Кронштадтский морской госпиталь
Символика 
История 
Музеи 
Форты 
Галереи 
 
Кронштадт
 
Справочник
Карты и планы
Книжная полка  
   
Главная > Книжная полка > История > История Кронштадтского госпиталя

История Кронштадтского госпиталя

                   К 250-летию со дня основания

 



Г Л А В А   V

КРОНШТАДТСКИЙ ВОЕННО-МОРСКОЙ ГОСПИТАЛЬ
ГОДЫ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА
(1921 — 1940 гг.)


      Кончилась гражданская война. Интервенты и белогвардейцы были разгромлены. Советская страна приступила к восстановлению народного хозяйства, крайне разрушенного в ходе двух войн — империалистической и гражданской.
      Но мирному созидательному труду молодой Советской Республики угрожала опасность новой интервенции. Учитывая угрозу войны, партия и правительство призвали трудящихся быть на чеку, и наряду с восстановлением народного хозяйства приступить к восстановлению и строительству Вооруженных Сил. Социалистическому государству для охраны своих обширных морских границ нужен был хорошо оснащенный современной боевой техникой военно-морской флот.
      Исключительно важное значение для судеб военно-морского флота имели решения X и XI съездов партии по вопросам строительства Красной Армии. Решения этих двух партийных съездов явились исходными в борьбе за «возрождение и укрепление Красного Военно-Морского флота».
      Обстановка на флотах Советской России в этот период была крайне тяжелой. Большинство судов флота было в очень плохом санитарном состоянии. Так например, на линкоре «Марат» к началу восстановительных работ на верхней палубе возвышались горы шлака, в лазарете валялся картофель, машины были законсервированы, в жилых кубриках было холодно и грязно.
      Не лучше обстояло дело и в береговых частях и учреждениях крепости, в число которых входил и Кронштадтский морской госпиталь. Здесь выполнение элементарных санитарно-гигиенических требований встречало порой непреодолимые препятствия. Из донесения комиссара госпиталя Р. А. Дольмана в политотдел крепости можно представить себе, какой вид имел госпиталь на другой день после ликвидации Кронштадтского мятежа: «Госпиталь в отвратительном виде: коридоры загажены и переполнены всевозможными вещами и тюфяками служащих, которые во время обстрела укрывались со своими семьями в стенах госпиталя. Персонал был в разбросе, запуган, часть его попряталась. Госпиталь переполнен ранеными, число которых, в общем, было более 850 человек. Всюду валяются обрывки обмундирования, повязок, снаряжения. Раненые еще не перевязаны. Они переполняют коридоры, лежат на носилках».
      Транспорт в госпитале сильно пострадал. Большая часть конского состава, обслуживающего кроме госпиталя еще и городскую скорую помощь, была угнана мятежниками вместе с частью сбруи и транспортным инвентарем. Оставшихся лошадей из-за отсутствия фуража, кормить было нечем.
      Дрова для приготовления пищи добывали по полену. Ламп и свечей нехватало не только для служебных помещений, но нередко и для освещения палат. Вот один из эпизодов, показывающих, как обстояло в ту пору снабжение учреждений Кронштадта горючими материалами и осветительными средствами. 12 октября 1921 г. помощник коменданта крепости по гражданской и политической части тов. Зосимов обращается к командиру и комиссару Кронштадтского военного порта с просьбой отпустить 10 керосиновых ламп для освещения летней пристани, т. к. из-за отсутствия освещения придется отменить вечерние рейсы. На оборотной стороне этого обращения значилась резолюция: «За неимением в наличии — просьбе отказать». А ведь летняя пристань в Кронштадте, расположенная невдалеке от госпиталя, являлась часто передовым пунктом эвакуационного пути, куда транспортные средства флота малого тоннажа доставляли раненых и больных для госпитального лечения. Отсюда же, главным образом, осуществлялась эвакуация раненых и больных из госпиталя для завершения лечения в другие лечебные учреждения. Отсутствие достаточного освещения на пристани нередко являлось серьезной причиной, приводящей к дезорганизации работы транспорта этого «жизненного нерва военно-санитарной организации и военно-полевой хирургии» (Н. Н. Бурденко).
      Помимо топливного кризиса и недостатка в снабжении жидким горючим, госпиталь в эти годы переживал исключительные трудности и продовольственного характера. Сказывались тяжелые последствия неурожая, постигшего Советскую республику в 1921 г. Голод и эпидемии охватили и Кронштадт. Началась усиленная эвакуация жителей города. Госпиталь, в лице его представителей — врачей и фельдшеров активно включился в борьбу с эпидемическими заболеваниями и свирепствовавшей цингой. Отделения госпиталя в значительной части перестраиваются на обслуживание острозаразных и цинготных больных. Одновременно предпринимается ряд профилактических мер. Так например, командование крепости удовлетворяет ходатайство врачей госпиталя, поддержанное санитарной комиссией горисполкома о предоставлении жителям Кронштадта права пользоваться банями военного ведомства. В то время такого рода мероприятия играли очень большую роль в общей системе противоэпидемической борьбы.

 

ОРГАНИЗАЦИЯ, ШТАТЫ И РУКОВОДСТВО ГОСПИТАЛЯ


      В 1921 г. по штату в госпитале числилось 1200 коек. После проведенной в 1924 г. военной реформы, предусматривающей значительное сокращение вооруженных сил, штат госпиталя был сокращен до 600 коек. В приказе РВС СССР от 20 июля 1924 г. № 829, подписанном М. В. Фрунзе отмечалось следующее: «1. Ввиду общегосударственного значения Кронштадтского морского госпиталя и особенностей его устройства, содержать таковой на 600 коек по объявленному при сем штату.
      Из общего числа коек 400 предназначить для военных моряков и красноармейцев и 200 для обеспечения стационарной лечебной помощью гражданского населения крепости и города Кронштадта»,
      В дальнейшем штаты госпиталя в зависимости от обстановки часто подвергались значительным изменениям и к 30-м годам в госпитале было фактически развернуто 950 коек, из них штатных — 600 коек, для гражданских больных — 300 коек и резервных — 50 коек. Лечение гражданских больных в госпитале проводилось в связи с отсутствием в Кронштадте лечебных стационарных учреждений для гражданского населения. Ленинградской городской отдел здравоохранения ежегодно заключал с командованием госпиталя договор на аренду 300 коек и оплачивал стоимость содержания дополнительного штата медперсонала., расходы на питание и лечение больных, и амортизацию оборудования. Госпитальный режим для всех больных был общий, никаких преимуществ для тех или иных групп больных не предусматривалось. Это обстоятельство создавало здоровые дружественные отношения между больными гражданскими и военнослужащими и медицинским персоналом.
      По медицинским отделениям штатное количество коек во вторую половину тридцатых годов распределялось следующим образом:

      


     1-е хирургическое отделение ...................... 75 коек					
     2-е хирургическое  отделение ..................... 60   »
     1-е терапевтическое  отделение ................... 80   »
     2-е терапевтическое  отделение ................... 65   »
     сортировочное отделение .......................... 60   »
     нервное отделение с психиатрическим изолятором ... 50   » 
     кожно-венерологическое отделение ................. 80   »
     инфекционное отделение ........................... 40   »
     туберкулезное отделение .......................... 40   »
     ушное отделение .................................. 30   »
     глазное отделение ................................ 20   »

      Арендованные 300 коек для гражданских больных распределялись следующим образом:

      

     родильное отделение ...................................... 50 коек
     детское инфекционное отделение ........................... 50   »
     детское соматическое отделение ........................... 30   »
     женское отделение(гинекология, терапия, хирургия и др.)... 80   »
     мужское отделение для соматических больных	 .............. 90   »


