однако систематическое повышение теоретических знаний врачебного состава госпиталя осуществлялось в годы войны, естественно, не так полно, как в мирные годы. В первые два года блокады условия жизни полностью исключали эту возможность.
      В дальнейшем, в 1944 и 1945 гг. дело пошло лучше. Значительная группа врачей окончила курсы прикомандирования при различных учреждениях Ленинграда и г. Горького. Так, в г. Горький были направлены на учебу врачи X. М. Шварцман, Е. М. Высогорец, И. И. Полетаев. В Ленинграде занимались на курсах имени М. И. Калинина А. Е. Черняк, Г. И. Свитич, Е. П. Симакова.
      В годы войны врачи госпиталя вели большую учебную работу. Они ежедневно преподавали на курсах РОКК, подготавливая младших медицинских сестер для госпиталей и больниц. Только в 1942 г. было подготовлено 115 медицинских сестер, большая часть которых работала в войсковых частях и медицинских учреждениях гарнизона. Врачи госпиталя в этот год провели 168 теоретических и 55 практических занятий. В хирургических и терапевтических отделениях проходили практику врачи войсковых частей. Врачи госпиталя передавали им свои знания и опыт. Периодически, 1—2 раза в квартал на базе госпиталя проводились краткосрочные сборы врачей гарнизона. На этих сборах делились опытом, знакомились с новыми данными по диагностике и лечению раненых и больных. За военные годы в отделениях госпиталя на краткосрочных курсах прошло усовершенствование по различным специальностям 36 врачей, 92 фельдшера и более 130 санитарных инструкторов. С ними проводились теоретические и практические занятия. Особенно большое внимание уделялось специализации и усовершенствованию хирургов. Ведущий хирург госпиталя- А. П. Никитин тщательно готовил молодых хирургов к самостоятельной работе в условиях фронта и на кораблях. Прикомандированные врачи самостоятельно оперировали под наблюдением хирургов госпиталя, несли круглосуточные дежурства в отделениях. Не менее тщательно обучали врачи госпиталя также фельдшеров и санитарных инструкторов. Они работали в операционных, перевязочных, дежурили у больных и выполняли назначения. Система подготовки путем прикомандирования к госпиталю полностью себя оправдала.
      В целом повышения квалификации работающих в госпитале медицинских сестер, ежемесячно проводились сестринские медицинские конференции. На них заслушивались доклады по различным медицинским вопросам. Систематическую помощь Совету сестер, в его работе по повышению квалификации среднего медицинского персонала, оказывали врачи госпиталя. Главные врачи госпиталя П. А. Максименко и Г. Ф. Новоселов были подлинными учителями медицинских сестер, много времени уделяли подготовке конференций, постоянно привлекали к этой работе врачей различных специальностей. Нередко на сестринских конференциях выступали с докладами по актуальным темам А. П. Никитин, Э. Э. Каган, А. М. Гафт, Н. Я. Кигель. Наиболее активное участие в работе Совета сестер принимали медицинские сестры: Титович, Шафранская, Бударина, Огурцовская, Егорова, Охтенская, все старшие операционные медицинские сестры. На конференциях обычно разбирались темы, имеющие непосредственное отношение к практической работе «Переливание крови», «Анаэробная инфекция», «Дизентерия», «Наложение гипсовых повязок», «Борьба с шоком», «Оказание помощи при комбинированных поражениях», «Отравляющие вещества» — вот далеко не полный перечень тем, которые разбирались на сестринских медицинских конференциях.
      Врачи госпиталя принимали большое участие в преподавании целого ряда дисциплин в школе санитарных инструкторов, которая в годы войны работала при госпитале и выпускала специалистов для кораблей и частей флота. Подготовка санитарных инструкторов в школе отнимала у врачей немало времени, т. к. закрепление полученных знаний и навыков в практической работе проводилось в отделениях госпиталя под их непосредственным наблюдением. В летние месяцы, начиная с 1943 г., в госпитале проходили практику курсанты Высшего Морского медицинского училища.
      Кроме работы в отделениях, врачи госпиталя вели большую работу в городе. Ведущие специалисты и начальники медицинских отделений были постоянными консультантами во всех лечебных и профилактических учреждениях Кронштадта, как военных, так и гражданских. За военные годы была проведена очень большая амбулаторно-консультативная работа в базовой поликлинике и поликлиническом отделении госпиталя. Всего было принято в амбулаторно-консультативном порядке около 150. 000 посетителей. Врачи госпиталя постоянно участвовали в разнообразных комиссиях — по приему молодого пополнения, диспансерному обследованию личного состава кораблей и частей и др.
      Агитационно-пропагандистский коллектив госпиталя, в котором было 20—25 человек, постоянно проводил лекции и беседы на кораблях, в частях и на предприятиях города. Командование и политический отдел крепости неоднократно объявляли благодарности военнослужащим и служащим госпиталя за хорошо поставленную агитационно-пропагандистскую работу. Партийная, комсомольская и профсоюзная организации, политические работники госпиталя подчиняли свою работу одной цели — отличному выполнению стоящих перед госпиталем задач. Не было такого случая в жизни госпиталя, где бы партийное бюро оставалось в стороне, не принимало бы действенного участия. Как отличная работа сотрудников, так и отдельные случаи недисциплинированности, недобросовестности не оставались без партийного внимания и воздействия. Широко использовались различные виды партийно-массовой работы — беседы в палатах, лекции, политические информации, самодеятельность, радио, кино и др. Все больные и раненые были постоянно в курсе событий, положения дел на фронте. В клубе госпиталя, как правило, не реже трех раз в неделю просматривались кинокартины и не реже одного раза в неделю шли постановки, или давались концерты, иногда силами артистов Москвы, Ленинграда и других городов,- В ятой работе было занято постоянно более ста человек. Среди активистов культурно-массовой работы были и врачи: А. И. Меркулов, А. М. Гафт, Э. Э. Каган, Н. М. Тамбовцев, А. П. Никитин, И. А. Обухов, Н. Я. Кигель, М. А. Ильин, М. С. Могилевский, Г. М. Дядькин, Г. С. Бова и медицинские сестры и работницы госпиталя: Л. Белокурова, А. Авдеева, К. Никитина, М. Коржина и многие другие. В выпусках стенных газет и боевых листков участвовало свыше 60 военкоров и рабкоров. Не проходило ни одного крупного собрания, которое не было бы отражено в стенгазете или боевом листке. Стенные газеты и боевые листки носили злободневный характер, постоянно призывали к повышению качества лечебной и диагностической работы, к образцовому приему раненых и больных, к скорейшей ликвидации разрушений госпиталя, к работе на подсобном хозяйстве. В самодеятельности принимали участие около 50 человек. Госпитальная самодеятельность пользовалась очень широкой популярностью среди рабочих, служащих, раненых и больных госпиталя. Коллектив самодеятельных артистов был частым гостем на кораблях и в частях, нередко выступал в базовом матросском клубе. Неоднократно на просмотрах самодеятельности частей и кораблей Кронштадтского гарнизона госпитальный коллектив занимал и 1 и 2-е места. Много сделали для развития самодеятельности при клубе госпиталя Г. С. Бова, А. В. Соколова — руководитель хора, Геннадий Постников — самодеятельный композитор, в конце войны поступивший на учебу в консерваторию, Н. М. Полянская — аккомпаниатор и многие другие. Особенным успехом пользовались вечера, на которых исполнялись различные песни для раненых и больных. Такие вечера у раненых назывались «неофициальными».