      В отдельных случаях приходилось по мере надобности изменять количество коек за счет сокращения их в одном отделении и увеличения в другом.
      Первым главным врачом (начальником госпиталя) после ликвидации Кронштадтского мятежа был В. В. Яновский, стоявший во главе госпиталя в самое трудное для него время с 1921 по 1924 гг. Опытный военно-морской врач, высококвалифицированный специалист-невропатолог, он в то же время был хорошим организатором. В 1924 г. он был переведен на должность начальника Ленинградского военно-морского госпиталя.
      В 1924 г. начальником госпиталя назначается П. М. Розанов. Он оставался на этой должности до 1929 г. и одновременно был председателем научного общества врачей г. Кронштадта. С 1929 по 1932 гг. возглавлял госпиталь военно-морской врач А. Я. Кальнин.
      С 1933 по 1938 гг. начальником госпиталя был Б. А. Верзин, положивший много труда на улучшение постановки лечебного дела, на организацию общественной работы и марксистско-ленинской подготовки начсостава. Б. А. Верзин погиб в боях под Таллином в первые месяцы Великой Отечественной войны. В 1938—1939 гг. госпиталем руководил А. Г. Назаров, до этого с 1936 г. состоявший на должности помощника начальника госпиталя по медицинской части, а с 1940 г. — Ш. Н. Ермаков, возглавлявший госпиталь в течение всего периода Великой Отечественной войны.
      «Без военкома мы не имели бы Красной Армии». Эти слова В. И. Ленина приходят на память, когда мы знакомимся с деятельностью комиссаров морских госпиталей, их помощников в период гражданской войны и в первые годы после нее.
      В тяжелое для Советской республики время они были стойкими и мужественными проводниками политики Партии. Большую роль сыграли они в восстановлении дисциплины среди анархически настроенных больных, примазавшихся к флоту.
      В первые дни после ликвидации Кронштадтского мятежа в марте 1921 г. комиссарами госпиталя были Р. Г. Дольман, после него А. В. Максимов, которого впоследствии сменил А. П. Топленников.
      С 1926 по 1930 гг. на должности военкома госпиталя состоял старый член партии П. А. Карпов, пользовавшийся в госпитале большим авторитетом.
      С 1934 по 1938 гг. военкомом госпиталя был М. М. Гуртов, член ВКП (б) с 1920 г., активный участник революционной борьбы на Дальнем Востоке. Ему принадлежит статья «Краткий исторический очерк Кронштадтского военно-морского госпиталя», опубликованная в трудах госпиталя в 1941 г.
      Кроме руководящего состава в госпитале самоотверженно трудился большой коллектив среднего и младшего медицинского персонала и работников других специальностей. Среди них была большая группа старых производственников, прослуживших в госпитале десятки лет, сроднившихся с ним и отдавших госпиталю всю свою сознательную жизнь. Своим честным, подлинно коммунистическим отношением к труду они заслужили глубокое уважение сотрудников и вписали немало замечательных страниц в славную историю Кронштадтского госпиталя. Кроме упомянутых выше, к ним относятся: лекарские помощники И. А. Постников, В. М. Беленин, Е. И. Якобсон, Н. И. Хрыпов, медицинские сестры М. И. Андреева, В. В. Никитина, М. Н. Румянцева и др.

 

ЛЕЧЕБНО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСПИТАЛЯ.
ЛИЧНЫЙ СОСТАВ.


      За двадцатилетний период времени, предшествовавший Великой Отечественной войне, в госпитале лечились сотни тысяч больных и раненых. Все они, за исключением небольшого процента к общему числу поступивших в госпиталь, получили полное исцеление. Так, например, из отчета хирургического отделения госпиталя за 1933 г. видно, что в течение этого года через хирургическое отделение прошло 1849 больных, из них: военнослужащих было 1078, гражданских — 771 человек. Такое же приблизительно соотношение числа больных военнослужащих и гражданских лиц наблюдалось и в последующие годы. Общее представление о движении больных по госпиталю и хирургическому отделению дает табл. 6.
      
      Таблица 6
      
      Поступление больных в хирургическое отделение госпиталя в 1922—1917 гг.
      
Годы Поступило больных
всего в хирургическое отделение
абсолютн. числ. %
1922 11 417 2 422 21,2
1923 11 351 2 379 20,9
1924 10 989 2 246 20,4
1925 10 058 1 651 16,5
1926 11 010 1 910 13,3
1927 11 513 2 205 19,2
1928 11 553 2 155 21,4
1929 11 126 2 010 18,1
1930 10 767 2 103 21,0
1931 12 164 2 278 18,7
1932 12 266 2 150 17,5
1933 13 339 1 849 13,9
1934 13 736 2 283 16,6
1935 14 208 2 527 17,8
1936 14 555 2 578 17,7
1937 14 930 2 713 18,2

      
      Из этой таблицы видно, что среднее поступление в 11300 человек в год начинает постепенно увеличиваться и в 30-е годы достигает почти до 15000 человек в год. В то же время поступление больных в хирургическое отделение несколько уменьшается, что связано с прекращением поступления раненых, а также с усилением борьбы с травматизмом как на флоте, так и в Кронштадте.
      Общим для медицинских отделений и кабинетов госпиталя являлось то, что во главе их, как правило, стояли врачи высокой квалификации, организующие работу на уровне достижений современной науки.

 

Хирургическое отделение


      Во все годы хирургическое отделение являлось одним из ведущих отделений, выполняя основную задачу военного госпиталя — лечение хирургических больных в мирное время и раненых — в военное время.
      До 1940 г. хирургическое отделение возглавлял военно-морской хирург Владимир Казимирович Лубо (впоследствии — генерал-лейтенант медицинской службы, профессор). Друг больных, «чудесный доктор», как его называло население Кронштадта, учитель нескольких поколений морских врачей, — таким В. К. Лубо останется в памяти всех знавших его. Ему принадлежит ряд интересных и оригинальных предложений по лечению хирургических больных, модификаций ряда широко применяемых операций, внедрение в практику эффективных способов лечения ожогов, отморожений, длительно незаживающих язв и т. д. Вокруг Лубо сложилась своеобразная клиническая школа. Он воспитал большое количество хирургов и врачей-организаторов, которые в годы Великой Отечественной войны становятся руководителями хирургической работы многих медицинских учреждений действующей армии и флота.
      Ординаторами хирургического отделения работали: Ф. Ф. Андреев, Д. А. Новожилов, В. И. Кудинов, В. И. Шестов, А. А. Селиванов, В. Г. Беспалов, Н. А. Белоусов, М. В. Тюриков, Д. Г. Гольдман, А. П. Никитин, И. И. Чинченко, И. А. Обухов, Д. Д. Хазов и многие другие.
      Рука об руку со старшим медперсоналом работал в операционном блоке средний медперсонал. Особо следует отметить операционных сестер: К. В. Лежневу, А. И. Сазонову и В. В. Никитину. Работавшую в госпитале непрерывно с 1912 г. А. И. Сазонову профессор Ю. Ю. Джанелидзе назвал «учителем нескольких поколений врачей». В приказе по Кронштадтскому военно-морскому госпиталю от 2 февраля 1937 г. говорилось: «...А. И. Сазонова являлась образцом исполнительности, добросовестности, высокого сознания служебного долга и большой любви к своему делу... На примере работы Анны Ивановны можно убедиться, насколько важна роль среднего медперсонала в деле оздоровления бойцов РККА и трудящихся нашей Родины».
      За эти годы в хирургическую работу было внесено много нового. Важнейшим нововведением было переливание крови. В советское время переливание крови в госпитале стали применять с начала 30-х годов. Первыми донорами были медсестры отделения. В дальнейшем хирурги госпиталя пользовались кровью, полученной от своих доноров — сотрудников госпиталя: медицинских сестер, санитарок, краснофлотцев школы санинструкторов и др. Нередко донорами становились сами врачи-хирурги, которые тут же, не отходя от операционного стола, давали свою кровь для переливания больным. Изредка кровь получали из Ленинградского института переливания крови, но этот способ получения крови был связан с рядом неудобств. В 1940 г. в госпитале был создан свой пункт переливания крови, возглавляемый А. И. Гербутом. С этого времени проблема снабжения кровью была решена.
      Летом 1937 г. в Кронштадтском госпитале был применен еще мало известный в широкой госпитальной практике сульфаниламидный препарат — красный стрептоцид. Вот как описывает это нововведение А. Г. Назаров, бывший в то время главным врачом госпиталя: «... начмед женского отделения, военврач 2-го ранга Д. Г. Гольдман, возвратившись из Москвы, где он участвовал на Всесоюзном съезде хирургов, привез 25,0 красного стрептоцида. Первым больным, для лечения которого применили стрептоцид, был матрос, поступивший в сортировочное отделение с буллезной формой рожистого воспаления лица и волосистой части головы. Состояние больного крайне тяжелое — бессознательное состояние, бред, температура тела 39 — 40°. Стрептоцид был назначен по 0,25 через 4 часа. На следующий день самочувствие больного значительно улучшилось, температура упала до 37,5, а на третий день была уже нормальной. На десятый день лечения больной полностью выздоровел и был выписан в часть. Во втором случае стрептоцид был применен больной с тяжелым послеродовым сепсисом. Больная также выздоровела через 10 дней. С этого момента сульфаниламидные препараты прочно вошли в практику лечебной работы госпиталя».
      Наиболее частым поводом для срочных операций служил острый аппендицит. Нередко в экстренном порядке приходилось оперировать по поводу прободной язвы желудка, ущемленной грыжи и непроходимости кишечника. Специфика работы хирургического отделения Кронштадтского госпиталя вызвала необходимость прибегать к экстренному вмешательству в случаях, обычно не встречающихся в практике военных госпиталей мирного времени, как например, внутреннее кровотечение в связи с разрывом трубы при внематочной беременности, асфиксия у детей при тяжелых формах дифтерии и др.
      Значительное место в работе хирургического отделения занимала хирургия и травматология. Лечение переломов проводилось методом скелетного вытяжения. К остеосинтезу прибегали при лечении переломов бедра, надколенника, осложненных переломов ключицы.
      Нагноений после чистых операций хирургическое отделение госпиталя в 30-е годы почти не знало.
      Специального урологического отделения в госпитале не было. Урологические больные лечились врачами-хирургами. Периодически их консультировал профессор Н. И. Башкирцев, в прошлом военно-морской врач, старший ординатор хирургического отделения госпиталя. Урологический кабинет располагал необходимым инструментарием и аппаратурой. Широко использовались эндоскопические методы исследования.
      На одного из врачей-хирургов возлагалась также обязанность обеспечивать хирургическим лечением больных женского и детского отделений и вести поликлинический прием военнослужащих Кронштадтской военно-морской базы.
      Смертность в хирургическом отделении в предвоенное время резко уменьшилась. Были годы, когда после таких операций, как аппендэктомия, грыжесечение, смертности не было.

 

Терапевтическое отделение


      В период с 1921 по 1940 гг. одним из ведущих отделений госпиталя и самым большим по числу коек являлось терапевтическое. В основу деятельности отделения было положено лечебно-профилактическое направление. Первым руководителем отделения после ликвидации мятежа был доктор медицины А. С. Иванов. Кадровый военно-морской врач, высокоэрудированный специалист-терапевт. А. С. Иванов был первым среди госпитальных врачей, воспринявший идеи Октября как свое кровное, родное дело. Он уделял много времени общественной работе, читал популярные лекции на медицинские темы, содействовал партийной организации в проведении массово-политической работы.
      С 1927 г. во главе терапевтического отделения госпиталя становится Л. Е. Гилянов (впоследствии заслуженный врач РСФСР, полковник медицинской службы). Л. Е. Гилянов один из старейших и популярнейших советских военно-морских терапевтов. Недавно (весной 1966 г.) военно-морская медицинская общественность Ленинграда тепло отметила 80-летие со дня рождения и 55-летие врачебной деятельности Л. Е. Гилянова. Он был одним из первых военно-морских врачей, награжденных правительством еще в предвоенные годы орденом «Знак Почета».
      В круг обязанностей Л. Е. Гилянова помимо заведования отделением внутренних болезней входило еще и наблюдение за терапевтическими больными женского отделения. Он был также главным терапевтом, инфекционистом и эпидемиологом госпиталя. Л. Е. Гилянов регулярно консультировал врачей флота по вопросам организации терапевтической службы на кораблях и в частях. В 1933 г. Л. Е. Гилянов переводится на должность специалиста-терапевта медицинской службы соединения подводного плавания КБФ. Ординаторами терапевтического отделения работали: М. И. Култенин, В. М. Иванов (ныне полковник медицинской службы в отставке, доцент), М. Д. Сандигурский, С. И. Яковлев (ныне полковник мед. службы в отставке, профессор), М. П. Виртуозов (ныне полковник медицинской службы в отставке), В. Н. Лежнев и др.
      В 1936 г. терапевтическое отделение было разделено на два самостоятельных отделения. Во главе их стояли: С. И. Яковлев, М. А. Стригин, С. Г. Сукорсккй, П. К. Орлов, А. Н. Кимельман и др.
      Анализируя заболеваемость по терапевтическому отделению, можно придти к выводу, что некоторые заболевания, наблюдавшиеся довольно часто в период гражданской войны и в первые годы после нее, в дальнейшем почти не были объектом наблюдений терапевтов (цинга, алиментарная дистрофия и т. д.). Наибольшее количество коек во 2-ю половину 20-х и первую половину 30-х годов занимали больные ангинами, острыми формами ревматизма и обострением хронического ревматизма (в основном — среди гражданских лиц), с заболеваниями органов пищеварения (гастрит, язвенная болезнь и др.), легких (пневмонии острые и хронические), с заболеваниями сердечнососудистой системы, печени и почек.
      Кроме того в терапевтическом отделении находилось значительное число молодых краснофлотцев первого года службы, направленных в госпиталь на экспертизу.
      В 1921 г. прикомандированный к Кронштадтскому морскому госпиталю В. А. Вальдман (ныне профессор Ленинградского Педиатрического медицинского института имени ак. И. П. Павлова) проводил совместно с доктором Л. Е. Гиляновым лечение большого количества цинготных больных. К скудному рациону больных цингой, которых прежде лечили лимонной кислотой, они добавляли репчатый лук и клюкву (с большим трудом полученные в то время в Кронштадте) и добивались блестящих результатов. Обобщив свои наблюдения, В. А. Вальдман выступил в печати с брошюрой о цинге, изданной в Кронштадте в 1921 г.

 

Неврологическое отделение


      Первым заведующим неврологическим отделением в советское время был доктор медицины В. Б. Яновский, стоявший одновременно во главе госпиталя с 1921 по 1924 гг. В дальнейшем, в течение более 13-ти лет отделением заведовал В. И. Берсеменовский (полковник мед. службы в отставке). После него отделение возглавляли М. Б. Скворцов и Н. Я. Кигель, прибывший из запаса в начале 1940 г. Больных по невропатологии и психиатрии периодически консультировали профессора Военно-медицинской академии М. И. Аствацатуров, Н. И. Бондарев, а также Б. А. Фаворский (ныне профессор, доктор медицинских наук, полковник медицинской службы в отставке). Среди больных неврологического отделения преобладали больные с заболеваниями периферических нервов и с функциональными расстройствами нервной системы. При неврологическом отделении функционировал все годы психиатрический изолятор, задачей которого были изоляция и лечение душевнобольных, нуждавшихся в недлительном лечении, остальные больные переводились в психиатрические клиники города Ленинграда. Преобладавшим контингентом были больные с функциональными расстройствами нервной системы, психопатией и острыми психозами.
      С 1940 г. ведал психиатрическим изолятором Н. М. Тамбовцев (ныне подполковник медицинской службы в отставке).

 

Кожно-венерологическое отделение


      Во главе кожно-венерологического отделения в первые годы Советской власти стоял А. А. Сухов — высококвалифицированный врач-венеролог, имевший большой опыт работы по борьбе с венерическими заболеваниями на флоте. Большой заслугой А. А. Сухова было и то, что он в эти годы стремился к налаживанию дисциплины среди анархически настроенной части больных, заполнявшей преимущество кожно-венерологическое отделение.
      В бытность его главным доктором госпиталя, отделением заведовал Н. Н. Антипов. С 1922 по 1925 гг. отделение возглавлял А. А. Шибаловский, с 1925 по 1933 гг. — И. Ф. Спасов, с 1933 по 1938 гг. — Г. Я. Клебанов. Позже в отделении работали О. А. Багдасарьянц и Э. Э. Каган. Оба они погибли на своем посту, под развалинами госпиталя во время его бомбардировки 21 сентября 1941 г.
      В первые годы Советской власти заболеваемость венерическими болезнями среди населения и военнослужащих Кронштадта была очень высокой. Это находило свое объяснение в наследии прошлого, а также в разрухе, вызванной гражданской войной.
      В результате решительной борьбы, проводимой санитарной службой флота и отделом здравоохранения Кронштадта, венерическая заболеваемость быстро пошла на убыль. Большую роль в успешном исходе этой борьбы сыграл партполитаппарат, организовавший широкую и многостороннюю разъяснительную работу среди военнослужащих и гражданского населения. Что касается кожных заболеваний, то в первые послереволюционные годы преобладали чесотка, туберкулез кожи, глубокие язвенные пиодермии на почве недостаточного и неполноценного питания и неблагоприятных жилищных условий.