      Несмотря на тяжелые военные годы и последствия блокады, в 1943—1945 гг. в госпитале оживляется спортивная работа. Создаются футбольная, волейбольная команды, секции лыжников, шахматистов. В 1943 г. в соревнованиях по бегу и метанию гранаты команды госпиталя занимали первые места.
      В открывшейся в Ленинграде в августе 1943 г. выставке медико-санитарной службы Краснознаменной Балтики принял участие и Кронштадтский ордена Ленина военно-морской госпиталь. Для госпиталя был отведен самостоятельный раздел выставки. В нем на большом количестве фотоматериалов и художественно оформленных иллюстраций отражалась деятельность всех медицинских отделений, подразделений и служб. На отдельных витринах были показаны выполненные врачами госпиталя научно-исследовательские работы, металлические осколки, извлеченные у раненых и др. На одном из стендов были помещены фотографии лучших людей госпиталя. Демонстрировался макет операционной госпиталя, художественно выполненный больным Саликовым под руководством хирурга подполковника медицинской службы И. А. Обухова. Раздел выставки, отведенной госпиталю, занимал площадь в 20 кв. м. и привлек много посетителей. Большую работу по организации выставки проделал полковник медицинской службы А. И. Меркулов, фотоиллюстрации были выполнены старшим техником-лейтенантом К. М. Серовым. Краснофлотец В. С. Качурин художественно оформил выставку, а все столярные работы выполнил краснофлотец К. П. Васильев.
      В конце 1943 г. заметно активизируется деятельность хозяйственных служб госпиталя по восстановлению разрушений, причиненных госпитальным зданиям за военные годы. В главном корпусе было отремонтировано около 30% крыши. Это было вызвано острой необходимостью, так как через многочисленные отверстия в железе и разошедшиеся швы вода проникала через перекрытия в помещения третьего этажа. За неимением достаточного количества кровельного железа использовался различный строительный материал — фанера, толь, старые листы кровельного железа, швы заливались расплавленным варом. Одновременно начаты были обширные работы по ремонту внутренних помещений терапевтического, женского, второго хирургического, неврологического и кожного отделений, а также многочисленных помещений камбуза. В очень трудных условиях пришлось работать коллективу хозяйственных подразделений. Почти с самого начала войны условия для работы сложились очень неблагоприятные. Пожар в складах уничтожил значительную часть запасов, налет вражеской авиации 21 сентября нанес сильные повреждения камбузу, прачечной, подсобным мастерским, поставил перед хозяйственниками очень сложные задачи. И работники этих служб при поддержке всего коллектива справились с трудностями. Это была борьба за экономию во всем, борьба за получение свежих овощей на имевшихся при госпитале земельных участках в условиях блокады и разрухи, борьба за топливо, воду, свет. Не поддается подсчету количество перенесенной ведрами из залива воды для обеспечения нужд отделений, прачечной и камбуза в периоды, когда выходила из строя водопроводная сеть в осенние и студеные зимние месяцы 1941 — 1942 гг. Для того, чтобы иметь свои овощи сотрудники госпиталя в загородном районе очистили от камней выделенный участок земли в 4,5 гектара, на котором все годы выращивался картофель. Обработка этого участка, а также и всех свободных клочков земли на территории госпиталя, занятых под огородные культуры, велась большей частью вручную. И все же за три года войны удалось вырастить около 200 тонн овощей. Только на сортировку картофеля было затрачено 1200 часов личного времени рабочих и служащих. В отдельные месяцы на сельскохозяйственных работах было занято до 300 человек. Инженер Яворский и работники хозяйственных служб: Федоров, Усатов, Дмитриев, Кузнецов, Поляков, Бушляев, Родионов постоянно поддерживали в рабочем состоянии котельную, прачечную и другое оборудование, своевременно производили необходимый ремонт. Громадная работа была проделана коллективом госпиталя по заготовке дров. При сложившихся в госпитале обстоятельствах почти с первых месяцев войны стал остро ощущаться недостаток в топливе. Необходимо было в сжатые сроки заготовить необходимое количество топлива. На южном берегу Финского залива в районе гор. Ораниенбаума сотрудниками госпиталя было заготовлено более 11 тысяч кубометров дров, из них 3700 м3 в 1942 г., когда госпиталь испытывал колоссальные затруднения в топливе даже для приготовления пищи. Доставка дров в г. Кронштадт в суровых условиях зимы, под постоянными артиллерийскими обстрелами противника, требовала поистине героических усилий. Особенно много вложили труда в эту работу Петров, Бокарев, Бородкин и руководители работ на всех участках М. А. Иванов, Е. М. Иванов, старшина роты X. М. Бершадский, Сашигин С. И.
      Не малую помощь оказывал коллектив госпиталя городу Кронштадту по очистке дворовых территорий и улиц от снега, льда и мусора, особенно в 1941 — 1943 гг., когда на эти работы выходило до 300 — 400 краснофлотцев, офицеров и вольнонаемных рабочих и служащих.
      Самоотверженная работа врачей, медицинских сестер и младшего медицинского персонала, рабочих и служащих всех подразделений госпиталя помогли коллективу выполнить в тяжелые и суровые годы войны почетные и ответственные задачи по восстановлению здоровья и возвращению в строй воинов Армии и Флота. Сотрудники госпиталя неоднократно награждались орденами и медалями. Так, в 1942г., одновременно с вручением госпиталю ордена Ленина, была награждена большая группа рабочих, служащих и военнослужащих. В 1943 г. 12 офицеров и старшин были награждены орденами и медалями. 168 человек получили медали «За оборону Ленинграда». Многие из сотрудников госпиталя имеют по нескольку правительственных наград. Десятки писем со словами благодарности присылали и присылают в адрес коллектива госпиталя находившиеся на лечении раненые и больные.
      Поздравляя личный состав госпиталя с окончанием Великой Отечественной войны, начальник госпиталя полковник мед. службы Ш. Н. Ермаков выразил уверенность, что коллектив госпиталя и в дальнейшем будет также успешно справляться с поставленными задачами, совершенствовать свои знания, накапливать опыт работы.