 

Инфекционное отделение


      До Великой Отечественной войны инфекционное отделение располагалось в одном из барачных зданий на территории госпиталя и возглавлялось обычно врачами-терапевтами.
      В 1932 г. инфекционное отделение возглавлял кадровый военно-морской врач М. Н. Петров (ныне профессор, полковник медицинской службы в отставке), его сменил И. С. Алексеенко, руководивший отделением и в годы Великой Отечественной войны. В обязанность врачей инфекционного отделения входило также обслуживание детского инфекционного отделения, что создавало большие трудности в работе. Разнообразная детская инфекционная заболеваемость требовала от лечащих врачей высокой эрудиции и постоянной настороженности в предупреждении распространения внутригоспитальной инфекции.
      В 1938 г. в Кронштадте, среди детского населения, вспыхнула эпидемия скарлатины. По просьбе Ленинградского Горздравотдела Кронштадтский военно-морской госпиталь развернул дополнительно 75 коек для детей-реконвалесцентов. Дополнительные койки были развернуты на 3-м этаже центрального корпуса. При этом были созданы все условия, исключающие контакты больных и персонала этого отделения с другими больными и персоналом госпиталя. В это отделение переводились дети после того, как у них исчезали острые явления заболевания, в среднем на 10—15-ый день со дня поступления в госпиталь. Здесь они находились до полного излечения и отбывания карантина, т. е. примерно 40—45 дней после начала заболевания. Ни одного случая внутригоспитальной инфекции скарлатины за весь период эпидемии в госпитале не было, хотя эпидемия эта отличалась тем, что давала много случаев инфекционных микстов (скарлатина и коклюш, скарлатина и дифтерия и др. комбинации). Это обстоятельство очень усложняло работу госпиталя, т. к. инфекционное отделение не было приспособлено для изоляции определенных групп больных (дифтерия, коклюш, корь) из-за отсутствия в нем боксов.
      Среди военнослужащих в этот период в отделении преобладали больные дизентерией, брюшным тифом, малярией и др.

 

Санаторное отделение


      В деле охраны здоровья личного состава Военно-Морского Флота видное место в довоенный период занимали санатории, курорты и дома отдыха. В этом отношении Кронштадтский военно-морской госпиталь являлся передовым лечебным учреждением, располагая в Ораниенбауме и в Больших Ижорах своими оздоровительными филиалами, куда ежегодно на летний период переводились для завершения лечения больные и раненые. Здесь, в хорошо оборудованных отделениях, больные с затяжными формами заболеваний, ослабленные после перенесения тяжелых инфекций, с плохо заживающими ранами и т. п., пользовались, помимо специального лечения и улучшенного питания, также и благодатными дарами природы на берегу Финского залива. Вместе с больными в госпитальную здравницу выезжали для обеспечения ее работы, врачи-специалисты, фельдшера, медицинские сестры и санитары.
      Однако, в годы НЭПа госпитальная дача в Ижорах была ликвидирована. Филиал в Ораниенбауме преобразован в дом отдыха КБФ.
      В 1932 г. при госпитале был открыт образцово обставленный ночной санаторий для начсостава КБФ. Он занимал весь центральный отсек 3-го этажа главного здания и был предназначен для оздоровления и лечения без отрыва от служебных обязанностей. Физические методы лечения в сочетании с лечебным питанием и другими средствами при соблюдении специального режима давали, как правило, положительный общеукрепляющий эффект. Почти все военнослужащие, находившиеся на излечении в санатории, при выписке отмечали, что они себя чувствуют отдохнувшими и окрепшими. Госпитальный ночной санаторий просуществовал несколько лет.
      В 1938 г. в Ораниенбауме было организовано санаторное отделение госпиталя для туберкулезных больных. Начальниками Ораниенбаумского санаторного отделения были: военврач 3-го ранга А. С. Боголюбов и военврач 2-го ранга Ф. А. Ерофеев. Специалистом-фтизиатором санаторного отделения был военврач 3-го ранга И. В. Музыка.

 

Глазное отделение


      В первые годы Советской власти глазным отделением руководил доктор медицины Е. Л. Жоффрио, старейший военно-морской врач, широко эрудированный специалист, пользовавшийся высоким авторитетом у врачей и большой популярностью среди военнослужащих и населения Кронштадта. В 1924 г. его сменил В. Ф. Груздев (ныне доцент, полковник медицинской службы в отставке), известный своими трудами по истории отечественной военно-морской медицины. После В. Ф. Груздева руководил отделением военный офтальмолог с большим опытом Н. В. Зорин.
      Говоря о глазном отделении госпиталя, уместно вспомнить имя лекпома В. М. Беленина, который на протяжении более трех десятилетий являлся ближайшим помощником врачей. В. М. Беленин был настолько подготовленным медработником в области офтальмологии, что нередко с успехом замещал врача на амбулаторных приемах.

 

Ушное отделение


      В первые годы после ликвидации Кронштадтского мятежа во главе ЛОР — отделения стоял Р. А. Засосов (впоследствии профессор, генерал-майор медицинской службы). После него отоларингологом госпиталя был Г. А. Заринский, впоследствии назначенный помощником начальника госпиталя по медицинской части. После него отделением руководили И. С. Черноглаз, а затем А. В. Соколов. В 1940 г. начальником отделения был назначен военврач 2-го ранга А. М. Гафт.

 

Женское отделение


      Объединенное женское отделение фактически состояло из ряда отделений: гинекологического, терапевтического, хирургического и детского. Возглавлялось отделение врачами — гинекологами (В. А. Шубин, С. Г. Хаскин — впоследствии профессор, Б. А. Верзин, Б. К. Салтыков). Во вторую половину 30-х годов административные функции по Заведованию отделением возлагались на врачей-гинекологов (М. А. Стригин, Д. Г. Гольдман, А. Е.. Гофман). Штат среднего и младшего медицинского персонала был общий с госпиталем, за исключением детского отделения, в котором работали кроме врача-педиатра специально выделенные медицинские сестры и санитарки. В 30-е годы детским отделением последовательно ведали врачи: Парфенова, А. В. Галина, Сапогина, Тимофеева.
      Специальное детское отделение было организовано в 1921 г., когда в связи с высокой детской смертностью особая комиссия Кронштадтского исполкома приняла решение о переводе городской детской больницы в госпиталь, располагающий большими возможностями для квалифицированного лечения.

 

Родильное отделение


      До 1930 г. родильное отделение размещалось в 3-м барачном здании на территории госпиталя. В 1930 г. отделение было переведено в главное здание и занимало левое крыло 3-го этажа, рядом с женским отделением.
      В 1938 г. родильное отделение было передано в систему Кронштадтского горздравотдела с полным комплектом медсанхозимущества из расчета на 55 коек.

 

Стоматологическое отделение


      В 1928 г. при госпитале была организована зуботехническая лаборатория, возглавлявшаяся опытным, высокой квалификации зубным техником А. А. Подгуром (ныне — врач-протезист одной из стоматологических поликлиник г. Ленинграда). Первым заведующим отделением был кадровый морской врач А. Г. Шплет, работавший в госпитале еще в дореволюционные годы. После демобилизации в 1922 г. А. Г. Шплет продолжал работать в госпитале по вольному найму. В 1935 г. отделение возглавила врач-стоматолог О. М. Камышанец, зачисленная з кадры в 1939 г. В 1940 г. прибывает врач-протезист М. Б. Ямпольский, получивший специальную стоматологическую подготовку, а несколько позже на должность врача-специалиста в зуботехническую лабораторию прибыл М. А. Стосман.

 

Лечебная физкультура


      До 1935 г. методы лечебной физкультуры в полном смысле слова в госпитале не применялись. Функциональные методы лечения ограничивались применением массажа, проводимого медицинскими сестрами в палатах, и вначале робкими попытками ввести в практику хирургических отделений метод раннего вставания больных в послеоперационном периоде (в основном после аппендэктомий и грыжесечений).
      В 1934—1937 гг. в госпитале довольно широко начинает применяться трудотерапия. В кабинете трудотерапии, в госпитальных мастерских занимались группы больных из разных отделений по специально разработанным комплексам. Госпитальный опыт применения трудотерапии был одобрен рядом лечебных учреждений (военных и гражданских), причем было высказано пожелание поделиться этим опытом на страницах медицинской периодической печати. Результатом этого явилось опубликование статьи Д. Г. Гольдмана «Трудовые процессы в условиях хирургического отделения» (Нов. хир. архив, 1936, № 1),
      В подавляющем большинстве случаев правильно примененная трудотерапия благотворно сказывалась на общем самочувствии больных и, несомненно, способствовала успешному лечению основного заболевания.
      Важной вехой на пути внедрения ЛФК в госпитале было введение в эти годы штатной должности врачей-специалистов по ЛФК. С приходом квалифицированных методистов, ЛФК стала проводиться планомерно, показания к ее применению постепенно расширяются, и вскоре метод завоевал признание всех лечебных отделений госпиталя.
      Применение ЛФК при лечении военных травм, давшее хорошие результаты в период войны с белофиннами, послужило основанием для использования этого метода в широких масштабах в период Великой Отечественной войны.
      В 30-х годах кабинет ЛФК находился в системе физиотерапии, во главе кабинета стоял врач ЛФК М. Е. Высогорец. В 1940 г. прибыла в госпиталь методист ЛФК Г. С. Бова.

 

Физиотерапевтическое отделение


      До 1924 г. физические методы лечения в госпитале ограничивались, главным образом, применением различных водолечебных процедур и использованием пантостата как источника гальванического и фарадического токов. В основном, физические методы лечения применялись при заболеваниях нервной системы. В 1924 г. кабинет начинает пополняться светолучевой аппаратурой, ртутно-кварцевой лампой, лампой «Соллюкс» и другими приборами и аппаратами. В последующие годы при кабинете организуется грязелечение. В 1934—1935 гг. проводятся дальнейшие работы по переоборудованию и модернизации кабинета. В 1936 г. в госпитале смонтирована установка токов высокой частоты (УВЧ).
      В первые годы после гражданской войны физиотерапевтическим отделением ведал невропатолог госпиталя П. М. Алтухов, а с 1935 г. во главе отделения стоит уже квалифицированный физиотерапевт, прошедший школу в Севастопольском институте имени Сеченова у профессора Щербака, — военврач 2-го ранга А. А. Смолянов. В 1939 г. отделение возглавляет прибывший из запаса высококвалифици рованный физиотерапевт Г. Е. Гонтарев, вскоре переведенный на должность начальника Ленинградского военно-морского госпиталя.

 

Рентгеновское отделение


      Рентгеновский кабинет Кронштадтского морского госпиталя — один из старейших в России — в первые годы после революции обслуживал больных и раненых аппаратурой, установленной еще в 1912 г. В 1924 г. кабинет был усилен аппаратом, снятым с царской яхты «Штандарт», но это дало весьма незначительный эффект. Только с 1930 г. рентгеновский кабинет начинает расширяться. В нем устанавливается мощный 4-кинетронный аппарат. Работа в кабинете значительно возросла. С 1922 г. рентгеновским кабинетом ведал П. М. Алтухов, а с 1930 до 1938 гг. - П. И. Быков (ныне полковник медицинской службы в отставке). В 1939 г. рентгеновский кабинет капитально реорганизуется и переоборудуется в рентгенологическое отделение. В 1940 г. отделение состояло уже из четырех кабинетов: трех рентгено-диагностических и одного рентгено-терапевтического. С 1939 г. в заведование отделением вступил военврач 2-го ранга А. И. Меркулов (впоследствии доктор медицинских наук, профессор). Многие годы в качестве рентгено-техника работала Т. В. Ипполитова — серьезный и вдумчивый работник, много труда и энергии отдававшая общественной работе, особенно с молодежью.

 

Патологоанатомический кабинет


      С 1922 по 1923 гг. заведующим патолого-анатомическим кабинетом был В. Г. Гаршин — племянник известного русского писателя В. Гаршина, ставший впоследствии крупным советским патологоанатомом, действительным членом АМН СССР, профессором кафедры патологической анатомии 1-го Ленинградского медицинского института им. академика И. П. Павлова. Он же возглавлял работу госпитальной лаборатории. В. Г. Гаршина сменил прибывший с Аму-Дарьинской флотилии, широко эрудированный врач В. Н. Бельхерт, пробывший в госпитале более шести лет. В 30-е годы прозектором госпиталя стал П. А. Максименко, получивший специальную подготовку в Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова. Лаборантом-препаратором в патолого-анатомическом кабинете работала Н. В. Лубо, дочь В. К. Лубо — ведущего хирурга госпиталя. Она отдала кабинету много труда и энергии. Консультантом патологоанатомом состоял старший преподаватель Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова А. А. Васильев.

 

Лаборатория


      Лабораторным методам исследования во все времена уделялось в госпитале большое внимание. В советское время лаборатория размещается в том же помещении, где в свое время трудились такие крупные отечественные микробиологи, как: В. И. Исаев и Г. Д. Беленовский (член-корреспондент АН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР). До сих пор еще многое в госпитальной лаборатории напоминает об их деятельности. В период 1922—1940 гг. лабораторией руководили: В. Г. Гаршин, В. Н. Бельхерт, С. А. Веденяпин, В. А. Морев, С. Ф. Либих, К. А. Александров, Л. Д. Балашенко.

 

Аптека


      Госпитальная аптека и поныне размещается на территории госпиталя в первом этаже старого «аптечного» здания» постройки второй половины XIX века.
      С первых дней Советской власти аптеку возглавляли высококвалифицированные провизоры и фармацевты с большим опытом военно-морской службы, немало содействующие успешной работе медицинских отделений госпиталя: И. Р. Фрузинский, Копеваков, Л. К. Ланге (ныне врач, полковник медицинской службы в отставке), Смилгин, А. И. Агафонов, И. Ф. Роговой, М. М. Садкин, Дядькин и др.
      Светлую память о себе оставил А. А. Генин — пом. начальника аптеки, погибший в августе 1941 г. при потоплении транспорта с ранеными от бомбежки фашистских самолетов. А. А. Генин пользовался большим уважением и всеобщей любовью среди своих сослуживцев.

 

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА В ГОСПИТАЛЕ


      Высокое качество лечебно-профилактической деятельности госпиталя в значительной степени обязано широко развернутой научно-исследовательской работе.
      Сразу же после окончания гражданской войны возобновило работу научное общество морских врачей, реорганизованное в общество врачей в Кронштадте. Эта форма коллективного научного труда обновляется, в нее вносятся новые положения, ставятся новые задачи.
      8 марта 1926 г. на собрании учредителей был принят устав Кронштадтского общества врачей, в котором, в частности, говорится: «Кронштадтское научное общество врачей ставит своей целью: а) объединение всех медицинских врачей, работающих на территории г. Кронштадта и Крепостного района, на почве научного совершенствования и привлечения к научной работе; б) способствование научной разработке медицинских вопросов; в) освещение врачебной деятельности по Кронштадту, распространение соответствующих медицинских знаний среди населения Кронштадта и пробуждение интересов к задачам общества в общественной среде; г) содействие в работе местных органов НКЗ в деле оздоровления населения.
      Для осуществления указанных целей общество — а) заслушивает и обсуждает в своих заседаниях научные доклады, рефераты, отчеты и проч.; 6) устраивает публичные собрания, лекции, чтения и т. д.; в) организует сбор наблюдений, материалов по отдельным научным вопросам, поездки, экскурсии и т. п.; г) устраивает музеи, выставки и проч: д) создает библиоаеку; е) печатает свои труды; ж) участвует по предложению органов НКЗ в разного рода комиссиях, имеющих задачей научную разработку вопросов, связанных с делом оздоровления населения, давая свое компетентное заключение на них; з) входит в сношение с другими медицинскими обществами по вопросу своей специальности».
      Первым председателем общества был избран главный врач госпиталя П. М. Розанов.
      Наряду с демонстрацией больных на заседаниях научных конференций ставятся доклады и сообщения на актуальные теоретические темы, а также на темы, связанные с жизнью и деятельностью ВМФ (улучшение медицинского обеспечения личного состава ВМФ; создание гигиенических условий труда и быта военнослужащих; повышение квалификации медицинских кадров флота и др.).
      Кронштадтский морской госпиталь предоставлял военно-морским врачам богатые материальные возможности для научной работы. С первых дней существования советского здравоохранения в нем осуществлено единство медицинской теории и практики.
      Значительная часть докладов и сообщений, сделанных на заседаниях общества Кронштадтских врачей и врачебных конференциях в период с 1921 по 1941 гг., была опубликована в различных медицинских журналах, в периодических изданиях, а также в виде отдельных брошюр и монографий. Авторами их были: И. И. Басалаев, Г. А. Воробьев, Д. Г. Гольдман, В. В. Груздев, Г. А. Заринский, В. М. Иванов, В. К. Лубо, А. Меркулов, Н. А. Подкопаев, М. Попов, И. М. Реммель. Некоторые доклады были вынесены на заседания Ленинградских военно-медицинских обществ, а также на Всесоюзные съезды (хирургов, физиотерапевтов, отоларингологов).
      Прекрасно оснащенная лаборатория всегда служила местом, где проводились врачами-клиницистами различные экспериментальные исследования. Этому в немалой степени содействовало наличие при лаборатории хорошо оборудованного вивария. Из стен лаборатории Кронштадтского госпиталя вышла целая серия работ, в том числе и диссертационных, многие из которых не утратили значения и в наше время.
      Патолого-анатомический кабинет обеспечивал потребности научных исследований, а также подготовку материалов для клинико-анатомических конференций. Эти конференции, имеющие целью теоретическое и практическое изучение секционного и операционного материала, проводились в госпитале не реже одного раза в месяц. На них разбирались причины ошибочных диагностических заключений как клинических, так и патологоанатомических.
      Большую помощь в научной работе врачей оказывала медицинская библиотека госпиталя, считавшаяся лучшей в системе военно-лечебных учреждений ВМФ, Книжный фонд госпитальной библиотеки непрерывно возрастал. К десяткам тысяч книг, заботливо сбереженных в годы гражданской войны, прибавляются многие тысячи книг, полученные библиотекой в годы восстановительного периода. Руководили работой библиотеки на общественных началах врачи: Р. А. Засосов, Ф. Ф. Андреев, Н. М. Лешкашели, Г. А. Заринский, В. Ф. Груздев и др. В 30-е годы заведовала библиотекой С. А. Верзина.