      




Группа врачей Кронштадтского военно-морского госпиталя (1940 г.)

       Группа врачей Кронштадтского
       военно-морского госпиталя
       (1940 г.)

Эвакоотряд Кронштадтского военно-морского госпиталя (1942 г.)

       Эвакоотряд Кронштадтского
       военно-морского госпиталя
       (1942 г.)

А. П. Никитин — полковник медицинской службы, заслуженный врач РСФСР. Начальник хирургического отделения и ведущий хирург госпиталя (с 1940 по 1950 г.)

       А. П. Никитин — полковник медицинской
       службы, заслуженный врач РСФСР.
       Начальник хирургического отделения
       и ведущий хирург госпиталя
       (с 1940 по 1950 г.)

Разрушенная часть госпиталя после бомбардировки 21 сентября 1941 г.

       Разрушенная часть госпиталя
       после бомбардировки 21 сентября 1941 г.

Военврачи 1-го ранга О. А. Богдасарьянц и Э. Э Каган, погибшие при бомбардировке госпиталя 21 сентября 1941 г.

       Военврачи 1-го ранга
       О. А. Богдасарьянц и Э. Э Каган,
       погибшие при бомбардировке госпиталя
       21 сентября 1941 г.

Группа сотрудников госпиталя, награждённая орденами и медалями СССР (1942 г.)

       Группа сотрудников госпиталя,
       награждённая орденами и медалями СССР
       (1942 г.)

Медицинский персонал госпиталя на заготовке дров (1943 г.)

    Медицинский персонал госпиталя
    на заготовке дров (1943 г.)

 <<< Глава V Глава VII >>> 
   © Кронштадт, Валерий Играев, 2003 — 2008. * kronstadt@list.ru