 

УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ И ПОДГОТОВКА КАДРОВ МЕДИЦИНСКОЙ СЛУЖБЫ В ГОСПИТАЛЕ


      Высокая квалификация руководящего врачебного состава, разнообразный контингент больных и хорошее оборудование отделений госпиталя привлекали к нему внимание как к базе подготовки и совершенствования медицинского состава. Врачи госпиталя ддя своего совершенствования по специальности посещали Ленинградские клиники, выписывали отечественную и иностранную литературу. Участие в научно-исследовательской работе также обогащало запасы знаний госпитальных врачей. Наряду с этим практикуется ежегодное прикомандирование к госпиталю молодых врачей, окончивших Военно-медицинскую академию, на стажировку. После прохождения стажа они расписывались на корабли и части Флота. Эта стажировка проводилась по специальной программе под руководством врачей-специалистов госпиталя.
      В зимних условиях многие корабельные врачи приходили в госпиталь по личной инициативе и получали практику у постели больного. В последние годы такой порядок был узаконен приказом командования и с тех пор значительная часть врачей флота и береговых частей стала регулярно прикомандировываться к госпиталю. Так, например, в 1925 г. прибыл с бригады эсминцев врач В. И. Кудинов, впоследствии начальник Медицинского управления ВМФ, генерал-майор медицинской службы, в 1930 г. — врачи В. М. Матвеев — с учебного корабля «Комсомолец», С. В. Леонтьев — из электро-минной школы, М. В. Сандитурский — старший врач стрелкового полка, П. А. Румянцев — врач артиллерийского полка и др.
      Все прибывающие в госпиталь врачи, как правило, не только активно включались в лечебно-профилактическую работу, но и принимали живейшее участие в общественной и политической работе, этим немало содействуя успешной деятельности госпиталя.
      Корабельные врачи и врачи гарнизона регулярно посещали научно-медицинские конференции госпиталя, принимали в них активное участие и нередко выступали с интересными докладами и сообщениями.
      Усовершенствование врачей базы и гарнизона производилось также путем организации эпизодических курсов по неотложной хирургии, по вопросам санитарно-химической защиты и т. п., а также в порядке командирской учебы.
      В эти годы заметно обнаружилась тяга к дальнейшей учебе и среди фельдшеров. В 1923—1926 гг. поступили в медицинские ВУЗы Ленинграда лекпомы: И. И. Басалаев, И. Г. Титов, Т. А. Кузьмин, М. Т. Комиссаров, П. А. Максименко, П. И. Быков, С. Г. Сукорский, А. Г. Назаров, А. П. Никитин и многие другие.
      Большинство из них, имея за плечами большой опыт военно-морской службы, успешно закончив учебу, становились врачами-организаторами, флагманскими специалистами флота, ведущими специалистами военно-морских лечебно-профилактических учреждений. Многие из бывших фельдшеров впоследствии занимали ряд руководящих постов в системе медицинской службы ВМФ. Некоторые выросли в видных преподавателей медицинских ВУЗов Ленинграда.
      Усовершенствование среднего медицинского состава, начавшееся с первых лет Советской власти, охватывало не только работников госпиталя, которые, в основном, находились под наблюдением врачей, но главным образом средний медсостав морской базы, которому нередко приходилось работать совершенно самостоятельно. Важность таких мероприятий можно было оценить в периоды войны с белофиннами и особенно во время Великой Отечественной войны, когда наличие большого количества сестер, знакомых с работой в перевязочной, дачей наркоза и техникой наложения гипсовых повязок, во многом облегчило работу госпиталя.
      Усовершенствование среднего медсостава на курсах проходило дифференцирование, ввиду крайне разнообразного состава по стажу работы (от одного года до 35 лет), по общей подготовленности (окончившие медтехникумы, фельдшерские школы, курсы сестер РОК К, общинные сестры и т. п.), по служебному положению (военнослужащие и вольнонаемные), по месту работу (в госпитале, на корабле, в части) и т. д. В связи с этим и сроки обучения, и программы для отдельных групп были различны.
      Первым заведующим курсами был М. И. Реммель, затем Г. А. Заринский и Б. А. Верзин. В дальнейшем курсами ведали помощники начальника госпиталя по медчасти — А. Г. Назаров, С. М. Смирнов и Б. М. Скворцов.
      В общей сложности на курсах деквалификации было подготовлено около 150 медицинских и ясельных сестер, которые хорошо проявили себя на практической работе в госпитале и в городских лечебно-профилактических учреждениях Кронштадта.
      Помимо усовершенствования медицинских кадров, госпиталь участвовал и в подготовке их. В послереволюционное время прикомандирование слушателей Военно-медицинской академии к госпиталю вначале не носило систематического характера. Были годы, когда на летнюю практику прибывали группы 4-го и 5-го курсов в количестве 30 —50 человек, то есть почти все те, кто впоследствии предназначался для службы во флоте. В другие годы на такое прикомандирование к госпиталю выделялось всего лишь 1—2 слушателя. Остальные распределялись по медицинским службам кораблей и частей флота. Занятия со слушателями академии проводились строго по специальным программам.
      В 1933 г. Академией вновь были переработаны учебный план и программы по военно-морским и морским медицинским научным дисциплинам на зимний и летний период для слушателей, проходящих подготовку к службе на кораблях и в частях ВМФ.
      Помимо слушателей военно-медицинских учебных заведений в госпитале почти ежегодно проходили летнюю практику по несколько человек студентов гражданских медицинских высших учебных заведений Ленинграда.
      Для переподготовки санитарных старшин в лекарские помощники в 1935 г. при госпитале были созданы краткосрочные курсы.
      В 1938 г. в госпитале были организованы занятия с целью обучения санитарных старшин крупных кораблей обязанностям операционной сестры и приобретения навыков работы в операционной в корабельных условиях.
      Для подготовки младших специалистов медицинской службы ВМФ при госпитале в 1934 г. была организована школа санитарных старшин и санитарных инструкторов. Начальником школы обычно являлся один из врачей госпиталя (Н. А. Белоусов, И. М. Реммель, А. Е. Ааронов). Подготовка продолжалась 10 месяцев, из которых 6 месяцев отводилось занятиям в госпитале и 4 месяца на корабле. Время обучения санитарных инструкторов приурочивалось на конец 2-го года службы курсанта, т. е. ко времени, когда заканчивают обучение классы специалистов-старшин. По окончании срока обязательной действительной службы санитарный инструктор, по его желанию, мог быть аттестован на сверхсрочную службу.
      В сентябре 1938 г. на базе госпиталя было организовано Военно-медицинское училище. Начальником училища был назначен военврач 2-го ранга А. Е. Ааронов, до этого — начальник школы санитарных инструкторов. Классные помещения, учебные кабинеты, лаборатория и управление училища вместе с учебным отделом размещались в госпитале, занимая почти весь центральный сектор 3-го этажа и правое крыло 2-го этажа. Общежитие курсантов находилось в казарменном помещении вне госпиталя. В училище принимались лица с законченным средним образованием; оно выпускало хорошо подготовленных морских офицеров-фельдшеров.
      Для восполнения резкого недостатка в медицинских сестрах в 1921 г. по инициативе командования госпиталя были созданы курсы для среднего медицинского персонала. На курсах обучалось 40 человек, которые после выпуска и были направлены на укомплектование недостающих кадров лечебных учреждений флота.
      В 1934—1935 учебном году при госпитале были организованы курсы медицинских сестер по ускоренной шестимесячной программе РОКК. На курсах занималось 40 человек, главным образом, санитарок, материальщиц, даже уборщиц госпиталя. Несколько человек было принято из Кронштадтской городской поликлиники. Руководителем курсов был врач-рентгенолог П. И. Быков. Бывшая уборщица госпиталя Ускова, получившая звание медицинской сестры, поступила затем учиться в медицинский институт. Выпуск курсов состоялся в апреле 1935 г. Окончившие курсы получили звание медицинской сестры РОКК. Часть из них в следующий очередной набор продолжали свое обучение в открывшемся при госпитале вечернем медицинском техникуме, получившем название «курсы деквалификации медицинских сестер». Вечерний техникум по подготовке медицинских сестер без отрыва от производства из лиц, не имеющих среднего медицинского образования, санитарок, материальщиц и др. профессий, сделал в 1935—1937 учебных годах несколько выпусков.
      После окончания гражданской войны при Кронштадтском морском госпитале была создана команда военных санитаров .Штат ее был определен в 60 человек. Основная часть команды несла обязанности санитаров в отделениях, главным образом в психиатрическом отделении и при горячечных больных, остальные обслуживали паросиловое хозяйство госпиталя, работали машинистами, кочегарами, электриками, а также несли обязанности охранно-пожарной службы. Специальной военно-санитарной подготовки в этой команде не было, проводились только отдельные занятия и беседы на медицинские темы. Регулярными были политзанятия. С санитарками во всех отделениях проводились два раза в месяц обязательные занятия по повышению их квалификации.

 

ПАРТИЙНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ РАБОТА В ГОСПИТАЛЕ


      С первых дней налаживания нормальной госпитальной жизни неотъемлемую часть всей работы госпиталя занимала партийно-политическая работа.
      Весной 1921 г. партия и советский народ под руководством В. И. Ленина совершили исторический поворот от политики военного коммунизма к новой экономической политике. Партийная организация госпиталя проводила большую работу среди личного состава по разъяснению сущности НЭПа и его необходимости в целях прогресса экономики страны и улучшения благосостояния народа.
      Среди сотрудников госпиталя наблюдается подъем инициативы и трудовой энергии. Когда Советское правительство организовало всенародную борьбу с голодом, весь медперсонал госпиталя, путем отчислений от заработной платы, оказывал посильную помощь голодающим. В марте 1922 г. была создана комиссия помощи голодающим под председательством главного врача госпиталя В. В. Яновского. В состав комиссии вошли: парторг т. Громов, политрук т. Бубнов, кузнец т. Турин, секретарь союза молодежи т. Складовский. В начале 1923 г. было постановлено, что военнослужащие госпиталя отчисляют каждый месяц однодневный продовольственный паек, получаемый по нормам морского снабжения.
      На призывы ВКП (б) и общественных организаций об усилении смычки города с деревней и об оказании помощи первому большевистскому севу е 1930 г., коллектив работников госпиталя откликнулся с энтузиазмом и взял шефство над одной волостью в Ленинградской области. Эта работа заключалась в посылке туда политической и художественной литературы, газет, журналов, декораций для клуба. Врачи госпиталя проводили амбулаторные приемы больных, медицинские осмотры крестьян, давали консультации медработникам села, читали там популярные лекции на медицинские темы.
      Госпиталь активно включается в проведение политических кампаний, месячников, недель, которые составляли характерную особенность политработы в первые годы после гражданской войны. В этом отношении можно указать на проведение «Недели Красного Флота» в 1922 г., «Недели обороны» в 1927 г. «Недели дисциплины», «Недели красной казармы» и т. п.
      Высоким патриотическим подъемом отмечались избирательные кампании по выборам в Верховный Совет СССР и РСФСР и в областные, городские и районные советы. Значительная часть врачей являлась агитаторами, обеспечивающими стопроцентное участие избирателей в выборах и морально-политическое единство блока коммунистов и беспартийных.
      Широкое участие в политической работе принимали почти все врачи и медицинские сестры отделений. Они проводили в палатах читки газет, беседы по вопросам международной и внутренней политики Советского Союза, рассказывали о важнейших мероприятиях Партии и Правительства.
      Политработники госпиталя деятельно помогали командованию преодолевать многочисленные хозяйственные трудности, вынося наиболее актуальные вопросы в вышестоящие парторганизации и политорганы.
      Активно работала госпитальная комсомольская организация, выросшая за счет вовлечения лучшей молодежи. Особенно эта работа оживилась, когда в госпиталь в 1938—1939 гг. влились новые кадры медсестер, среди которых были члены партии и лица с опытом комсомольской работы (А. Е. Кузьмина, А. Щенникова, В. Ф. Авдеева и др.).
      Широко была развернута работа в общей госпитальной библиотеке. Ежедневно по палатам распределялись газеты «Красная Звезда», «Красный Балтийский Флот» и др. Специальные фонды литературы выделялись для отделений, больные которых не могли пользоваться общей библиотекой.
      Большое внимание уделялось художественной самодеятельности. Особенно успешно эта работа проводилась в 1932—1938 гг. Значительную роль в развертывании массовой культурно-просветительной работы имел госпитальный клуб, красные уголки и ленинские палаты в отделениях. Много внимания уделялось стенной печати. Через месяц после ликвидации мятежа, ко дню празднования 1 мая 1921 г., вышел первый номер газеты «Голос госпиталя». В этом номере нашли свое место праздничные поздравления лечившимся и выздоравливающим воинам, освобождавшим Кронштадт от банд белогвардейцев и мятежников. Там же были помещены красочно оформленные изъявления благодарности раненых воинов лечащим врачам и обслуживающему персоналу госпиталя. Газета выходила регулярно и подробно отражала трудовые будни госпиталя.
      В 1922 г. в госпитале выпускается газета «Красный госпиталь», переименованная в 1923 г. в «Прожектор». Эта газета всегда хорошо оформлялась и получила хороший отзыв на смотре стенных газет базы.
      Более высокого уровня стенная печать госпиталя достигает в 30-е годы, когда она выходит под названием «Кузница здоровья». Опираясь на свой актив, редколлегия «Кузницы здоровья» оказывала большую помощь командованию и партийной организации в борьбе за повышение качества лечебного дела, а также в организации и проведении воспитательной работы среди сотрудников.
      Вся деятельность коллектива госпиталя по лечению и уходу достойно оценивалась находящимися на излечении в госпитале больными и ранеными генералами и адмиралами, офицерами, старшинами и сержантами, матросами и солдатами. Это находило свое отражение в многочисленных благодарственных публикациях в местной и центральной печати, письмах в адрес командования и непосредственно медицинским работникам в виде записей в отделенческих книгах отзывов и т. д.
      В эти годы госпиталь посетили выдающиеся государственные и военные деятели. Среди них маршалы Советского Союза К. Е. Ворошилов, С. М. Буденный, М. Н. Тухачевский, заместитель Народного Комиссара Здравоохранения и начальник Главного Военно-санитарного управления 3. П. Соловьев, адмирал флота И. С. Исаков, адмиралы Л. В. Галлер, В. Ф. Трибуц и многие другие видные деятели Армии и Флота. Все они, как правило, давали высокую оценку госпиталю, всемерно помогали в решении стоявших перед ним важных задач.

 

ХОЗЯЙСТВО ГОСПИТАЛЯ


      После гражданской войны начался период восстановления и реконструкции Краснознаменного Балтийского флота. С введения НЭПа начался неуклонный рост благоустройства Кронштадтского морского госпиталя. Строительная часть порта приступила к ремонту крыши главного здания, некоторых отделений, кочегарки и др. Недостатков в снабжении медикаментами почти не было. Перебои в снабжении ватой были ликвидированы путем получения в порту в достаточном количестве высокосортной пакли. Однако, материальное снабжение сотрудников госпиталя, продолжало оставаться тяжелым. Военнослужащие — врачи и политработники снабжались по нормам ниже строевых командиров. Этот вопрос обсуждался на 4-й общефлотской партийной конференции, которая в своих решениях постановила: «Обратить внимание на тяжелое материальное положение военнослужащих госпиталя и приравнять их к строевому составу».
      В то же время НЭП выдвинул серьезную проблему — питание гражданских больных госпиталя. До НЭПа, при военном коммунизме, все больные госпиталя, независимо от их принадлежности к категории военнослужащих или к гражданскому населению, довольствовались на равных правах. Но как только НЭП вошел в жизнь, обстановка коренным образом изменилась: в то время, как военное ведомство обязалось отпускать на больных 200 пайков и такое же количество пайков выделило морское ведомство, гражданские больные, для которых требовалось также не менее 200 пайков, оказались не обеспеченными продуктами питания. Кронпродбаза, ссылаясь на отсутствие выделенных фондов, отказалась дать взаимообразно госпиталю продовольствие на гражданских больных. Возникла тяжелая ситуация — кормить гражданских больных было нечем. Не помогло и вмешательство командующего флотом Э. С. Панцержанского и помощника коменданта крепости по политической части тов. Зосимова. Много трудов и энергии положили политработники госпиталя в лице комиссара А. П. Топленникова и его помощника В. А. Гольдберга, чтобы, наконец, через партийные организации Петрограда добиться разрешения на отпуск госпиталю продовольственных пайков для всех гражданских больных.
      В 1924 г. Кронштадт постигло большое бедствие — наводнение, которое по своим размерам превзошло наводнение 1824 г. Все последствия, причиненные им, были устранены в короткий срок благодаря энергии местных властей и самоотверженной борьбе трудящихся города с разбушевавшейся стихией. Как всегда, и в этом случае госпиталь оказался на переднем крае борьбы с постигшим Кронштадт несчастьем. Врачи госпиталя оказывали медицинскую помощь пострадавшим не только в стенах самого госпиталя, но и направляли укомплектованные медицинские отряды в сильно пострадавшие районы города для оказания неотложной помощи жертвам разбушевавшейся стихии. Все это делалось, несмотря на то, что прибывавшая с колоссальной силой вода заливала территорию госпиталя и создавала угрозу затопления его жизненно-важных узлов и помещений.
      В приказе по Управлению санитарной частью Балтфлота от 30.IX.1924 г., с объявлением благодарности сотрудникам Кронморгоспиталя за самоотверженную работу во время наводнения говорилось: «... в Кронморгоспитале во время наводнения были затоплены: аптека, склады, подвалы, ледники, дворы и сады, причем бараки и отдельные здания были разобщены водою, достигавшей до пояса. Личным составом госпиталя были приняты энергичные меры по переноске больных из окруженных водою бараков в верхние этажи главного здания и по спасению имущества, находящегося в первых этажах зданий. Благодаря принятым мерам, наиболее ценное имущество и медикаменты были предохранены от порчи. Работа по спасению имущества и особенно переноска больных на носилках и просто на руках происходила при чрезвычайно трудных условиях: многие работали по пояс в холодной и бурной воде, при ветре, ломавшем и вырывавшем с корнем деревья, в темноте, с опасностью для здоровья и жизни».
      С 1938 по 1940 гг. в госпитале проводился капитальный ремонт помещений и оборудования. Много труда и инициативы вложил в эту работу помощник начальника госпиталя по МТО, интендант 3-го ранга В. И. Жуков, офицеры интендантской службы тт. М. А. Иванов, Д. К. Здор, А. И. Шемякин, С. С. Мордухович и др. К этому времени техническое состояние котельной и паросилового хозяйства находилось в неудовлетворительном состоянии и часто выходило из строя. Внутригоспитальные помещения десятки лет не ремонтировались и имели грязный запущенный вид. В коридорах, особенно на первом этаже, было настроено много разных кладовых, перегородок, которые захламляли и затемняли помещение и нарушали первоначальный ансамбль планировки госпиталя. Хозяйственной службой госпиталя при содействии строительных организаций крепости была проведена большая работа по замене изношенных котлов и бойлеров на новые, замене сотен метров пароводопроводов и других технических устройств. В новое помещение было переведено приемное отделение и оборудовано по пропускной системе, отремонтированы помещения всех медицинских отделений, коридоров, лестничных клеток, крыши госпиталя и др. служебно-хозяйственных построек. К 1940 г. все работы по ремонту и благоустройству госпиталя были полностью закончены.

 

ГОСПИТАЛЬ НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ


      Разгоревшаяся вторая мировая война поставила перед Советским правительством задачу обеспечения безопасности границ нашего государства. В ноябре 1939 г. реакционные круги буржуазной Финляндии развязали войну с Советским Союзом. В период войны с белофиннами зимой 1939—1940 гг. Кронштадтский морской госпиталь принимал активное участие в лечении раненых, больных и обмороженных, поступающих с театра военных действий. Весь период войны эвакуация раненых моряков в основном производилась в Кронштадтский госпиталь, который одновременно выполнял функции передового и тылового лечебного учреждения Балтийского флота. Ряд работников госпиталя: военврач 2-го ранга А. Е. Гофман, военврач 3-го ранга X. В. Сытдыков, врачи запаса Е. В. Васильева, А. А. Шкоков, политрук И. Н. Швыдков, санинструкторы В. П. Синицын и Н. Бауман, краснофлотец — шофер Тимошенко и др. принимали непосредственное участие в боях с белофиннами. За самоотверженную и образцовую работу в боевых условиях ряд врачей госпиталя был награжден правительственными наградами: бригврач А. П. Никитин — орденом Красной Звезды, И. И. Чинченко — медалью «За трудовую доблесть», врач Е. В. Васильева — медалью «За отвагу».
      Война с белофиннами в 1939—1940 гг. явилась для госпиталя испытанием его способности к быстрой перестройке своей работы на случай войны и организации медицинской помощи при массовом поступлении раненых и больных в условиях боевой обстановки.
      В 1940 г. Прибалтийские государства — Эстония, Латвия и Литва вошли в состав Советского Союза. Краснознаменный Балтийский флот получил новые порты и гавани в Финском заливе и на восточном побережье Балтийского моря.
      Кронштадтский морской госпиталь выделил из своего состава врачей, сестер и других медицинских работников для организации медицинской службы во вновь организованных военно-морских базах Балтийского флота.
      Поступательное развитие советского здравоохранения, весь мирный ход хозяйственного и культурного развития нашей Родины были прерваны вероломным нападением на Советский Союз фашистской Германии.
      Для Кронштадтского военно-морского госпиталя наступила новая полоса суровых испытаний, трагических ситуаций и тяжелых потерь.

 




М. А. Гуртов — комиссар госпиталя (с 1938 по 1940 г.)

       М. А. Гуртов — комиссар госпиталя
       (с 1938 по 1940 г.)

Ф. Ф. Андреев — генерал-лейтенант медицинской службы, профессор. Ординатор Кронштадтского Морского госпиталя (1932 г.)

     Ф. Ф. Андреев — генерал-лейтенант
     медицинской службы, профессор.Ординатор
     Кронштадтского Морского госпиталя (1932 г.)

В. К. Лубо и А. Л. Поленов (1935 г.)

В. К. Лубо и А. Л. Поленов
(1935 г.)

Р. А. Засосов — генерал-майор медицинской службы, профессор. Ординатор Кронштадтского Морского госпиталя (1920 г.)

      Р. А. Засосов — генерал-майор медицинской
      службы, профессор. Ординатор
      Кронштадтского Морского госпиталя (1920 г.)

В. Ф. Груздев — начальник глазного отделения госпиталя (1932 г.)

      В. Ф. Груздев — начальник глазного отделения
     госпиталя (1932 г.)

С. Г. Хаскин — профессор, начальник родильного отделения госпиталя (1927 г.)

     С. Г. Хаскин — профессор, начальник
     родильного отделения госпиталя
     (1927 г.)

П. М. Алтухов — начальник физиотерапевтического отделения госпиталя (1928 г.)

     П. М. Алтухов — начальник
     физиотерапевтического
     отделения госпиталя (1928 г.)

В. Г. Гаршин — действительный член АМН СССР, профессор. Начальник патологоанатомического отделения госпиталя (с 1922 по 1923 г.)

     В. Г. Гаршин — действительный член
     АМН СССР, профессор.
     Начальник патологоанатомического
     отделения госпиталя (1928 г.)

А. Л. Поленов — действительный член АМН СССР, профессор (1940 г.)

     А. Л. Поленов — действительный член
     АМН СССР, профессор (1940 г.)

 <<< Глава IV Глава VI >>> 
   © Кронштадт, Валерий Играев, 2003 — 2008. * kronstadt@list.ru